Художник и Поэт: творчество Лилии Ивановны и Юрия Михайловича Ключниковых
ИНАЙЯТ ХАН (1882 – 1927) Печать E-mail

Хазрат Инайят Хан – выдающийся индийский поэт, музыкант, философ, суфийский теоретик и проповедник, распространявший суфизм в ряде западных стран, в США и в России, автор многих книг, посвященных суфизму. Владел, подобно Галибу, урду, но писал преимушественно на английском.

Инаят Хан Родился в Индии (провинция Гуджарат) , откуда родом «отец» новой Индии Махатма Ганди и «отец» нынешнего Пакистана Мухаммад Джинна. Не могу не сделать в этой связи отступление от темы.

В январе 2000-го года в Гуджарате произошло сильнейшее землетрясение, унесшее, по официальной статистике, двадцать, а по другим сведениям, сто тысяч жизней. Я в это время находился с группой русских паломников в Дели, в ашраме известного сикского святого, Бабы Вирса Синха. Там как раз проходила конференция по горячим следам катастрофы. Правительство Индии попросило Бабу Вирса Сингха и других лидеров различных религиозных обшеств объяснить причины землетрясения. Ответ был парадоксален для западного человека, но логичен для восточного: природный катаклизм спровоцирован человеческим фактором, а именно, – длительной политической борьбой в данном штате, расколовшем страну в 1948 г. на два государства – Индию и Пакистан. Причём религиозные противоречия не утихли и к началу 21-го века.

Инайят Хан был из тех, кто примирял подобные противоречия.

Он происходил из семьи потомственных музыкантов. Придворными музыкантами были его дед и отец. Некоторое время состоял музыкантом при дворе одного индийского раджи и сам Инайят Хан. Кроме музыки, его с детства влекла поэзия и философия суфизма. Суфийскую инициацию молодой Инайят Хан получил у известного шейха Саида Мохаммеда Мадани, прямого потомка пророка Мухаммеда. Успехи юноши в обучении были столь велики, что он получил посвящение сразу в четыре главных ордена суфиев: Чишти, Накшбанди, Кадири и Сухраварди, — редчайший случай в истории суфизма.

Однажды шейх Мадани призвал молодого мюрида (ученика) к себе и произнёс такие слова: «Ступай, дитя мое, в мир, соедини Восток и Запад гармонией твоей музыки, распространяй мудрость суфизма, ибо ты одарен Богом Всемилостивейшим, Милосердным».

Выполняя волю своего мюршида (учителя), Инайят Хан с 1910 года путешествует с лекциями и концертами по Америке, Европе, посещает Россию. Здесь он завязывает дружеские отношения с сыном Л.Н. Толстого Сергеем Николаевичем, с композитором А.Н. Скрябиным, поэтом Вячеславом Ивановым.

В России осуществилась заветная мечта Инайят Хана – постановка мистерии «Шакунтала» о земных отношениях двух влюблённых, которые перерастают в любовь небесную, - по пьесе в стихах индийского драматурга Калидасы. Идеей увлекся режиссёр Александр Таиров, руководитель Камерного театра в Москве. Музыку к спектаклю написал Инайят Хан. Премьера состоялась в декабре 1914 года, в роли Шакунталы выступила знаменитая актриса Алиса Коонен.

Инайят Хан вел в Москве также активную деятельность чисто суфийского характера, объединяя духовных искателей русской интеллигенции. На него выходили даже православные священнослужители. Об одной из таких удивительных тайных встреч рассказал сам суфийский Мастер:

“Мы поехали на санях, была зима, воздух был холоден и сух, и мы прибыли к таинственному сооружению. Когда мы вошли, высокие двери за нами закрылись, и нас окружили священники и монахи. Мы начали беседу с помощью переводчика. Временами я немного выходил за границы их религиозных обычаев и тогда чувствовал с их стороны некоторую холодность. Но я по сию пору не встречал таких понимающих умов, в которых умещалось все, что касалось мудрости и истины. Они были очень удивлены, что истина также существует в совершенной форме и за пределами их Церкви… Я покинул их, унеся с собой их дружеские чувства и взгляды симпатии”.

Тогда же в России публикуется книга Инайят Хана «Суфийское Послание о Свободе Духа» – возможно, единственное в нашей стране издание по истории, теории и практике суфизма, полученное, что говорится, из первых рук. Причем в издании ему помогает офицер Андрей Балакин, приставленный Царской охранкой для контроля за деятельностью зарубежного миссионера, но увлекшийся учением и ставший учеником Мастера.

К тому времени у Инайят Хана появляются близкие ученики, и он открывает филиал «Суфийского Ордена» в России, руководителем музыкального отделения Ордена становится С. Л. Толстой.

И наконец, ещё одно событие тесно связало судьбу Инайят Хана с нашей страной. 1 января 1914 года в Москве у него рождается дочь Нур – по- русски Светлана. В годы Второй мировой войны она становится активной участницей Сопротивления, связной между французскими партизанами и английской разведкой и героически погибает в застенках гестапо.

Инайят Хан, можно сказать, открыл новую страницу во взаимоотношениях Индии с Россией и осуществил первый личный контакт поэтов-суфиев с нашей страной. Вторым таким контактом был приезд уже в советскую Россию турецкого писателя с суфийскими корнями Назыма Хикмета. Но об этом ниже.

ОПОРА

Отправились мюршид с мюридом в горы

На поиски единственной опоры;

Изранив ноги, добрели до туч.

Нашли себе пещеру среди круч,

Там ели Богом посланную манну,

Спасали душу, повторяя мантру.

Так жили. И однажды молодой

Во сне увидел камень золотой.

Сон повторился. Камни золотые

Приснились, после – тучи дождевые,

Набитая монетами сума…

Мюрид тихонько стал сходить с ума.

«Мюршид, я превращаюсь в златомана!»-

Взмолился парень. -

«Выверни карманы».

Тот это сделал. Заблестел динар.

«Отправь его на дно ущелью в дар».

И хлынул ливень вместе с жёлтым градом,

И золотом земля покрылась рядом.

«Возьми же, сколько надобно душе».

Мюрид заплакал:

«Я насытился уже».

СОГЛАСИЕ В СПОРЕ

Индус с афганцем вспомнили Христа.

Заспорили о слове «доброта».

Что на санскрите означает «daya»,

Похоже по звучанию на «maya»*.

«Быть добрым – облегченье людям дать,

Мы хоть на миг перестаём страдать» –

Подвёл индус итог. Не возражал афганец

Признался даже оппоненту: «Каюсь,

Что спорил я с тобою, в общем, зря:

Тот тип, что христианского царя

Прикончил на кресте, был очень добрым-

Копьё вонзил в страдающие рёбра».

* maya- понятие, в восточной философии означающее иллюзию

ФИЛОСОФСКИЙ СПОР

Один философ суфия спросил:

«И жизнь, и смерть есть игры Высших Сил,

Не так ли?» – «Так».– Но что со мной случится,

Когда перешагну житейские границы?»

-«А хочешь ли ты смерти послужить?»

-«Не знаю». – «Расспроси её. Я собираюсь жить».

ИЗ ЖИЗНИ ПОЭТА

Надев на плоть торговые вериги,

Саади продавал на рынке книги.

К нему явился некий покупатель:

«Есть новые стихи великого Саади?»

Поэт польщён был и смущён немало:

«Что в них тебя заинтересовало?»

Сказал читатель: «Парень пишет славно,

В стихах, как в жизни, – просто и забавно».

Поэт в восторге: «Я – простой шутник!»

Не стал брать денег за покупку книг.

МОЛИТВА

В далёкой Индии, стране святых чудес,

Спешила девушка через пустынный лес

На краткое свидание с любимым.

Тропинка пролегала кельи мимо.

Там жил отшельник, задержал её:

«Ты вторглась во владение моё.

Кощунство совершила», – молвил строго, –

Нарушила мою молитву Богу». –

«Прости, но как меня ты видеть мог?

Любовь, ты знаешь, есть всеобщий Бог.

Я торопилась к милому, молчала

И ничего в пути не замечала».

* * *

Кто счастлив истинно, тот счастлив и везде:

В богатстве, в бедности, в страданиях, в беде.

Он в тайны сердца собственного вник,

Там счастья отыскал таинственный родник.

* * *

Сердце человека – дом души его.

В нём да утвердится правды торжество!

Никаких гостей на праздник не зови,

Кроме бесконечной ко всему любви.

* * *

Страданье – обязательный закон

Для тех, в чьём сердце раскрывается бутон.

ТАЙНА

Существовала некогда страна,

Где знали, какова всему цена:

Вещам, деньгам, талантам и тому,

Что недоступно скудному уму.

Но возвышалась в той стране стена,

Которой была тайна вручена.

А кто всходил на стену, без следа

Скрывался, как считают, в Никуда.

И очень всем хотелось разгадать,

Что за стеною можно увидать.

И снарядили люди храбреца

В загадке разобраться до конца.

Связали юношу, подняли тросом вверх

На каменный таинственный барьер.

Открыл смельчак глаза и крик исторг,

Придя в неописуемый восторг.

И дёрнули за трос, поймали налету

Свидетеля.

«Что видел ? Бога, красоту?»

Смельчак молчал, лишённый дара речи.

И навсегда осталась тайна Встречи.


ДВА БУТОНА

О розовый бутон, чем занимался ты

Всю ночь?»

«Тем, что и прочие цветы».

«Но чем ?» –

Закрыв глаза, вымаливал у неба,

Чтоб сердце утром не стучало слепо». –

«Тюльпан, ты спал. Потом открыл глаза.

Зачем?»

«Хочу о чём-то рассказать».

«О чём?»–

«Могу сказать Земле уставшей,

Как может стать бутон прекрасной чашей».

СЧАСТЬЕ

Хотя им может овладеть любой живущий,

Но обретает лишь другим его дающий.

ТВОРЕНИЕ И СОТВОРЕНИЕ

Бог сотворил нас как Добра творцов.

Мы чаще вытворяем зло, взрослея.

Становимся порою бесов злее,

Но возвращаемся к Добру в конце концов,

Измученные злобой на дорогах...

Пока Его ребёнок не подрос,

Бог отвечает на любой вопрос,

Но мы не часто спрашиваем Бога.

* * *

О, миротворец! Ты сражаешься за мир на всей земле.

Сначала, я прошу тебя, создай его в себе.

УЗОРЫ ЧУВСТВ

Невозмутимость!

Мой ближайший друг,

Как редко я прошу твоих услуг.

О, скромность!

Шлю тебе смиренное послание,

Ведь ты пока вуаль, за ней моё тщеславие.

Смирение!

Родник в людской пустыне.

Источник истины и суть моей гордыни.

Тщеславие!

Ты часть всеобщей ноши.

Влачат её святые и святоши.

Привычка!

Ты не любишь перемены.

С тобою я и царь, и раб одновременно.

Моё большое мыслящее Я

Освободи от малого меня:

От зависти, от злобы, от упрёков

Воздержится пускай душа моя.

Свобода!

Сколько жертв я снёс на твой алтарь.

А ты ждёшь новых, ненасытный царь.

Доверчивость!

Правдивостью маня,

Как часто огорчала ты меня,

Но вновь тащусь, как прежде, за тобой,

Обманутый очередной нуждой.