Художник и Поэт: творчество Лилии Ивановны и Юрия Михайловича Ключниковых
Корни Печать E-mail

И дух и дых —
Родня по корню.
Душа, дыша, трепещет в нас,
Переболев, как в детстве корью,
Игрою слов,
Нарядом фраз.
Они ложатся слой за слоем
На землю-память сонмы слов,
Сыны единственного Слова -
Основы всех наших основ.
И потому, чем дали мглистей,
Тем молчаливей,
Тем верней
Под шорохи осенних листьев
Вникаем в шорохи корней.

1980

* * *

Заговори о Боге, о любви
На перекрестках жизненных сегодня —
Иными будешь выслушан людьми
С недоуменьем, с яростью животной.
Они готовы пасть на землю ниц,
Молясь божкам грошовым обихода,
Прости несчастных бестий и тупиц
И пожелай им в будущем свободы.
Не за горами время уж, когда
Слыть атеистом станет неприлично,
Вновь легионы будут ждать Суда
И милосердья Бога, и величья.
Чтоб кто-то вновь, тоскуя и любя,
В разладе с модой, в несогласье с веком,
Шагал, надеясь только на себя,
На право стать когда-то человеком!
 
* * *

В деревянном старом доме
Мы ночуем на соломе,
В этом доме домовые
До утра в сенях стучат.
Что-то очень дорогое
И родное сердце ловит
Друг у друга в потонувших
В черном омуте очах.
Не спугнуть бы только словом,
Даже вздохом, даже думой
Из глубин души поднявшееся
Чистое тепло.
Много лет назад за Волгой
Или, может быть, под Тулой
Пролилось оно на сердце
И на дно его легло.
Мы его похоронили,
Нам казалось, и надолго
Заросло оно рубцами
От густых житейских драк.
Но теперь опять под Тулой
Или, может быть, за Волгой
Поднялась святая память
В деревенский добрый мрак.
Нам бы утром да при солнце
Улыбнуться бы друг другу
И запомнить, и запомнить
Полуночные глаза.
До свидания, деревня,
До свиданья пятый угол,
Там, где теплится лампада
И темнеют образа.

***

В тягостном душевном запустенье
Только прикоснусь к его строке –
И потонут все ночные тени
В этой вечно утренней реке.
Перед тем, как кануть в океане,
Величав реки прощальный бег.
Тайной никакой не затуманен
Ясноглазый рыжий человек.
Что гаданья? Все гаданья – мимо.
Он ведь сам успел нам дать понять:
Быть поэтом – значит Серафима
Огненную волю исполнять.
И свечой горя в тумане тусклом,
Пробиваясь ландышем в пыли,
Каждой жилкой биться вместе с пульсом,
Русским пульсом Матери-Земли.
И арапской кровью не погребав,
У святош и хамов не в чести,
Вечный зов, чужого черни, Неба,
Как завет Отцовский пронести.