Художник и Поэт: творчество Лилии Ивановны и Юрия Михайловича Ключниковых
Новая антология французской поэзии Печать E-mail

Сборник переводов из французской поэзии Юрия Ключникова «Откуда ты приходишь, красота?» -явление по-своему уникальное. Пожалуй, это самый большой и представительный сборник французских стихов, выполненный одним переводчиком.

Хронологически книга охватывает всю историю французской поэзии – с XII по XX век - целых девять веков, которые представлены более, чем пятьюдесятью поэтами и более двумястами стихотворений! При этом даже такие исключительно трудные для перевода поэты, как Стефан Малларме и Поль Валерии (мастера темной герметической поэзии) не обойдены вниманием переводчика.

И вот что я еще заметил: в переводах Ю. Ключникова эти мастера сложной, зашифрованной поэзии звучат по-русски гораздо прозрачнее, чем в оригинале. То есть переводчик невольно производит расшифровку малопонятных даже для читателя-француза текстов, давая свою интерпретацию их смысла. Правда, оба стихотворения Поля Валерии принадлежат к числу его ранних произведений, вошедших в первый сборник этого автора «Альбом старых стихов». Но относительно стихотворений Малларме такое не скажешь: он представлен главным образом поздними стихами.

Несколько слов об особенностях французской поэзии. Прежде всего, в отличие от силлабо-тонической (немецкой, английской или русской) она лишь силлабическая. Иначе говоря, француз считает количество слогов в стихе, не обращая внимания на соразмерность слогов ударных и безударных. Это связано с особенностью французского языка, где ударение фиксировано строго на последнем слоге. Так французы говорят «Пушк’ин», «Гог ‘оль», « Достоевск’и». Странно , причудливо, но тут уж, как говорится, ничего не поделаешь.

Отсюда проистекает и еще одна особенность французских стихов: нельзя судить по одной строке даже самого большого поэта данной страны, стихи у него или проза. Вот когда произнесут вторую строчку и в ней будет точно такое же количество слогов, тогда можно понять, что дело имеешь с поэзией. Какая разница с русскими или немецкими стихами…

В 20-е и 30-е годы XX века чуть ли не все французские поэты были сюрреалистами (исключения можно пересчитать по пальцам: П. Клодель, П. Валери, Сен-Жон Перс). А после Второй мировой войн почти все стихотворцы также дружно перешли на верлибр, отказавшись от рифмы и соблюдения числа слогов. Кстати, давно было замечено, что число рифм во французском языке ограничено, и переход на верлибр в какой-то мере был неизбежным.

Но обратимся к переводам Юрия Ключникова. В русской поэтической традиции сложились уже в первой половине XX века две совершенно различных школы перевода. Первую мы назовем условно «буквалистской», она стремится по возможности передать все оттенки смысла оригинала, приближаясь иногда по точности к подстрочнику. Главные представители этой школы Валерий Брюсов, Георгий Шенгели и прежде всего, конечно, Михаил Лозинский, перевод которого «Божественной Комедии» Данте, написанной терцинами, отличается феноменальной точностью.

Другая школа восходит в свои истоках к крупнейшему русскому переводчику XIX века – Василию Андреевичу Жуковскому, и ее можно назвать школой вольного перевода. Основной принцип этой школы ясно выразил Вильгельм Левик: «Главное, чтобы при переводе возникли хорошие русские стихи». То есть точность передачи всех оттенков смысла явно отходит на второй план. Эта школа представлена именами Бориса Пастернака, Самуила Маршака, уже упоминаемого Вильгельма Левика и многих, многих других.

К какой же из этих двух школ принадлежит Юрий Ключников? Разумеется, ко второй. Положив рядом французские оригиналы переведенных им стихов, мы во многих случаях напрасно будем искать точного соответствия смысловых оттенков. Но ведь такого соответствия не было и у великого Жуковского, который позволял себе сокращать даже классические стихи Шиллера. Здесь стоит другая задача: дать общий целостный абрис источника, передать дух стихотворения, пропущенный через душу и мировосприятие переводчика.

Одно бесспорно: переводы Юрия Ключникова читаются легко, в них не спотыкаешься на темнотах, поскольку всю работу по расшифровке «темных» мест поэт взял на себя, о чём он говорит сам. Хотя, конечно, некоторые утверждения переводчика кажутся мне спорными. Например, «Осеннюю песнь» П.Верлена будто бы никто из русских символистов не смог перевести адекватно. Сравнительно недавно в серии «Мастера поэтического перевода» (Москва, издательство «Прогресс») впервые вышел сборник переводов Федора Соллогуба, где многие стихотворения Верлена даны в нескольких вариантах, ранних и поздних. И мы увидели чудо: то, что не сумели сделать Брюсов и Бальмонт, смог свершить чародей слова Федор Соллогуб.

Особо отмечу вступительные зарисовки данной антологии о каждом французском поэте, которые тоже написаны переводчиком. Они, как правило, содержат не сухие биографические сведения об авторах, но свежие, неординарные замечания о месте того или иного поэта на «облучке французской поэтической кареты». Завершает книгу этюд «Пушкин и поэтическая Франция», написанный столь же свободно, как и другие очерки. В этом заключительном эссе высказана мысль, что «наше всё» - Пушкин сумел сконцентрировать в себе многовековой духовный опыт поэтической Франции. И пошёл ещё дальше…

В заключении несколько слов о самом Юрии Ключникове. Он уже далеко не молодой человек – родился в декабре 1930 года в Восточной Украине, которая в эти дни пылает в огне междуусобной войны, но уже 12-летним мальчиком был перевезен в Сибирь и остался там навсегда. Закончил филологический факультет старейшего в Сибири Томского университета. По-видимому в университете пришлось изучать другие языки, так как французский язык Юрий Ключников избрал уже после университета и изучил самостоятельно. Сейчас он живет и работает в Новосибирске.

Подборка переводов из французских поэтов появилась совсем недавно в качестве второй части сборника собственных стихов Ю.Ключникова «Дом и дым». В настоящем издании эта подборка расширена в три раза и дает по-своему целостную картину развития французской поэзии на всем протяжении ее исторического пути. Ни одно из больших имен при этом не забыто: Вийон, Ронсар, Дю Белле, Вольтер, Шатобриан, Шенье, Ламартин, Гюго, Бодлер, Верлен, Эредиа, Рембо, Аполлинер, Кокто, Превер, Элюар и десятки других поэтов.

Помнится, в свое время мой товарищ по Литературному институту Геннадий Айги составил и перевел на чувашский язык антологию французской поэзии. Это вскоре было замечено во Франции и на переводчика посыпались награды и приглашения посетить столь близкую его сердцу страну. Хотелось бы, чтобы большой труд Юрия Ключникова был также замечен не только в России, но и во Франции.

Повторюсь: такой обширной антологии французской поэзии выполненной одним переводчиком у нас еще не было ни до, ни после революции.

Станислав Джимбинов, профессор кафедры зарубежной литературы Литературного института имени А.М.Горького