Художник и Поэт: творчество Лилии Ивановны и Юрия Михайловича Ключниковых
ДЖЕЛАЛЛАДДИН РУМИ (1207 – 1273) Печать E-mail

Имя этого человека сопоставимо по влиятельности в суфийско-исламской философии с именем Ибн Араби. А в суфийской поэзии он стоит еще выше. Газели Руми и поныне распевают в народе, особенно в Турции и в Иране.

Родился Руми Мавлана́ Джалал ад-Ди́н Мухамма́д Руми́, известный обычно как Руми или Мевляна, в одном из древнейших городов мира – Балхе (ныне Афганистан), основанном 1500 лет до н.э. По сведениям исламских богословов, Балх – также родина основателя религии огнепоклонников пророка Зороастра. Умер же Руми в городе Конье (Турция), имеющем куда более древние корни, кстати, на родине (согласно легенде) Ходжи Насреддина. В Конье, по другой восточной легенде, покоится прах древнегреческого философа Платона. Все эти данные для суфиев весьма многозначительны.

Знаменательно и происхождение Джелаладдина Руми.

Одна из точек зрения утверждает, что значение имени –« неукротимый». По- арабски Джеллладин означает «Слава Веры».Отцом поэта был почитаемый до сих пор в исламском мире суфий, проповедник, правовед шариата Бахаутдин («богоугодный») Валлад, ставший его первым наставником, когда Руми был еще мальчиком. Согласно исламским преданиям, Руми наяву встречался с Ф. Аттаром, предсказавшим юноше великое будущее. А в своих многочисленных экстатических видениях он имел встречи с Аттаром и после его смерти. Считается, что Аттар и другие предки-призраки научили поэта той мудрости, которая вложена в его главный труд поэму «Маснави». Это четыре огромных тома (50 тыс. бейтов), труд, почитаемый в суфийском мире почти наравне с Кораном. Здесь собраны легенды, притчи, мифы, служащие до сей поры предметом изучения и медитаций суфиев различных орденов. Кстати сам Руми был идейным вдохновителем ордена «Мевлеви», существующего поныне. Мевляна – одно из прозвищ Руми.

Стихи Джелаладдина Руми, помещённые ниже, взяты из его главного труда «Маснави. Поэма о скрытом смысле».

***

Когда земная жизнь сжимает душу,

Ты жалобы и плачь её не слушай.

Так человека сотворил Господь:

Душа болит, страдает с нею плоть,

А дух растёт и твой, и Мирозданья.

И это есть закон произрастанья,

Закон пульсации отдачи и даров.

Он строг, понятен, справедлив, суров.

Молитвы слёзные, уныние и стоны

Не входят в действие всемирного закона.

Зима являет некое подобье сна,

За нею пробуждает жизнь весна.

А если бы всё время длилось лето,

С ума сошла бы бедная планета.

Итак, ты пальцы сжал свои, Руми,

Держась за жизнь, теперь их разожми

Для нового рожденья, для даренья,

Согласно сжатию миров и расширенью.

* * *

Не зрим грядущие дороги

Ни в ясном небе, ни во мраке.

И лишь распятые пророки

Умеют всюду видеть знаки.

Нет для добра у них границы,

Но нет и капли многословья;

Парят над нами, словно птицы,

В любую входят дверь с любовью.

Про солнце всякому известно,

Что свет восходов бескорыстен.

Но почему же повсеместно

Уходим в ложь от ясных истин.

Нам путь в грядущее неведом,

Но обозначили дорогу

Христос совместно с Мухаммедом.

Увы, не видим знаки к Богу!

* * *

Ты хочешь разыскать Первооснову,

Начальную природу бытия.

Произнести: «В Начале было Слово,

И Слово то нашёл в пространстве я».

Наш разум, по сравненью с Высшим, жалкий,

Начало и конец засорено.

Не прорастёт на человечьей свалке

Сияющее Логоса зерно.

* * *

Кто выбрался из жизненной темницы,

Отправился в небесный океан,

Теперь, подобно рыбе или птице,

Своей свободой безграничной пьян.

Но, может быть, он в раковине зреет

Жемчужиной, чтоб ожерельем стать…

Мы – дети Бога, Он нас всех жалеет,

Во всех мирах Аллаха благодать.

* * *

Где истина, в аду или в раю,

В добре, во зле, в покое ли, в боренье?..

Испробуй всё, спроси судьбу свою

И напоследок обратись к смиренью.

* * *

Вначале люди поклоняются всему,

Затем их сотворившему Уму.

И, наконец, устав от поклоненья,
Не бьют свои поклоны больше ничему.

* * *

Знай мусульманин, идол что такое, –

Оставил бы язычника в покое.

Кто молится, пусть даже духу страха,

Способен стать сподвижником Аллаха.

СУФИЙ О СЕБЕ

Одним кажусь приверженцем Аллаха,

Другим – примером христианского монаха,

Для третьих я – адепт зороастрийства,

Но для себя я Бог в комочке праха.

Горный козёл и коза

Козёл в горах бывает осторожен:

Прыжок здесь каждый стать последним может.

Но вот возникла вдалеке коза –

Мутятся тотчас у козла глаза.

Он скачет к ней сквозь пропасти и камни.

Такое повторяется веками.

Охотник знает эту прыть козла.

Всегда готова для него стрела.

Ведь и герою собственные страсти

Опаснее любой иной напасти.

ДЕРЕВО И ПЛОДЫ

Сей мир подобен дереву, а мы –

Под стать плодам, мы ждем своей зимы.

Висим, пока незрелы, на ветвях;

Грозят нам ветры, точит нас червяк.

Плоды срывают иногда жестоко

До временем назначенного срока.

Но вот он настаёт под небесами –

И падаем тогда на землю сами.

Так созревает дух в футляре тела,

Пока ему там жить не надоело.

КОРНИ СЛАВЫ

Мы в памяти людей хотим остаться,

Как мудрые пророки или старцы.

А почему бы нет? Подобно им,

Едим и спим, творим и говорим,

Приобретаем и несём утраты…

Но разные бывают результаты.

Цветок – один и тот же, но даёт

Пыльцой гадюкам яд, а пчёлам мёд.

Вино, не добродив, рождает уксус,

Но, выдержку пройдя, целит, как мускус.

Два тростника. Один свирелью стал,

Другой засох, качаться перестал…

Таких примеров тьма, когда ученье

Способно переделать тьму в свеченье.

ОТВЕТА НЕТ

Я размышляю дни и ночи,

О жизни здесь и в мирозданье.

Но почему Господь не хочет

Меня избавить от страданья?

В ответ молчанье.

Я раньше пил в ином трактире

И здесь нетрезвым пребываю .

Зачем в былом и этом мире

Глаза я пьянством заливаю?

Ответ – не знаю.

Хочу лететь над миром к звёздам,

Хочу сменить своё гнездовье.

Увы, везде земные гнёзда

Пропитаны враждой и кровью,

Но не любовью.

Чьи мысли принимает разум?

Чью волю исполняют чувства?

Я с жизнью здесь ничем не связан.

Вокруг всё холодно и пусто.

Не до искусства.

Хоть кто-то грустными глазами

Мне шлёт подобие привета.

Могу я спрашивать часами.

Мне нет ответа.

Да и в стихах одни загадки;

Не знаю, нужен ли я людям?

Со мной играет кто-то в прятки,

Незримо милует и судит.

Ответа нет, но и не будет.

ПИСЬМО ЛЮБИМОЙ

Ломающая кипарисы буря

Цветок ласкает, брови хмуря.

Трава с грозою не станет спорить;

Живут в согласье шторм и море.

Топор не испугается бревна

И не поднимется, когда пред ним стена.

Один глупец сражается с судьбою.

Любимая, склоняюсь пред тобою.

Ты для меня – и ураган, и роза,

И кипарис, и для него угроза.

Я беден, стар, подобен топору.

Возможно, через пару лет умру.

Пока Руми – не горсть земного праха,

Побудь со мною, именем Аллаха!..

ОТВЕТ

Стань, милый, безрассуден,

Душой и видом скуден,

Нетрезв, бесстыден, тучен,

Не сделайся лишь скучен.

Танцуй на поле брани,

Танцуй среди беды.

Танцуй, когда изранен,

Сорвав свои бинты.

Танцуй и днём и утром,

Танцуй во тьме ночной.

Танцуй везде, как будто

Встречаешься со мной.

* * *

Коснувшись смерти, в небо взмою

И с тучами соединюсь.

С приходом солнечного зноя

На землю ливнями вернусь.

Где воду в темноту пролили,

На свет появятся цветы,

И запоют головки лилий

Безмолвно песни красоты.

ЗАКОН ПУЛЬСАЦИИ

Когда земная жизнь сжимает душу,

Ты жалобы и плачь её не слушай.

Так человека сотворил Господь:

Душа болит, страдает с нею плоть,

А дух растёт и твой, и Мирозданья.

И это есть закон произрастанья,

Закон пульсации отдачи и даров.

Он строг, прекрасен, справедлив, суров.

Молитвы слёзные, уныние и стоны

Не входят в действие всемирного закона.

Зима являет некое подобье сна;

За нею пробуждение земли – весна.

А если бы всё время длилось лето,

С ума сошла бы бедная планета.

Итак, ты пальцы сжал свои, Руми,

Держась за жизнь, теперь их разожми

Для нового рожденья, для даренья,

Согласно сжатию миров и расширенью.

* * *

Земля не прах, она живой сосуд,

Наполненный Творца горячей кровью.

Земля и есть для нас Последний Суд:

Поступку, мысли, слову и злословью.

* * *

Сей мир подобен рогу изобилья:

В нем все есть, от болот и до высот…

Как птицу к цели направляют крылья,

Так нас стремленье к выбору несет.

* * * *

Исполни волю главную Господню:

Преобразись, прощенье заслужив,

Смирись умом, пока не умер плотью,

Родись душой, пока ты телом жив.

* * *

Куда для нас полезней умный враг,

Чем лезущий в приятели дурак.

* * *

Душе легко безмолвствовать в очах,

Как языку являть себя в речах.

* * *

Кто повторяет мысли мудрых книг,

Тот не всегда в чужую мудрость вник.

* * *

Тело лодка, под ней океан,

То есть бездна. Наполни стакан.

Выпей так, чтобы ум замутился;

Может, этим рассеешь туман.

* * *

Из рук Аллаха ты явился, как парча,

Но стал заплатой на кафтане палача.

Прислушивайся к шепоту Пространства

И снова стань парчой в руках Врача.

* * *

Когда покинем тело в мире этом,

В могиле нашу душу не найдешь.

Ищи ее в стихах больших поэтов.

Быть может, и свою там обретешь.

* * *

Никто не знает, как ценна душа

И как была она вначале хороша.

Когда покинем тело в мире этом

А почему? Наверно, потому что

Творец не взял с нас за подарок ни гроша.

* * *

Закрой глаза, избавь от мыслей разум.

Пусть сердце станет разумом и глазом.