Художник и Поэт: творчество Лилии Ивановны и Юрия Михайловича Ключниковых
ПОЭЗИЯ РУССКОЙ ПОБЕДЫ Печать E-mail

Я уже не в первый раз и с удовольствием пишу о творчестве Юрия Ключникова, удивительного долгожителя отечественной литературы. Русский сибирский поэт, относящийся к поколению детей войны, работник тыла, автор газет «Завтра» и «День литературы» издает итоговый сборник своих стихов «Душа моя, поднимем паруса!». Уже в самом названии сквозит этот удивительный для возраста поэта (ему 84 года) дух молодости, оптимизма и бодрости. Он очень нужен России в борьбе за свое достоинство и право жить, развиваться и смотреть в русское небо с надеждой и уверенностью в будущем. Поэзию Юрия Ключникова можно назвать поэзией русского сопротивления той пошлости и тьме, которая обступила Россию и пытается лишить ее исторической перспективы. Разве не об этом строки поэта:

Пора закончить долгий спор с Европой,

Дуэль рассудка с высотой души.

Нам главное — родного неба шепот

И сказок наших старых миражи.

Мечта сильнее истины гниенья,

В ней проступают знаки новых вех.

Нас окружили крысы и гиены.

Ну что ж, посмотрим, кто одержит верх.

Или другие строки, в стихотворении, которое обращено к молодым людям нашей страны:

Поучать не хочу,

Жизнь сама вас научит:

Обломает рога,

Шоры с глаз уберет.

Есть у каждой эпохи и солнце, и тучи,

Есть у каждой души свой крутой поворот

Или вверх, или вниз,

Остальное — детали…

Вон Георгий опять поднимает копье.

Мы Россию в боях никому не отдали,

Вы на ваших торгах не продайте ее.

Это подлинная имперская поэзия высокой пробы, которая продолжает традиции отечественной классики, объединяет страну и помогает вдохнуть в «души приунывших россиян». И она является не только поэзией русского сопротивления, публицистикой, наполненной гражданскими темами, но и поэзией русского созидания. Она показывает современному думающему читателю, как нужно строить дух страны и собственный дух. Долгие годы жизни и накопленная мудрость естественным образом сообщают творчеству поэта некий «учительный» характер. Но эти качества поэзии Ключникова выглядит у него очень органично, а в каких-то случаях высокий пафос духовных стихов уравновешивается яркими земными образами и чувством юмора. Вообще Юрий Ключников — очень разнообразный поэт: и тонкий лирик, и патриот с яркой гражданской позицией, и философ, пытливо всматривающийся в жизнь и в историю, и путешественник по разным странам и культурам, умеющий погрузиться в чужой поэтический язык и превратить его в яркие образцы русской поэзии. Разнообразие это обусловлено, на мой взгляд, не только его разносторонними творческими дарованиями (он и поэт, и публицист, и прозаик, и переводчик), но и его долгой жизнью, на протяжении которой ему приходилось заниматься самыми разными видами труда: он учительствовал, был директором школы, газетчиком, радиожурналистом, кинодокументалистом, редактором, крупным руководителем областных СМИ, такелажником. Он был на гребне профессионального успеха, знал и горечь поражений, благодаря которым соприкоснулся с социальным дном, но не сломался внутренне. Когда прожита большая жизнь, то человек может очень многому научиться, многое понять и пережить, а если у него есть талант, то и поделиться с читателем пережитым опытом.

Мне импонирует также, что творчество Юрия Ключникова, его поэтическая философия — это не просто русская национальная поэзия, это евразийская муза всемирного размаха. Сборник стихов Ключникова — это огромное стихотворное коромысло, один конец которого упирается в Запад, в Европу (в сборнике есть замечательные переводы французской поэзии), а другой — в дорогой сердцу русского человека Восток (переводы персидской суфийской поэзии, стихи об Индии, Китае, Тибете). Но самым значимым для меня открытием в творческой вселенной сибирского поэта стало его блестяще переданное ощущение непрерывности истории, воплощенное в стихах. А они показывают нам: главной жемчужиной нашего исторического пути является советский период и величайший подвиг нашего народа в войне с фашизмом. Это настоящая поэзия Русской Победы.

Сейчас мир вступает в полосу новых войн, и России, ставшей мишенью для многих хищников, еще предстоит научиться воевать и побеждать в этих войнах, в основе которых — разрушительные идеи и образы. Русская литература всегда была мощным оружием, которое помогало одолеть самого сильного и опасного противника. Вспомним томик Пушкина в заплечном ранце русского солдата в Великой Отечественной войне. Я убежден, что для победы в новых войнах России понадобятся и новые стихи современных поэтов, и духоподъемная, патриотическая поэзия Юрия Ключникова. Не в меньшей степени подобная поэзия будет нужна и после победы, которую мы обязательно одержим. В ней есть глубокое и точное поэтическое осмысление тех качеств национального характера, которые нам нужны для того, чтобы ответить на небывалые вызовы, которые бросают нам время и противник. Это и трезвый разум, умеющий отличить истину от заблуждения («даже дьявол России не страшен, если ясно, где «нет», а где «да»), и сила национального духа («оставаться здоровым среди мертвых, безумных, больных»), и опора на наши корни и нравственную высоту героев прошлого («как убедителен и грозен ушедших предков чистый глас»), и широта души, способная простить нашим противникам прежние обиды («но не вернемся к мстительному пиру, по мертвым не потопчемся костям, в который раз Господь взывает к миру: Отмщенье — Мне, и Аз всему воздам!»), и готовность к самопожертвованию во имя ближних и страны, звучащая в словах легендарного монаха-воина Пересвета:

Я обет монастырский нарушу,

У посада вериги сложу

И надену кольчугу, и душу,

Как за други, за Русь положу.

Юрий Ключников не идеализирует Россию и русский народ и дает нам очень точную характеристику: «мы странный сплав кнута, горба и бунта, свободы и Емели на печи». Он неоднократно возвращается к своим попыткам понять, что же мешает нашему движению вперед и вверх. К числу наших пороков и серьезных недостатков он относит наше неумение организовать жизнь в условиях комфорта и неопределенности («но в торговых делах затрещали все швы»), нашу капитуляцию перед миром денег и всеобщую зараженность «долларовым гриппом», нашу подверженность западным соблазнам и «либеральному зуду», наши приземленность и эгоизм. Но сквозь все наши недостатки, ошибки и поражения пробивается неистребимая вера поэта в неизбежность нашего исторического и духовного торжества:

Россия — полумертвый витязь,

Не раз поправший смертью смерть.

Тебе завещано увидеть

Иные небеса и твердь.

Потому голос поэта: «мы тебя отстоим, золотая славянская совесть, наше русское сердце — сияющий Спас на Крови!» — поднимает в нашей душе именно эту веру, которой так не хватает нам в эту трудную эпоху. Он убежден, что главное для России в этой ситуации — «не потерять из виду наше небо и чтобы пушкинский светильник не погас».

Я написал еще в 2007 году в предисловии к сборнику эссе сибирского литератора «Лики русской культуры»:

«Живя в Новосибирске, Юрий Ключников никак не может считаться неким «областным» писателем. Творчество поэта, философа, публициста, русского подвижника и пассионария, явно недооцененного в отечественной литературе, — это эстафетная палочка нашим культурным наследникам, перекличка века двадцатого с веком двадцать первым, с новым тысячелетием».

Убежден, что стихи сибирского поэта помогают стране возродить свой дух и выстоять в борьбе с обступившей нас тьмой. Их надо публиковать и читать.

Юрий Ключников написал строки, которые можно считать своеобразным завещанием для русских патриотов:

Оглядывая все, что нами пройдено,

Скажу на склоне уходящих дней:

— Блажен, кто лег в бою во славу Родины,

Еще блаженней устоявший в ней.

Стойте, Юрий Михайлович, как можно дольше! Ваш пример убеждает нас, что только так мы одержим окончательную русскую победу!

Владимир Бондаренко, литературный критик