Художник и Поэт: творчество Лилии Ивановны и Юрия Михайловича Ключниковых
Ашрам Махараджи Печать E-mail

Передо мной книга «Современные мудрецы и махатмы Индии». Изданная в 1999 году, она содержит обширный справочный материал, включающий адреса, телефоны, факсы и другие реквизиты наиболее известных и чтимых святых этой страны. Многие из них находились раньше в полном уединении или встречались с людьми крайне редко, некоторые жили в Гималаях вдали от всяких поселений и собирались лишь один раз в 12 лет на празднике Кумбх-Мела, проходившем в Гималаях на берегу Ганга. Теперь они обозначили свое присутствие для широкой публики. Предварительно договорившись, желающий может получить аудиенцию и даже разрешение пожить в ашраме святого. Я однажды спросил одного из них, чем объясняются такие перемены в поведении святых людей? «Кали-юга заканчивается, — ответил он. — Нужно помочь желающим перейти в Сатья-югу».

Моим товарищам и мне очень хотелось встретиться с одним из самых почитаемых мудрецов Индии — Баба Вирса Сингхом, о котором мы были наслышаны еще до нашего путешествия. Много рассказывал мне о нем покойный Валентин Сидоров, руководитель международной организации «Мир через культуру». В Москве, в издательстве «Беловодье» вышло две книги о Баба Вирса Сингхе, которого поклонники величают махараджей — великим князем. Мы знали, что Вирса Сингх с детства проявил способности Аватара — божественного избранника. Он родился в штате Пенджаб, в деревне, состоящей из глинобитных хижин. Как это водится на селе, рано начал помогать родителям в крестьянской работе. Однажды, срезая стебли кормовой травы и увидев выбегающий из них сок, мальчик испытал шок, словно при виде текущей из живого тела крови. «Я совершаю грех», — подумал малыш и стал молиться, чтобы Бог освободил его от такой работы. Тотчас на его ступнях появились болезненные язвы, с которыми ходить на работу стало невозможно. Родители дали ребенку передышку, а он использовал ее для того, чтобы, сидя под деревом днем и ночью, медитировать и молиться Богу.

После нескольких дней таких занятий мальчику предстала внушающая трепет фигура человека, который стал обучать его правильной медитации и наставлять на путь служения человечеству. Это был Баба Шири Чанд, сын Первого Нанака сикхов. Позже к обучению мальчика присоединился Гуру Гобинд Сингх, десятый Нанак сикхов.

 

Мальчик начал исцелять неизлечимо больных, помогать односельчанам решать сложные жизненные проблемы. Поэтому в нем с детства признали пробудившуюся духовную мощь Аватара и не стали принуждать к обычным деревенским занятиям.

Когда Вирса Сингх подрос, он, повинуясь голосу Бога и, как это положено Аватарам, по традиции, стал совершать путешествия, произносить проповеди, напоминать людям о вечных религиозных истинах, независимых от разграничения на различные вероисповедания. В 1968 году вместе с группой учеников обосновался на окраине Дели и принялся за преображение бросового участка земли в несколько гектаров. Сейчас это поистине райский сад в престижном районе столице, известный как Гобинд Садан, «Дом Бога».

Позднее Баба Вирса Сингх образовал огромное фермерское хозяйство на заболоченном, подвергающемся ежегодным затоплениям берегу Ганга. И тоже в скором времени превратил эти земли в один из лучших сельскохозяйственных районов Индии.

Люди из многих стран приезжают в Гобинд Садан, являются, чтобы получить благословение и наставление Бабаджи (святого отца), а также чтобы просто пожить и поработать в Ашраме. Работа здесь продолжается с рассвета и до сумерек. Основное ядро работающих составляют добровольцы, занятые полную рабочую неделю. Кроме того, в общину Бабаджи приходят крестьяне из соседних селений на временные заработки. Приходят и немощные за исцелением.

Баба Вирса Сингх не считает себя гуру, не ищет славы, последователей или денег. О себе он говорит так: «Я постоянно стараюсь стать лучше, как человек. То, что я говорю, не ново. Я просто повторяю заповеди Бога, для того чтобы люди не забыли их». Как сикх по происхождению, он, конечно, высоко чтит своих Нанаков (учителей), но хорошо информирован в других конфессиях, часто ссылается на наставления всех мировых пророков. Постоянно подчеркивает, что религиозные и сектантские разделения созданы не Богом, а людьми.

Не получивший никакого образования и не владея даже грамотой, он тем не менее очень авторитетен среди образованных людей своей страны, у него в гостях бывают политические и религиозные деятели, ученые, работники искусства. С ним взаимодействуют те, кого он в свое время исцелил от физических недугов или преобразившего с его помощью личную духовную жизнь. Сам же Баба Вирса Сингх не устает повторять: «Только Бог есть Единственный, кто дарит нам все. Отдайте всю свою любовь Ему и вы получите от Него все».

Любовь — главная тема проповедей Бабаджи. Когда он не погружен в уединенную медитацию, он проводит непринужденные беседы с людьми в своей домашней резиденции, или в саду, на ферме, вдохновляя собеседников не только словами, но и тем что стоит за ними — благодатью-любовью Аватара.

Такой информацией располагали мы о Баба Вирса Сингхе, прилетев в Дели. Поэтому наш первый нетерпеливый телефонный звонок был в Ашрам. Трубку сняла на другом конце управительница Гобинд Садана американка Мэри Фишер, о которой мы тоже были наслышаны. А переговоры, естественно, вел Вахтанг Петухов. По его частым репликам «о-кей» мы полагали, что разговор протекает вполне благоприятно для нас (мы просили Вахтанга прозондировать почву для нашего немедленного приезда в Гобинд Садан). Но, окончив разговор, Вахтанг нас несколько разочаровал. «Мэри сказала, что Вирса Сингх очень любит русских и, конечно, примет нас, но не сегодня и не завтра, а после нашего возвращения из путешествия по Индии. Мы даже можем пожить в Ашраме несколько дней». Но мы уже настроились на визит, душа, как говорится, горела. И сказали Вахтангу: «Звони снова. Пусть Бабаджи и не примет нас, но мы посмотрим хотя бы Ашрам».

Вахтанг позвонил, трубка ответила кратко: «Приезжайте».

Через час езды по вечернему Дели мы оказались у ворот Гобинд Садана. Первое, что нас поразило — охрана: у ворот ашрама стоял армейский джип с вооруженными автоматами солдатами. Наши парни сразу определили, что автоматы российские — Калашникова.

Встретивший у ворот сикх в белом тюрбане проводил нас в офис Мэри Фишер. Американка оказалась очень похожей на крестьянку из российской глубинки, круглолицая, сероглазая с седыми косичками, выбивающимися из-под платка. И ее английская речь, переведенная Вахтангом, очень напоминала говор наших деревенских бабушек.

— Ой, миленькие, чем же я буду вас кормить? Ужин в столовой давно закончился. Ну да что-нибудь найдем.

Найденного оказалось более чем достаточно для хорошего ужина.

— Мэри, — не утерпел кто-то из нас, задавая первый вопрос, — почему ашрам так тщательно охраняют?

— На Бабаджи было совершено несколько покушений.
— Кем?

— Религиозными фанатиками, теми же, кто убил махатму Ганди, Индиру и Раджива.

— Но ведь Баба Вирса Сингх не политический деятель, он святой.

— В Индии политика тесно переплетена с религией. Махараджи принимал участие в ликвидации кризиса, который возник в штате Пенджаб. Об этом кризисе много писали в свое время газеты. Тогда группа вооруженных сикхов захватила Золотой храм в городе Амритсаре. Правительство едва не применило силу, чтобы выдворить из храма фанатиков, Это могло привести к войне между сикхами штата Пенджаб и правительственными войсками. Махараджа срочно выехал в Амритсар, провел переговоры с экстремистами и убедил их покинуть храм. Это ему до сих пор не простили радикально настроенные сикхи. После покушений правительство Индии направило в Гобинд Садан вооруженную охрану.

— Но если Бабаджи святой и Аватар, почему его Бог не охраняет? Зачем военные? — задал вопрос один из наших паломников.

Мэри усмехнулась и что-то коротко сказала. Вахтанг тоже ухмыльнулся и перевел:

— Она ответила английской пословицей, смысл которой можно передать нашей: «Береженого Бог бережет».

После ужина Мэри повела нас на Крист-плейс, «место Христа». «Место» оказалось садом с обширной лужайкой. В конце ее возвышалось скульптурное изображение Иисуса Христа с распростертыми в сторону руками. На руках рукавички, на голове шапка вроде той, что носили русские крестьяне в XIX веке. На плечах некое подобие пончо. Перед Иисусом на каменной площадке горели десятки свечей.

— Каждый вечер, в шесть часов, мы зажигаем здесь сто свечей, — объяснила Мэри, — это традиция. А скульптура возникла на том месте, где Бабаджи увидел Иисуса Христа. Он однажды сообщил нам: «Иисус приходил. Мне было видение. Я видел Его, говорил с Ним. Теперь могу сказать с полной уверенностью: Иисус не только христианский Мессия, Иисус — Господь всех нас. Он — Бог христиан, мусульман, сикхов, индуистов, буддистов». Бабаджи сделал рисунок Христа, каким он его увидел, и по этим эскизам мы заказали скульптуру.

— А шапка и рукавички? — спросили мы.
Мэри засмеялась:

— Это моя идея. Однажды я пришла с друзьями, чтобы, как всегда, зажечь свечи и сильно продрогла. Мне показалось, что Христос тоже вздрагивает от холода, я поделилась своими мыслями с Бабаджи. Он подтвердил, что Христос переживает те же чувства, что и люди. Если мы мерзнем, мерзнет Он, если мы болеем — болеет Он, если радуемся, ему тоже хорошо. С тех пор в холодные вечера, особенно зимой, мы одеваем Его. А утром снимаем одежду.

Это говорила американка, человек известный не только в Индии, но и Соединенных Штатах, как автор ряда книг по философии и сравнительному религиеведению.

— Вы знаете, — продолжала Мэри,— Иисуса часто изображают с печальным лицом и со слезами на глазах. Наверное, он был таким, когда его распинали на кресте. Но Бабаджи говорит, что вообще-то Иисус веселый. Он видел Христа именно таким. Посмотрите на нашего, он тоже улыбается. Он очень любит песни и танцы. Давайте споем вместе.

И вот под небом Индии, таким же темным, как кожа тамилов из штата Тамил Наду, под крупными южными звездами, зазвучали наши «Подмосковные вечера», «Катюша», «Пусть всегда будет солнца». Окружавшие нас молодые сикхи подтягивали.

Апофеозом наших вечерних посиделок в Гобинд Садане был коронный номер владивостокских ребят «Ты ж мэнэ пидманула», где сольную женскую партию вел Вануш Симонян. Богатырски сложенный, он выводил тоненьким голоском:

Я ж тэбэ пидманула, я ж тэбэ пидвела,
Я ж тэбэ молодого з ума-розума звела.

Сикхи, не понимая слов, хохотали, заглядывали в рот Ванушу, словно у него там скрывалось устройство, издающее такие нехарактерные для крупного мужчины звуки. Горели свечи, улыбался на постаменте голубоглазый Иисус Христос.

Хозяева Гобинд Садана пообещали, что когда мы в следующий раз появимся в их Ашраме, они тоже подготовят свои концертные номера.

И сдержали слово. Когда через три недели, объехав Агру, Джайпур, Аллахабад, Бенарес, Катманду и другие города, мы возвратились в Дели и прибыли в Гобинд Садан, нас ждал на Крист-плейс целый концерт со смычковыми национальными инструментами, барабанами, с пенджабскими песнями и плясками. А потом молодые ребята-сикхи вызвали наших парней померяться силой. Возрастное преимущество оказалось на стороне представителей Индии, у них средний возраст силачей составлял примерно 20-25 лет, у нас 35-40. Но ладони всех молодых сикхов положил на траву крепыш Вануш. Лица наших конкурентов из Индии выглядели столь обескуражено, что мы стали скандировать Ванушу: «Поддайся!» Вануш мастерски проимитировал сопротивление последнему противнику и, наконец, опустил свою кисть под восторженный гул зрителей. Нужно было видеть лицо победителя.

Затем Андрей Косолапов предложил следующий вид соревнований: двое становятся друг против друга, берутся за руки. Задача — сдернуть одной рукой противника с места. И снова Андрей победил всех конкурентов-сикхов. Они предложили посоревноваться в восточных единоборствах. До карате дело не дошло, но некое подобие греко-римских схваток было разыграно. И опять Россия доминировала на травяном ковре, и снова пришлось в последней схватке «уступить».

Расстались мы со своими новыми друзьями-соперниками в полном по отношению к нам респекте.

Во второй приезд в Гобинд Садан мы пробыли здесь шесть дней. Памятуя, что лучший способ подружиться с хозяевами и превратиться из гостей в домочадцев — работа, мы сами напросились на севу — бескорыстный труд. Мэри дала задание отгрейдировать часть дороги, огибающей территорию фермы вдоль ограждения.

Грейдера в свое распоряжение мы, разумеется, не получили, нас (Максима Голишева и меня) вооружили некими подобиями массивных тяпок. В Средней Азии такой инструмент называется кетмень. Преимущество этого орудия перед лопатой я вполне оценил во время работы. Почва в Ашраме глинистая, перемешанная с камнем, лопата такую землю не берет. А тяжелый кетмень рыхлит ее хорошо. Правда, и намахались мы с Максимом за полдня работы тоже неплохо. Но на следующий день к нам присоединились Женя, Андрей, Вахтанг, а еще через день мы сдали свою работу Мэри. Уж не знаю, сделали ли мы все, как надо, но Мэри нас похвалила. Впрочем, я не слышал, чтобы она кому или чему-нибудь давала отрицательную оценку.

Окончив работу, мы отправились на обед. Ашрам никогда не выглядит многолюдным. Его обширная территория так рассасывает людей, что создает каждому ауру уединения. Многие заняты на огородах, другие на строительстве, третьи медитируют на Крист-плейс или в специальной медитационной комнате, где круглые сутки поддерживается Хаван — Святой огонь. Горят в очаге огромные поленья неизвестных нам пород деревьев. В огонь подсыпаются также опилки сандалового дерева и льется из ковшика благовонное масло. А три, пять, семь человек (больше мы не видели в этом помещении) молча читают молитвы. Круглые сутки здесь царит молчание.

В столовой, во время обеда, видишь, как много людей живут и трудятся одновременно в Ашраме. Все продукты собственного производства. Рис с берегов Ганга, где в трехстах километрах находятся главные фермы Гобинд Садана. Овощи и фрукты с близлежащих огородов и садов. Меню строго вегетарианское — рис с приправами, салат, бананы или мандарины, иногда виноград, яблоки, манго, и непременно чай с молоком.

 

Во второй приезд в Гобинд Садан мы смогли также более тщательно оглядеть известный всей Индии Крист-плейс. Мы видели его вечером при свете фонарей и свечей. Днем место выглядело еще прекраснее. Большая лужайка зеленела чистейшей газонной травой, которую ежедневно вручную обихаживали две женщины. Они убирали каждую соринку, каждый сухой стебелек. Лужайку окружали аккуратно подстриженные кустарники, пальмы, цветочные клумбы, засаженные преимущественно розами. Среди всего этого великолепия неторопливо расхаживали павлины, непременные жители садов у всех больших гуру Индии.

То здесь, то там мы видели сидящих на траве или в инвалидных колясках немощных. Мэри объяснила, что больные приезжают со всех концов Индии, испробовав до этого методы лечения Аюрведы и побывав у других гуру, они с утра до вечера сидят перед статуей Христа, просят ниспослать выздоровление.

— Их не смущает, что Христос — Бог христиан? — спросили мы Мэри.

— У большинства жителей Индии существует глубокое уважение к богам всех религий. А кроме того, это место славится как целебное. Исцеления здесь действительно происходили, хотя и далеко не у всех, — ответила управительница Гобинд Садана.

— Мэри, в чем причина этого?
— Чего именно?
— Того, что одни здесь исцеляются, другие — нет.

— Главная причина в силе веры. Об этом говорил еще Христос. Ведь очень многие люди рассматривают свое здоровье, как часы. Часы сломались — владелец идет к часовщику с просьбой — почини, я заплачу за это. Но ведь здоровье не часы, без внутренних усилий самого человека его не поправишь. Даже если речь идет об обычном медикаментозном лечении. Тем более такие усилия важны, когда человек обращается за помощью к святому или к чудотворной иконе. Да еще с застарелой болезнью, с которой не могли справиться профессионалы. Помните, у писателя Эмиля Золя в одном из романов описывается паломничество к чудотворной иконе. Тысячи увечных, несчастных людей шли пешком в какую-то глухую деревушку на юге Франции. И среди этих тысяч ежедневно были случаи, когда, например, парализованный человек возвращался домой на своих ногах. Материалист Золя не верил в чудеса, но как всякий правдивый человек с недоумением констатировал подобные факты. А ведь сегодня и наука начинает правильно анализировать так называемое экстрасенсорное лечение, не прибегая к религиозной терминологии. Через икону или Аватара идет усиленное излучение очень тонкой, не уловимой никакими аппаратами природной энергии. Нервный аппарат человека в состоянии принять эту энергию, но лишь при соответствующей настройке сердца. Настройку обеспечивает вера. Она расширяет приемные свойства сердца подобно тому, как светочувствительные возможности объектива фотоаппарата увеличивает или уменьшает диафрагма. Главная причина любой болезни — неправильное прохождение через организм жизненной энергии. Это уже известно современной науке, которая начинает пользоваться методиками акупунктуры. Но бывают такие тромбы в нервах, например, при параличах, когда никакое иглоукалывание не помогает. Христос может помочь, икона и Аватар — тоже.

— Как?
Мэри засмеялась.

— Если бы я была Аватаром, я бы объяснила, как это делается. Но, боюсь, что и Аватар на этот вопрос не ответит. Он смотрит в глаза человеку и как бы вопрошает: «Ты веришь в Бога?» Тот так же мысленно отвечает. Все остальное совершается помимо воли Аватара и его пациента. В случае сильной веры следует мощный удар тонкой энергии и тромб пробит.

— Мэри, вы сказали, что исцеления происходят не всегда.
— Конечно. Бывают случаи, когда и сильная вера не помогает.
— А почему?

— Потому что, кроме желания вылечиться и веры в это, есть еще законы. На Западе уже всюду повторяют слово «карма». Закон кармы — это такой закон, которому повинуются не только Аватары, но и боги. Предположим, человек причинил другому человеку увечье, нанес рану физическую или душевную. В этой жизни или в следующей он по закону воздаяния должен пережить то же, что причинил другому. Помните слова Христа: какой мерой вы меряете людям, такой и вам отмеряется. Для очень многих людей нет иного способа отучить их от зла, как заставить их самих пережить причиненное страдание.

— Христос исцелял слепых, воскрешал мертвых...
— И Бабаджи это делает, если позволяет карма.
— В каких случаях?
Мэри молча улыбнулась:
— Мне это тоже хотелось бы знать.
— Мэри, как вы относитесь к современным экстрасенсам?
— Как ко всем остальным людям — хорошо.

— Но они иногда обещают то, что не может гарантировать даже Аватар…

— К таким я отношусь еще лучше. Они, бедняги, берут на себя ужасную карму, потому что ставят себя выше Бога, выше Аватаров. Я молюсь за них, чтобы будущие страдания не раздавили их. Всех нужно обогревать теплом сердца.

И сама Мэри делала все, чтобы согреть наше пребывание в Ашраме своим сердечным теплом. Каждый день она наведывалась в нашу гостиницу. Столовская пища в Ашраме хотя и готовилась с меньшим, чем это обычно в Индии, количеством перца, все-таки слишком «доставала» желудки наших женщин. Мэри распорядилась, чтобы для русской группы готовили отдельно.

Но главная «пища» — беседа с Бабаджи откладывалась со дня на день. На все наши нетерпеливые вопросы Мэри отвечала:

— Махараджи видит вас всех и каждого по отдельности, Он обязательно встретится с вами.

Наконец нас пригласили в резиденцию Баба Вирса Сннгха.

Он сидел на возвышении весь в белоснежных одеждах с высоким, выше, чем у других сикхов, тюрбаном на голове. Чалма скрывает волосы людей этой веры, которые не положено стричь. Нам подумалось, какие же длинные волосы у Бабаджи, если ему понадобился такой высокий тюрбан. Также и бритва не должна касаться бороды сикха. Она у Махараджи была большая, седая, красивая. Но больше всего впечатляли глаза Бабы Вирса Сингха — карие, веселые и очень молодые.

Наша беседа продолжалась примерно два часа. Бабаджи высказывал мысли, знакомые нам по публикациям. Но главное впечатление производили не слова, а то тепло, которое излучал этот человек. Мы чувствовали его сердечность, разлитую по всему Ашраму. Она шла от Мэри, от других членов общины, даже от коней и буйволов фермы. Глаза животных выражали почти человеческое добродушие. Но главный свет излучали глаза Махараджи, его жесты и слова. Вот некоторые выдержки из наших бесед. На вопрос, какую религию он исповедует, Баба Вирса Сингх ответил:

— Моя религия та, что у деревьев, у гор, у животных. Это религия всего Творения. Свет такой религии в каждом существе на земле, этот свет наполняет и меня. Потому что Отец — один, и мы все Его дети, где бы ни находились.

Люди празднуют дни рождения Гуру Гобинд Сингха, Иисуса, пророка Мохаммеда или Господа Кришны, и некоторые утверждают, что только через их пророков Бог явил свое истинное лицо. Это большая ошибка. Бог Один. Он был и будет Один. Но приходил и приходит к разным народам через своих посланников. Как же нам не благодарить Бога и посланных Им? Все они учили вере в одного Бога, все они учили любви, все они творили чудеса.

Вера — таинственное внутреннее качество. Она живет внутри человека, как еще неосознанная частица Бога, как необъяснимое никакими словами чувство любви, как желание вступить на путь служения Богу. Пророки приходили на землю, чтобы пробудить эти качества в людях. Их приходу сопутствовали разные чудесные явления. Свет, мудрость, ясновидение, исцеление были всегда одними и теми же у всех истинных пророков. Иногда посланник Бога носит тюрбан, иногда волосы его не покрыты, иногда он одет в одно платье, иногда в другое, но благодать, которую он несет, не меняется. Где бы ни появился пророк — в Аравии, Иерусалиме или в Пенджабе, везде он проповедует одно и то же. Говорит на языке того народа, среди которого появился. На людей действует не само слово пророка, но сила, заключенная в нем. Сила эта повсюду одна и та же.

Все пророки учили любви. Если бы любовь преобладала в нас, мир не был бы разделен границами, верованиями, различными законами и обычаями. Мы смотрели бы друг на друга с любовью и жили бы в любви. Но нынче гнев преобладает в людях и поэтому главный закон нарушен. Люди даже не скрывают своей готовности убивать. И часто это делают во имя Бога. Потому каждый прячется от Господа в свою скорлупу, пришло время выбираться из нее. Пришло время следовать учениям пророков, а не выстраивать собственные домики веры. Религиозное противостояние принесло много бед в прошлом. И приносит их сейчас. Вспомним: пророк Мохаммед учил любви; Моисей учил любви; Кришна учил любви; вся жизнь Иисуса — это любовь... Любовь, любовь, любовь!

Мы спросили Бабаджи, что он думает о нашей родине, России?

Вот его ответ: «Русские — прекрасный, любящий народ. Но страна ваша погрязла в нищете, страхе и давлении извне, так как вы бездействуете. Это жалкое состояние, Надобно пожалеть самих себя, поверить в свои способности. Приободритесь! Беритесь за дело смелей и трудитесь, не покладая рук. Вы — народ великой религиозной страны, Ваша страна — страна великих писателей и музыкантов. Она дала жизнь величайшим героям, исследователям, ученым, мудрецам. Их гены живут в вашей крови. Их души вглядываются в вас с небес: “Что случилось с русским народом?” Я слышу их голоса, голоса ваших предков. Откуда в вас это уныние? Воспряньте! Души ваших великих предков взывают к вам: “Пробудитесь! Превозмогите свое духовное обнищание!”

В России будет лучше, чем сейчас. Самое плохое уже позади. И теперь хорошему предстоит расти, распускаться, как молоду цветку. Да, Россия будет процветать. Вы прошли уже большой путь. Многие страны и народы не достигли того, чем обладаете вы. Возможно, Господь уже услышал ваши просьбы. Радуйтесь! Если будет новая буря, она не сломит вас, ибо когда проносится ураган, не все деревья падают. И ваше дерево не упадет. Вас спасет любовь и все то, чем вы уже обладаете.

Радуйтесь! В Вашей стране утвердится религия, восторжествуют мир и покой».

Наше пребывание в Индии совпало со страшным землетрясением в Гуджарате, о котором мы узнали из...Владивостока. В момент землетрясения мы находились в Непале, в небольшом городке Поккаре у подножья восьмитысячника Анапурны. И когда телевизоры в наших гостиничных номерах перестали давать картинку, мы не особенно обратили на это внимание, такое случалось не однажды. Но вот приходит с переговорного пункта Вануш Симонян и в некотором смущении сообщает:

— Сейчас звонил домой, а жена первым делом спрашивает: «Ты живой?» Я не понял, спрашиваю: «А почему я должен быть неживой?» Она говорит: «Так у вас же землетрясение». «Где?», — спрашиваю. «В Индии». «А я, — говорю, — звоню из Непала».

На другой день телевизионная трансляция возобновилась, и мы стали получать обильную информацию о постигшем Индию бедствии. Непал и Индия круглосуточно транслирует американский и английский каналы новостей — CNN и BBC. Большинство сообщений этих каналов касалось как раз постигшей Индию катастрофы.

А когда мы прибыли в Ашрам Махараджи, на пятый день нашего пребывания здесь состоялась конференция, посвященная трагическому событию.

Со всей Индии съехались религиозные деятели, политики, ученые, журналисты. Присутствовала группа английских туристов, находившихся во время землетрясения в столице штата ГандиНаггаре. Они рассказали, что обедали в ресторане, когда вдруг пол ушел из-под ног, зазвенели люстры. Туристы выскочили из ресторана на улицу. Но здание, в котором они жили и столовались, уцелело. А вот, когда отправились в город, чтобы посмотреть ход спасательных работ, то увидели ужасающую картину. По существу, весь город развалился или ушел под землю, уцелели немногие дома.

— Официальные правительственные сообщения дают сводку о гибели тридцати тысяч человек, но по нашим расчетам втрое больше, — говорили в своих выступлениях британские туристы.

Взяли слово еще несколько человек. Мэри попросила выступить меня, как представителя России. Мы собрали небольшую сумму денег для помощи пострадавшим, я вручил ее Мэри, а также предложил оставить в Индии для показа жителям пострадавшего штата три выставки, которые привезли с собой. Это была экспозиция деревянной резьбы работы Валерия Липенкова из Новосибирска. Деревянные доски с изображением улыбающегося солнышка, выполненные в стиле верований и национальных традиций народов мира. Они выглядели очень жизнерадостно. Две других экспозиции содержали фотографии, одна — фото Вячеслава Изразцова представляла виды русской природы, другая — Сергея Лопатина — цветы и растения, снятые в «эффекте Кирлиана». Розы, тюльпаны, лилии, ромашки, окруженные свечением, выглядели очень красиво. Ранее выставка Лопатина, проходившая в Русском культурном центре Дели, имела неожиданно шумный даже для видавших виды работников этого Центра успех. Откликнулся целый ряд центральных газет и национальное телевидение Индии.

— Для ребятишек Гуджарата это будет очень хороший подарок, — сказала Мэри Фишер, принимая наш подарок.

Все на конференции ждали главного события — выступления Баба Вирса Сингха. По тому, с каким почтением, даже пиететом отнеслись к нему присутствующие, с каким благоговением была выслушана его речь, мы лишний раз убедились, что статус Аватара в Индии куда выше, чем статус премьер-министра.

Слова Бабаджи переводились для всех с пенджаби на английский, для нас требовался еще перевод на русский, что и делал изредка Вахтанг, но его знание языка не позволяло осуществить синхронный перевод. Мэри вела запись на диктофон и позже дала нам более или менее полную расшифровку речи Махараджи.

«Разум человека поколеблен в своих основах. С этим сталкивается каждая страна. С этим сталкивается и наша Индия. Ибо что означает разум? Наши мысли. А какие мысли доминируют сегодня в мире? Мысли вражды, конкуренции, зависти, неприязни. Когда эти мысли скапливаются, они вызывают войны и другие стихийные бедствия. Если бы мы обрели контроль над мыслями, если бы выпускали в пространство больше добрых, чистых мыслей, они побеждали бы отрицательное воздействие мыслей нечистых.

Все пророки, какому бы из них люди ни поклонялись, учили контролировать мысли. Они говорили: «Любите Бога. Чтите веру в Бога. Любите братьев и сестер ваших, ближних и даже врагов. Любите растения, животных, всю природу». Люди повторяют эти слова, но часто только языком, а в сердце их живут совсем другие мысли.

В мире идет война мыслей, светлых и темных, чистых и нечистых. Почему сегодня то в одном районе земного шара, то в другом вспыхивают военные конфликты, происходят наводнения, ураганы, землетрясения. Людские умы возбуждены и неуправляемы. Людские сердца выплескивают в пространство психический яд, отравляя все вокруг. Природа сопротивляется этому яду, происходят бедствия.

Бог изначально создал человека свободным. Человек волен делать все, что хочет. Жить ради собственного удовольствия или служить людям и природе. Он может делать также все для уничтожения себе подобных. Мы это наблюдаем сегодня в мире. С одной стороны, много делается для спасения людей, но еще больше делается для их уничтожения. И главная проблема в том, что же возобладает в нас, мысли спасения или мысли уничтожения?

Не нужно говорить: если все грешат, что могу сделать я? Тому, кто управляет своими мыслями, становится подконтрольно все остальное. Если много трудиться, поддерживать в исправности тело и думать о добрых делах, вся жизнь человека переменится в лучшую сторону. Когда мысли уравновешены и справедливы, вы будете преуспевать всегда, как только этого пожелаете. Делайте свои мысли высокими, и они станут хорошо летать. Если же они повреждены изнутри, они подобны птицам с перебитыми крыльями.

Божье благословение снисходит на всех, но принимается только теми, в ком есть вера и любовь. Не просите ни о чем мирском, обращаясь с просьбой о Божественном благословении к Божественному имени. Просите у Бога только одного: чтобы каждый стал добрым, любящим, желающим служить людям и понимать Бога. Это должно стать постоянным желанием каждого.

Может быть, кто-то подумает, что я говорю не по теме, но каждое мое слово о них, о наших братьях, переживших страшную катастрофу и о тех, кто погиб в землетрясении. Еще хочу сказать, что все грядущие беды, если они случатся, придут от нашей нелюбви. Только любовь, которой становится все меньше и меньше в сердцах наших, может объединить нас, сделать нашу жизнь безопасной и счастливой.

Девяносто процентов людей живут, потеряв любовь. А возвратить ее бывает очень трудно. Это в одинаковой мере присуще также многим современным религиозным институтам, где любовь заменена ритуалом или устрашением. Нам не следует смущаться величиной тьмы. Хорошего никогда не бывает много — его сила в качестве. И эта сила, мощью своей преобразующая все вокруг, — сила духа. Если дух человека могуч, что сможет дьявол? Как помешает он тому, кто в праведности своей продвигается к Истине?»

Махараджа произносил речь в обычной своей позе, сидя на возвышении в окружении белых подушек — традиционная поза мудреца Индии. Пространство в зале словно звенело и переливалось красками. Глаза этого человека сияли. Даже фотографии передают удивительный, яркий свет глаз Бабы Вирса Сингха.

Когда он сходил со сцены зала, я обратил внимание на его большой живот, на тяжелую походку. Поймав мой взгляд, Мэри сокрушенно заметила:

— Это следствие его добровольного выбора. Хотя у него большие проблемы с ногами, он большую часть суток проводит в молитве, в медитациях, остальные часы посвящает беседам с людьми. И поэтому очень мало двигается. Нет времени заботиться о собственном теле. Это его жертва.

Стройная, подтянутая, Мэри выглядит совсем по-другому, гораздо моложе своих пятидесяти шести лет. Возраст выдает лишь седина. В отличие от своего гуру она все время в движении, в заботах. Живет в Ашраме уже пятнадцать лет, и если бы не голубые глаза, сошла бы за светлолицую жительницу Индостана. Такие здесь встречаются. Она знает хинди, говорит на пенджаби — языке своего учителя, одета тоже в «пенджаби» — шаровары и некое подобие длинного мужского кафтана или женского короткого платья, которые носят одинаково и мужчины и женщины Индии.

Скажу по правде, я не часто встречал в своей жизни американцев, а от тех встреч, которые случались, осталось не слишком отрадное впечатление. Американцы казались мне заносчивыми, сытыми и глупыми. А та «культура», которую они несут ныне в мир, считаю — унизительной для человеческого достоинства. Может быть, у них когда-то и были Уитмен, Джек Лондон, Хемингуэй, но теперь не осталось ничего, кроме желания все и всех подчинить продлению своей перекормленности. И как же я обрадовался, что обманулся, встретив Мэри. Однажды я спросил, что удерживает ее, профессора философии, в ашраме на должности, ну, скажем так, завхоза? Мэри ответила:

— Постоянное ощущение счастья. Все пятнадцать лет, что здесь нахожусь, живу с этим ощущением. Я просыпаюсь каждое утро с мыслью, как хорошо, что я здесь, что я могу служить Бабаджи, людям, вам, например. Принести обед, чистое белье, организовать встречу с моим дорогим учителем. И слушать, слушать, слушать его... Вместе с вами.

Признание в любви

Его святейшеству махарадже Баба Вирса Сингху
и помощнице махараджи Мэри Пат Фишер,
руководителям ашрама Гобинд Садан

Зеленый рай. Торжественно и тихо.
плывут ручьи людей из разных стран.
Их здесь не делят на буддистов, сикхов,
на христиан, на джайнов, мусульман…

Здесь главное, чтоб ты сердечно верил,
а если веришь — значит, не чужой.
Здесь махарадже помогает Мэри —
американка с русскою душой.

С косичками, в сиреневом платочке,
с узлами вен в натруженных руках,
без устали о странниках хлопочет,
особенно о нас, сибиряках.

А почему? Когда-то Баба Вирса
увидел Лик Божественный во сне —
ему Христос сияющий явился,
с наказом помогать Его стране.

— Молись, — сказал Он, — за любые страны,
но за Мою особенно светло.
Храни Россию в духе неустанно,
пока она не встала на крыло.

Святому старцу помогает Мэри,
за это им обоим наш поклон.
Я не уверен, что люблю Америку,
но в Мэри я уверенно влюблен.

Баба Вирса Сингх ушел. На его сайте в Интернете сообщается: «С глубокой печалью сообщаем, что наш любимый Баба Вирса Сингх-джи Махарадж ушел с земного плана 23-го декабря 2007 года после продолжительной болезни. Его тело кремировано 25-го декабря в 3 часа дня в Гобинд Садане. Шестого января 2008 года будет проведена публичная церемония в честь Махараджи. Махараджи покинул свое тело, но он всегда будет с нами, и мы будем продолжать его Великую Миссию. Свои соболезнования вы можете оставить в Гостевой книге англоязычного сайта Гобинд Садана». Я послал в пространство стихи.

Памяти Бабы Вирса Сингха

Осиротели Русь и Гобинд Садан,
не стало друга солнечного рядом.
Ушел от нас в заоблачную синь
великий старец Баба Вирса Сингх.

В идущей на земле духовной битве
он находился сутками в молитве,
Она была оружием его
в боях за мир и Света торжество.

— Откуда Свет придет? — его спросили.
И был ответ:
— Придет Он из России.
— Когда наступит время перемен?
— Когда страну поднимете с колен.

Теперь, быть может, молится за нас он
как дух бесплотный в небе над Кайласом.
А может, воплотившись на Алтае,
над нашими просторами летает.