Художник и Поэт: творчество Лилии Ивановны и Юрия Михайловича Ключниковых
Фредди Печать E-mail

Красивый голубоглазый швед, «заболевший» Индией одиннадцать лет назад. Полное его имя Фред Нильсен, место его постоянного жительства — весь мир, временного — Россия. Я познакомился с ним в Новосибирске, где он появился проездом из Красноярска, чтобы встретиться, как он сказал, с участниками Центра имени Сергия Радонежского и со мной. Фредди пять лет живет в России, очень неплохо говорит по-русски, что, впрочем, неудивительно. Филолог по образованию, владеющий семью языками, он без особых усилий выучил восьмой — русский. Он сидит у нас в Центре и рассказывает:

— Швеция страна даже по западным стандартам очень богатая. Там нет бедных людей. Если ты переступаешь черту бедности, правительство тебя заставляет взять деньги, минимум пятьсот долларов в месяц, взять, потому что ты не имеешь права быть в этой стране бедным. Но богатство не сделало шведов счастливыми. Как вы знаете, Швеция занимает первое место в мире по числу самоубийств. Об этом числе самоубийств я узнал позже, когда стал взрослым. А в детстве я рос очень открытым и радостным по природе ребенком. Но всегда удивлялся, почему окружающие меня люди ходят с масками на лице, а если выпьют вина или водки, эти маски у них спадают и лица становятся злыми, агрессивными. У вас в России тоже много пьют, но ваши пьяные добродушные, хотя вы живете гораздо беднее нас. Я спрашивал себя, почему так происходит? В восемнадцать лет я сказал себе, что никогда не стану носить маску и не буду злым. Но меня стали мучить многие другие вопросы, я потерял покой и радость. Стал ходить в церковь. В скандинавских странах это не принято среди людей молодых и среднего возраста. Церкви у нас пустые, в них изредка заглядывают только старики и старушки. Я спрашивал священника, почему люди носят маски, ведь в Швеции человеку бояться нечего, здесь он живет, почти как в раю или при коммунизме? Ответ, который дал мне священник, не убедил меня, потому что сам священник тоже носил маску. Я это видел. Я взялся за чтение разных религиозных книг, особенно рассказывающих о жизни монахов. Эта жизнь увлекла меня. Я решил сам стать монахом. Вырыл в лесу избушку и стал жить в ней. Я питался крапивой, а также травой сныть, как ваш святой Серафим Саровский. Я жил в лесу два года, тратя на себя примерно двадцать долларов в месяц. Но я не нашел в своем лесу радости. Уф!

 

Фредди сделал шумный вздох. Он сопровождал свою речь выразительной мимикой и жестикуляцией. Можно было подумать, что он тоже надевает на себя своеобразную маску, но это не выглядело как маска, его речь походила на выразительный рассказ ребенка.

— Поскольку шведское правительство платило мне, как и всем неработающим людям, пятьсот долларов пособия, за два года я накопил сумму, достаточную для путешествий. Я поехал в Англию, в Лондон. Я привез оттуда двести книг по философии, теософии и антропософии... Я терпеливо перечитал все эти книги. Но и они не вернули мне утраченную радость. Я поехал в Индию, о которой много говорилось в книгах, которые я читал. Я встречался с монахами-буддистами, с браминами, с простыми людьми. В Индии люди тоже носят маски, но таких гораздо меньше, чем в Европе. И все-таки те, с кем я встречался и кому задавал свои вопросы о Боге, говорили не о своем понимании Бога, но повторяли книжные мысли. Но я видел, что на самом деле многие люди Индии думают не о Боге, не об истине, но о своей работе, деньгах, семье. Однажды я сидел вечером в отеле и плакал: «Господи! Чего я ищу? Может быть, Бога вообще не существуeт на свете!?» Утром я пошел на рынок покупать фрукты. Ко мне подошел человек в белой одежде и завел со мной разговор. Он сказал, что живет в Ашраме, где люди познают Бога, радость и истину. «Сколько стоит ваша истина, — спросил я, — двести, триста, тысячу долларов?» Человек улыбнулся: «Она ничего не стоит, мы не делаем бизнеса на истине». Так я попал в Ашрам Калки-Аватара. Там я нашел то, что искал.

— То есть ты попал в ашрам Мессии, которым объявил себя этот человек? — спросил я.

— Да, — ответил Фредди.
— Это человек?
— Да, человек. Аватар.

— Фредди,— сказал я, — мне говорили, что в Индии сидит по тюрьмам не один десяток аватаров. Что в этой стране есть закон, по которому всякий самозванец, объявивший себя аватаром и не подтвердивший это звание, получает тюремный срок. Твой аватар не из них?

— Нет, он не из них.

— Фредди, — не унимался я, — наш Учитель Иисус Христос, говорил, что пришествие Мессии состоится не в человеческом теле, но в духе.

Фредди бросил на меня усталый взгляд. Видимо, он привык к недоверию.

— Не все ли равно, что говорят книги. Я нашел в Ашраме Калки-Аватара радость. Я увидел кругом улыбки. Калки не призывает верить в него, как в Мессию, он вообще не требует верить во что-либо. Он спрашивает: чего ты хочешь? Радости, освобождения от блоков? И он дает человеку то, что человек просит.

— Как дает?

— Ученики Калки начинают работать с этим человеком, они ведут с ним беседы, проводят тренинги...

— Но наш Учитель Иисус Христос говорит, что Царство Божие добывается собственными усилиями человека, а не чьими-то тренингами.

— Юрий, почему ты говоришь «наш Учитель». Он и мой Учитель, и Учитель Калки. Разве не Христос сказал: «Стучитесь во все двери, и они откроются»? И я, и все другие ученики Калки стучались во многие двери. Я знаю, что ты стучишься в свои двери, буддисты — в свои, православные — в свои… Я стучался в двери радости, потому что не могу жить без нее. Она с детства была моей опорой, а потом я ее потерял. И вот теперь нашел снова.

— Фредди, ты сказал, что Калки освобождает от жизненных блоков дает свободу. Скажи не создает ли он новый блок — блок зависимости от него, Мессии ?

— Какой умный вопрос задаешь ты, Юрий. Ты можешь остаться с этим умным вопросом, не веря мне. В мире миллионы людей что-то ищут и сомневаются, не лишит ли кто-то их свободы. Они хотят жить в мире реальности, а не в мире иллюзий. Они ищут умом, но не сердцем. Но разве радость не высшая реальность? Ты говоришь, что я рискую попасть в зависимость от моего учителя. Но разве ты не зависим от своего? И разве можно назвать чувство любви и благодарности зависимостью?

Фредди разгорячился.

— Больше всего на свете я ищу свободы, радости, и еще — возможности поделиться ими. Поэтому я здесь, у тебя, Юрий. Если ты думаешь, что я приехал смущать тебя и отвлекать от твоих поисков истины, я могу уехать.

— Не нужно уезжать, Фредди, — сказал я. — Как только ты появился в моем доме, я посмотрел тебе в глаза, и этого было достаточно, чтобы поверить тебе. Ты не любишь слово «вера»? Заменим слово доверием. Я охотно побываю в Ашраме твоего учителя, хотя наверняка останусь верен своему. Наверное, ты прав: пришло время не выяснять, чье учение и чей учитель ближе к истине, а пытаться найти общий язык даже с теми, кто неправ. Скажи, кто такой Калки?

— Он учитель, обыкновенный школьный учитель. Ему был Голос: ты можешь учить не маленькие группы детей, но тысячи, миллионы взрослых и детей. Ему указали место его работы, он создал свой Ашрам, или кампус, так проще. И вот шесть лет занимается просветлением всех приходящих к нему. Через его кампусы прошли миллионы индусов и тысячи иностранцев. Сейчас он строит целый город, где будет продолжать и расширять свое дело.

— Фредди, пожалуйста, не обижайся на меня. Но ведь мы знаем, что любое дело требует работы, усилий. Даже если ты хочешь купить какую-то вещь, ты должен потратить на это труд. Не чей-то, а собственный. Как же можно самое великое и трудное в жизни — просветление получить за счет усилий другого человека, даже если он Аватар?

— Я не обижаюсь, Юрий, я привык к недоверию. А еще к тому, что меня считают недалеким, легковерным иностранцем, пребывающим в романтических мечтах. Я часто встречаюсь с рериховцами, они самые благодарные мои слушатели, но и самые недоверчивые. Некоторые из них говорят, что верны своему Учителю Мории и что я пытаюсь навязать им какого-то сомнительного аватара. Я отвечаю, что не пытаюсь навязать им даже радость. Потому что ее нельзя навязать. Я только спрашиваю: вы хотите радости, счастья, любви?

— Их дает Калки?

— Их дает время. Калки помогает осознать, что мы уже вступили в Сатья-югу. Просветление, которое она дает и которое Калки помогает получить, не отменяет никаких личных усилий, никакой самостоятельной работы. Человек обязан совершенствоваться в избранном ремесле, а также в своем внутреннем росте. Некоторых Калки авансом как бы перетаскивает в новую эпоху. Но если человек перестанет продолжать работу самосознания, он потеряет то, что получил от Калки.

— Ты хочешь сказать…

— Я хочу сказать, что наступило время, обозначенное в молитве «Отче наш»: «Да приидет Царствие твое, яко на небеси и на земли». В мире действует не один Калки, много их. Господь послал их в мир, чтобы подготовить массовую трансмутацию человечества. И все, кто желает вступить в царство Духа, могут получить просветление, ты с помощью Мории, я — с помощью Калки, другие — с помощью Иисуса Христа, Будды... И все мы — с помощью друг друга.

 

Со времени этой нашей встречи прошло почти десять лет. И вот мне по телефону звонит Фредди, оказавшийся в Новосибирске:

— Юрий, я хотел бы с тобой встретиться.
— Я тоже, у меня к тебе есть дело.

Мы встретились. Мое дело состояло в том, чтобы познакомить Фредди с этим рассказом и попросить разрешение на его публикацию. Прочитал главу вслух. Фредди слушал, закрыв глаза и улыбаясь.

— Все ли правильно говорю о тебе, Фредди? Можно мне включить этот рассказ в книгу об Индии?

— Ты описал все правильно, Юрий. У меня возражений нет. Тогда я думал так, теперь думаю по-другому.

— Ты расстался с Калки?
— Да, я расстался.
— Что случилось?

— Я никого не стану обвинять и сам не хочу каяться. Наверно, это была болезнь моего роста. Я слишком боготворил Калки, я считал его богом, а он оказался человеком со своими недостатками и ошибками.

— То есть ты увидел, что он никакой не Аватар?

— У меня нет ни малейшего желания развенчивать Калки. Возможно, он — Аватар. Я ему очень благодарен. Он многому меня научил, встреча с Калки была важной ступенькой в моем развитии. Я понял: самое главное в жизни — остаться человеком, выполнять не на словах, а на деле заповеди, которые дали Библия, Коран, Дхаммапада.

Фредди рассказал, что после расставания с Калки он создал собственную систему духовного развития, четыре года ездил с ней по Африке, два года по городам США, бывал на родине, в Швеции, в Индии. Одновременно сам учился у многих гуру. В Индии его поразил католический священник Гриффитс, который организовал здесь церковь, где можно услышать такие, например, молитвы: «Ом, Намах, Иисусе Христе» или «Ом, Намах, Дева Мария!»

— А как папа Римский относится к таким экуменистским нововведениям? — спросил я.

— Терпит, потому что у Гриффитса большой авторитет среди паствы.

На прощанье Фредди вручил мне катехизис своей «Школы Света». Чему учат там? Вот выдержки из катехизиса.

• Переживать жизнь непосредственно пятью органами чувств, а не только через призму ума или эго;

• Жить полностью в сейчас, ибо никакое другое время не является реальным;

• Принимать и любить жизнь, свою судьбу, себя и других такими, какие они есть;

• Находиться в единстве со своим безграничным я, чья природа есть вечная любовь;

• Представлять себе, что жизнь невероятно интересна, что она всегда может принести тебе радость;

• Ощущать благоговение ко всему и благодарность за все;

• Жить в покое, в единстве со всей жизнью, с тем, что ты говоришь и с тем, что находится за пределами слов.