Художник и Поэт: творчество Лилии Ивановны и Юрия Михайловича Ключниковых
РАБИЙЯ АЛЬ-АДАВИЯ (717-801) Печать E-mail

Хотя отцом персидской суфийской поэзии принято считать Рудаки, но у неё была и «мать», которая родилась на полтора века раньше, великая святая исламского мира Рабийя аль-Адавия аль-Басри

– в переводе «сладостная». О ней сохранились легендарные сведения; стихи же ее, если она их вообще писала, не сохранились. Единственное свидетельство поэтического творчества Рабийи принадлежит суфийскому поэту 12-го века Фаридаддину Аттару, который цитирует несколько ее стихотворений.

Но главным в жизни Рабийи стала отнюдь не поэзия. Она, женщина ислама, где права прекрасного пола строго регламентированы шариатом, прославлена в мусульманском мире как одна из основателей самой сокровенной ветви исламского древа – суфизма.

Родилась Рабийя в Басре (ныне иракский город с двухмиллионным населением) в очень бедной семье. Рано лишилась родителей, она была продана в рабство и несколько раз меняла хозяев. Один из них, пленённый простодушной набожностью рабыни и её врождённой этикой, дал ей вольную. Освобождённая от рабства Рабийя своей искренностью и преданной любовью к Аллаху заслужила громадное уважение горожан, стала героиней множества легенд и мифов. Её вспоминают как человека, полностью отрекшегося от земной жизни. Руки святой женщины просил эмир Басры Мухаммед бин Сулейман и множество других именитых сограждан. Ответ был неизменен: она знает единственного мужчину – Бога.

Современником Рабийи был другой великий аскет ислама Хасан аль-Басри, на проповеди которого она регулярно ходила. Однажды Хасан задержал проповедь. Его спросили – почему?

Святой ответил: «Жду Рабийю. – И добавил. – Какую бы мудрость я ни сообщал вам, она приходит из сердца Рабийи».

Согласно другой легенде, когда святую спросили о любимом блюде, она ответила: «Финики. Но я не съела в жизни ни одного, потому что слуга Возлюбленного (Бога), питаюсь лишь тем, что Он пошлёт. Он же мне ни разу не посылал фиников».

В исламском мире популярна ещё одна притча: «Рабийю спросили: «Любишь ли ты Бога?». Она ответила: «Кто же Его не любит». – «А ненавидишь ли сатану?»

Ответ был таков: «Я настолько люблю Бога, что в моём сердце нет места для ненависти».

Великий суфийский авторитет Джелаладдин Руми приводит чисто суфийский рассказ, свидетельствующий о необычайных умственных способностях Сладостной.

«Однажды ученики увидели Рабийю, что-то ищущую во дворе собственного дома.

– Что вы ищите, Сладостная? – спросили они.

– Какое это имеет значение? Просто ищу. Если можете, помогите.

Ученики засмеялись:

– Вам, уважаемая Рабийя, наш вопрос показался неуместным, а нам - Ваш ответ. В чём конкретно мы можем помочь, если не знаем, что Вы ищите?

– Ну, хорошо, скажу вам: я ищу иголку, которую давно потеряла.

Ученики резонно заметили:

– Двор велик, иголка очень маленькая. Не могли бы вы точно припомнить, в каком месте двора потеряна иголка?

– Снова неуместный вопрос! Я ищу, а вы пристаёте ко мне с разными отвлекающими от дела мелочами!

Ученики оторопело смотрели на свою духовную наставницу:

– Рабийя, мы вас очень любим и ценим, но боимся, не помрачился ли ваш светлый ум?

На что знаменитая наставница заявила:

– Мой ум в полном порядке. Если же вы столь недогадливы, чтобы понять меня, раскрою вам небольшую тайну: иголку я потеряла не во дворе, а в собственном доме.

–Зачем же тогда мы ищем здесь?

Рабийя посмотрела на закатное солнце, бросавшее последние лучи во двор.

– Здесь ещё светло, а в доме уже ничего не видно.

Тут уж ученики совсем запутались в логике Рабийи, они молча, с растерянными улыбками поглядывая на свою учительницу.

Рабийя рассмеялась:

– Какие же вы непонятливые! Я вам даю очередной урок. Все мы ищем суть жизни вне дома. А наш дом – наша собственная душа, которая для большинства людей сплошные потёмки».

Далее Руми разъясняет смысл притчи, напоминающей коаны китайских чань-буддистов. Все люди, за редким исключением, ищут богатства, почестей, славы, книжной мудрости, в лучшем случае – помощи Бога как некоего восседающего в небе всесильного мудреца. То есть всё наше внимание, все наши искания обращены, как правило, на нечто овеществлённое, внешнее, тогда как ответы на все вопросы, как и ключи человеческого счастья находятся в каждом из нас – в глубинах нашего собственного сердца.

Сама Рабийя, по свидетельству современников, была именно такой – приветливой, радостной, отзывчивой при абсолютной внешней бедности, безбытности и обездоленности.

СЛОВА РАБИЙИ, СКАЗАННЫЕ В ЭКСТАЗЕ

О если б мой восторг с людской смешался кровью,

Сердца на всей земле дышали бы любовью!

ЕДИНСТВЕННОМУ ДРУГУ

Душой тоскующей, когда бывает туго,

Могу утешиться я с неизменным Другом –

С одним Тобой, а тело отдаю

Тому, кто понимает суть мою.

Но сердце, кровь, душа и даже тело

Тебе лишь одному принадлежат всецело.

ДВЕ ЛЮБВИ

Живут во мне два чувства, две любви.

Одна – ищу любовные касания Твои.

Ты шепчешь: «Приключится безысходность –

Я помогу тебе, ты только позови».

Любовь другая – не ищу Тебя нигде,

Но благодарна счастью и беде.

Всё в жизни принимаю как подарок.

Шепчу сама: «Я помогу Тебе везде».

Заканчиваю плыть земной рекой,

Ни в той не преуспела, ни в другой.

ЕМУ ЛИШЬ ПОДЧИНИСЬ

Ты говоришь о том, что любишь Бога,

Но душу манит иногда не та дорога.

Уж если любишь, чувства, мысли, плоть

Ему лишь подчини светло и строго.

МОЛИТВЫ РАБИЙИ

* * *

О Боже, если завтра в День Суда,

Ты в ад меня отправишь навсегда,

Открою я Тебе такую тайну:

Не примет меня дьявол никогда,

Ведь ад предполагает разделенье,

Разлуку и мучительное тленье,

А нас с Тобой ничто не разлучит–

Ни ад, ни Рай, ни светопреставленье.

* * *

Когда люблю Тебя из страха в ад попасть,

Испепели меня – готова я пропасть.

Когда о Рае лишь все помыслы мои,

Оттуда изгони Ты душу Рабийи.

Из Рая изгнанная, поклонюсь я чуду,

Что чувствую Тебя всегда и всюду.

В аду же мучаясь, печально закричу:

«Я так Тебя любила, за что теперь плачу?!»

ГОЛОС ОТВЕЧАЕТ НА МОЛИТВЫ РАБИЙИ

Был Голос мне: «Достаточно сомнений.

Да будут мысли обо Мне чисты от подозрений.

Я допустил тебя к Огню Своей души

Не для того, чтобы затем Огня лишить».

ОТВЕТ РАБИЙИ ГОЛОСУ

Могу Тебе лишь то, что говорила, повторить:

Я сердце, душу, плоть Тебе готова подарить.

Мне никуда от Твоего Присутствия не деться.

Прими мой дар единственный или пустое сердце!