Художник и Поэт: творчество Лилии Ивановны и Юрия Михайловича Ключниковых
МЕХСЕТИ ГЯНДЖЕВИ (1089 –ПОСЛЕ 1160 г) Печать E-mail

Персидская поэтесса Мехсети Мехсети Гянджеви́ характеризуется в энциклопедиях как «яркая представительница мусульманского Возрождения». Сведения о второй после Рабийи великой женщине ислама тоже весьма скудны. Но творческое наследие Мехсети более или менее достоверно . Оно дошло до нашего времени благодаря дастану (свитку) «Амир Ахмед и Мехсети». Сегодня опубликовано свыше двухсот рубайев поэтессы. Именно в этом качестве, как мастер поэтического слова, Мехсети приобрела большую популярность на Востоке, тогда как Рабийя прославилась, как первый мастер суфийской поэзии.

Творчество Мехсети – прежде всего любовная лирика, но в рубайях поэтессы звучат также идеи равноправия женщины, свободы, борьбы с несправедливостью (не в западном, феминистском звучании этого слова, но в ключе суфийского свободомыслия, независимости от церковного шариата). У всех поэтов- суфиев, как известно, были очень непростые отношения с исламским духовенством, также с эмирами, шахами и султанами. Разногласия нередко заканчивались трагически. Были свои сложности в этом смысле и у Месхети. Но в целом её внешняя жизнь прошла относительно успешно. Прожила поэтесса более семидесяти лет. Пользовалась большой прижизненной славой, а после смерти стала ещё более знаменитой, особенно в современном Азербайджане, на территории которого в Гяндже она родилась. В ту пору город входил в состав Сельджукского султаната.

О Мехсети написаны в советском и постсоветском Азербайджане– пьесы, оперы, ей поставлены памятники, функционирует музей Мехсети.

* * *

Гляжу вокруг – охватывает страх:

Повсюду нынешний или грядущий прах.

Земля летит могильным камнем в небе,

А тучи – парусами на ветрах.

* * *

Влюблённая в земное бытиё,

Я так ждала любви, звала её.

И в поисках единственного друга

Нашла лишь одиночество своё.

* * *

Я суть любви пойму когда-то вряд ли.

На те же в жизни наступаю грабли:

Любовный кубок выпила до дна,

Но он любви не содержал ни капли.

* * *

И небо надо мною поседело,

И чувство в сердце тоже охладело.

Я так люблю в себе и в людях смех,

Что срок пришёл вину вмешаться в дело.

* * *

Пусть чанг* звучит, молитва помолчит,

Вина кувшин над чашей зажурчит.

Кто знает цену скуке лицемерной ,

Тот осужденьем нас не огорчит.

--------------------------------------------------------

* чанг- музыкальный инструмент.

* * *

В молитвах о минувшем толку нет.

Зачем тревожить прошлогодний след?

И если гаснет луч надежд последних,

Как может сердце выбраться на свет?

* * *

Я сделалась, как жухлая трава,

Меня не лечат добрые слова.

Засохшему в людской пустыне сердцу

Помочь уже не может голова.

* * *

Болотный хвощ не украшает сад,

Репейник розе не сосед, не брат.

Был юноша так нежен, так приветлив,

Но сделался угрюм и бородат.

* * *

Устала я встречаться и прощаться,

Надеяться, смеяться, возмущаться.

Ты обещал мне радости в Гяндже.

И вот мы здесь, но где же наше счастье?

** * *

Не утолил тебя ни уст моих родник,

Ни к ласкам Месхити ты не привык.

Боюсь , моим целителем не станешь,

Потомственный суфийский духовник.