Художник и Поэт: творчество Лилии Ивановны и Юрия Михайловича Ключниковых
Восток и Запад Печать E-mail

Часто цитируемые слова Киплинга о неслиянности Востока и Запада, кажется, опровергаются сегодня в Индии на каждом шагу. Приметы западной цивилизации, глубоко проникшей в жизнь индусов, сикхов, мусульман, буддистов, слишком очевидны. Если же брать проблему шире, то целый ряд восточных государств освоили технократические достижения Запад столь успешно, что начинают даже наступать на пятки своим учителям. И все-таки Киплинг, как всякий гениальный человек, во многом остается прав.

Линия водораздела, проходящая между Западом и Востоком, с одной стороны, ясна, с другой — неуловима. Если попробовать провести ее по принципу — динамичный Запад — сонный Восток, как это порой делают, то даже беглый взгляд на Японию, Тайвань, Гонконг, на ту же Индию покажет зыбкость, условность такой линии. А страны, исповедующие ислам, — какая уж там сонность!

Также не удастся разделить Восток и Запад по принципу развивающийся первый и загнивающий второй на том основании, что восточные страны сохранили живые религии, а Запад не сохранил. В Индии гнилостные процессы в религиях идут не в меньшей степени, чем, скажем, в Швеции. В Швеции церкви пусты, быть религиозным — значит прослыть ретроградом или мизантропом. В Индии нет нерелигиозных людей, зато дух коммерции, стяжательства глубоко проник в церковные институты.

В то же время процессы взаимопроникновения культур захватили сегодня весь мир. В Дхарамсале, например, не редкость встретить европейца в малиновом буддийском одеянии. Книги Карнеги, популярные на Западе, — это буддизм, приспособленный для максимального извлечения прибыли в бизнесе. Компьютерами в Индии широко пользуются не только деловые люди, но и монахи.

И все же... Европейская леди, приезжая в Индию, охотно сбрасывает джинсы, чтобы переодеться в пенджаби или сари. Но я почти не видел женщин Индии в джинсах. Их вообще не увидишь среди обслуги в ресторанах, гостиницах, магазинах. Хотя где-нибудь на стройке или на дорожных работах встречаешь стройную юную красавицу в сари с корзиной песка или кирпичей на голове.

 

Но это опять-таки периферия традиций и обычаев. А душа, дух Востока и Запада, как они взаимодействуют?

Я пишу эти строки после известных взрывов в Нью-Йорке, которые, как говорят многие, переменили картину мира. Но переменили ли? Да, Америка заметалась, усомнилась в своем всемогуществе, стала искать новых друзей и союзников, в том числе в странах ислама. Уже не с таким высокомерием настаивает на создании ПРО, ищет помощников, понимая, что никакая ПРО не защитит Америку от фанатиков. Но шахиды Усамы бен Ладена готовы пожертвовать собой, чтобы атаковать «врага Аллаха», а морпехи Буша станут ли при необходимости камикадзе?

По центральному телевидению из Москвы шла передача «Времена», посвященная трагедии в Нью-Йорке. Ведущий программы задал вопрос дочери бывшего министра экономики Ясина, в чем она видит причину совершенного злодеяния. Та ответила:

— Это вековой спор между бедными и богатыми. Богатые люди бывают обычно культурными и незлыми, а бедные — наоборот. Они завидуют богатым.

Сидевший рядом с дамой известный в нашей стране светский идеолог ислама бросил на соседку короткий презрительный взгляд и заметил в микрофон, подставленный ведущим:

— Бен Ладен миллионер, он мог бы надеть маску вашей «доброты» и жить в гораздо более комфортных условиях, чем те, которые создал вам ваш папа. Но он выбрал борьбу, борьбу за свои идеи...

Средства массовой информации объясняют противостояние, существующее в мире, еще одной причиной — географической разницей между богатым севером и бедным югом.

Есть и более глубокие размышления на сей счет. Александр Солженицын в беседе с американскими студентами на лужайке перед Белым домом, в ту пору, когда он еще жил в США, заметил, что Запад разжирел, утратил мужество и способность к выживанию, которые до сих пор при всех изъянах цивилизации сохранил Восток.

Давно замечено, что современный Запад, в особенности Соединенные Штаты, очень напоминают древний Рим его закатной, сумеречной поры. Та же изнеженность, желание воевать чужими руками, те же извращения и даже физическая деградация. Администрация американского президента обнародовала программу по спасению нации от ожирения. Правда, в отличие от позднего имперского Рима Вашингтон управляет страной еще твердой «демократической» рукой. Но что будет, если под ударами внутренних террористов или стихийных бедствий рухнет современная денежно-рыночная система, на которой покоится современная власть в Америке?

Предусмотреть можно все, даже стихийные бедствия. Но откуда взяться силе духа?

Чтобы оценить сегодняшнюю ситуацию в мире, не нужно заглядывать слишком далеко в историю. Из стран Востока в западные страны идет массовая миграция дешевой рабочей силы, обеспечивающей нужды бундесбюргеров на самых тяжелых и грязных работах. Мигранты, привыкшие выживать в тяжких условиях, натурализуются и начинают потихоньку вытеснять изнеженных аборигенов также из престижных профессий.

Происходит то, о чем еще в XVIII веке сказал один умный француз: «Лестница общества содрогается от скрипа лакированных сапог, спускающихся вниз и от стука деревянных башмаков (сабо), поднимающихся вверх».

Повторяемость подобных процессов очевидна, все слабое, изнеженное, тепличное уступает место тому, что умеет выживать в тяжелых условиях и сопротивляться. Но вот в старину китайский мудрец Лао-Цзы высказал противоположную мысль — настоящая сила слаба и пластична, все жесткое ломается. Иисус Христос, обладавший громадной энергетической мощью, способной повергнуть в прах врагов, не воспользовался силой, дал себя распять. Ему же принадлежит загадочная фраза о том, что легче верблюду пролезть через игольное ушко, чем богатому попасть в Царствие Небесное. Весь западный мир, взросший, как он считает, на идеях Евангелия, упорно обходит эту фразу молчанием. No comments.

Сможет ли сильный духом, если он действительно силен, террористический Восток одолеть изнеженный Запад? Или, согласно Евангелию одержат верх милосердные, любящие, мягкие?... Что будет с нынешним миропорядком?

Вот фрагменты беседы на эту тему с одним из современных учителей Индии.

— Существует ли непреодолимая стена между Востоком и Западом в том смысле, как ее обозначил Редьярд Киплинг?

— Пока существует.
— Когда она возникла и как долго будет существовать?

— Она возникла с появлением древнегреческой культуры, была продолжена наследниками древних греков римлянами, а затем европейскими христианскими странами. Если в двух словах охарактеризовать различие, существующее между духонаправленностью Востока и Запада, то оно заключается в том, что дух западных стран ориентирован на деятельность вовне, тогда как дух Востока сосредоточен внутри самого себя. Это создает иллюзию динамичного Запада и неподвижного Востока, на что и указал Киплинг. Тогда как...

— Тогда как?

— Дух самая главная и самая медленно развивающаяся структура в человеке. Со времен Христа человек в своей сущности мало изменился и на Западе, и на Востоке.

— Почему?

— Потому что самое трудное на свете — изменить себя, а духовное развитие возможно лишь при усилиях самосовершенствования. Всегда мало охотников работать над собой. Люди ищут пути полегче. И очень страдают от этого.

— Вы не ответили на вопрос, исчезнет ли противостояние Восток — Запад?

— Кое-какие барьеры уже убраны, но когда рухнет вся стена, никто не ответит. Многое зависит от того, сколько людей Хозяева планеты, то есть те, кто руководят человеческой эволюцией, смогут перетащить в следующий цикл развития земли. А это, в свою очередь, зависит от того, сколько неиспорченного человеческого материала осталось на Земле.

— Поясните, о каких Хозяевах земли идет речь?

— Пояснений дано достаточно и в Ведах, и в Библии, также в других священных книгах. Ваша европейская наука тоже пытается подойти вплотную к разгадке многих тайн управления Землей.

— Значит, эволюция управляема?
— Естественно.
— Кем?

— Теми, кто создал природу, человека и законы, по которым все существует и движется. В Библии говорится о серафимах, архангелах, престолах, в Ведах — о Шамбале.

— Люди часто живут вне законов.

— К сожалению, это так, и тогда вступает в силу закон кармы — что сеешь, то и пожинаешь. Если мы слишком упорствуем, возникают войны, землетрясения, наводнения...

— Значит Бог — это судья, опирающийся на вселенский уголовный кодекс?

— Если понимать Бога, как сумму законов, то да. В ваших священных книгах есть понятие Страшного Суда. Но мне ближе понятие Отца Небесного, о котором говорил ваш Иисус Христос. Отец прежде всего любит сына, а наказывает лишь тогда, когда сын отказывается слушать все вразумления. Хотя мы, индусы, чаще сравниваем Бога с заботливой Матерью, которая пестует несмышленых детей во всех обстоятельствах жизни.

— Учитель, некоторые наши философы, которые хотят примирить религию с наукой, говорят, что пора уходить от детских понятий о Боге, как о седобородом старце, восседающем на облаках и управляющем Вселенной.

— И это правильно, но Законы кто-то же создал.
— Значит, их все-таки сотворил мудрый старец — Бог?

— Важно знать не кто есть Бог, но что Он есть. Всем своим существом почувствовать это. У вас в Библии говорится: Бог сотворил человека по своему образу и подобию. Мы в Индии говорим, что Бог — это гигантский человек — Парабраман, телом которого является вся Вселенная. Этот Вселенский человек вбирает в себя все небесные тела, все, что существует на них. Он создает миры и законы, по которым миры существуют и развиваются.

— И стена Восток — Запад тоже придумана Богом?

— Да, она была создана примерно две с половиной тысячи лет назад, когда на маленьком пятачке земли, называемом Элладой, воплотился десяток самых мощных духов планеты с целью создать особый тип цивилизации, о которой мы уже говорили. Эти духи создали великолепную науку, искусство, архитектуру, словом, все то, что до сих пор восхищает людей и на Западе и на Востоке. Потом некоторые из этих духов воплощались в Древнем Риме, в Италии в эпоху Возрождения, в Англии, Франции, теперь те же духи воплощаются в России и в Индии, в других восточных странах...

— Вы хотите сказать, что они прекратили свои воплощения в западном мире?

— Возможно, так. Задача выполнена. Возникла другая: создать единую мировую цивилизацию, объединяющую то лучшее, что накоплено Востоком и Западом за минувшие тысячелетия.

Разговор происходил в Аллахабаде — городе Бога, где в силу известных только индусам причин родились многие выдающиеся люди Индии. Еще этот город знаменит тем, что является местом слияния трех священных рек: Ганга, Джамны и Сарасвати. Сюда направляются паломники со всей Индии, чтобы совершить омовение, которое считается священным. Место называется Сонгам.

Побывали на Сонгаме и мы. Ехать нужно было на больших лодках.

Они причалили к обширным мосткам, сооруженным на речной быстрине. Мы ступили на мостки, чтобы вместе с другими паломниками причаститься к таинству соединения с богами священных рек, так сказать, вариант индуистской евхаристии. Обряд нас сильно разочаровал. Едва мы оказались на мостках, как нас взял под свою опеку находившийся там брамин.

— Усаживайтесь. Помолимся Браме и поблагодарим его за то, что он дал нам возможность воплотиться в человеческом образе. Кладите сюда сто рупий.

Я положил.

— Сто рупий должен положить каждый, если хочет, чтобы его молитва дошла до Бога, — уточнил брамин.

Вынули деньги и остальные участники группы.

— Теперь помолимся Вишну, чтобы он своей бесконечной милостью и любовью поддержал нас за нашу жертву и помог правильно выполнить дхарму. Кладите еще сто рупий.

Я взглянул на своих товарищей. Они выглядели смущенными.

Опытный, судя по всему, психолог-брамин, уловив наше замешательство, принялся объяснять, что боги не могут обеспечить нам хорошую дхарму (судьбу), если мы будем проявлять скупость.

Тут уж мне пришлось вмешаться и объяснить собеседнику, что мы из России, страны, где руководители создали нам такое денежное обеспечение, которое не позволяет полностью платить богам за правильную дхарму. Переводчик перевел мои слова, брамин метнул на меня быстрый взгляд, собрал с дощатого пола положенные нами деньги и прекратил молитву. Мы поступили в распоряжение его помощников. А те объяснили, что по ритуалу причащения мы обязаны сделать жертву трем священным рекам. Жертва состояла в том, чтобы купить у этих людей гирлянды цветов, кокосовые орехи и бросить их в воду. Мы это сделали, брошенные предметы поплыли по реке, а через некоторое время мы увидели, как в трех десятках метров от нас лодочники ловко подбирали в воде «жертвы» и везли их назад, к нашим мосткам, чтобы снова пустить в оборот.

Половина группы, уплывшая к другим мосткам, к другому брамину поступила иначе. Они не стали платить деньги и покупать «жертву», сказали без обиняков, что богам деньги не нужны, и пристыдили брамина: «Почему выпрашиваешь деньги»? Брамин опустил глаза, заявил, что он беден и таким образом зарабатывает себе на жизнь. Наши возразили: если хочешь заработать, садись на весла и вези нас обратно. Заплатим. Брамин ничего не ответил, но настаивать на денежной «жертве» не стал.

В Непале, в столице Катманду, мы поднимались по лестнице, состоявшей из ста четырех ступенек к одному из буддийских храмов. В середине лестницы нам перегородили дорогу двое, которые потребовали плату за вход в святилище. И при этом помахивали пачкой каких-то желтых, как они сказали, храмовых квитанций. Не знаю, были они местными Остапами Бендерами или действительно местные ламы ввели плату за посещение храма, чего нигде мы до сих пор ни в Индии, ни в Непале не встречали. Мы продолжали движение по лестнице, не задерживаясь, глядя на билетеров невидящими глазами. Они нас пропустили без денег. Я не стану продолжать тему. Рыночная стихия гуляет по всему миру, проникая во все сферы жизни. Денежный червь подтачивает капитальные устои жизни и на Востоке и на Западе. Сегодня важно найти то, за что можно ухватиться, сопротивляясь эрозии, охватившей весь мир.