Художник и Поэт: творчество Лилии Ивановны и Юрия Михайловича Ключниковых
После катастрофы Печать E-mail

И прошла ночь, и наступило утро две тысячи… года.
Какого именно? Этого не дано знать ни смертным, ни бессмертным. Ведь если бы людям было известно будущее и его точные сроки, жизнь превратилась бы в скучный спектакль заурядного режиссёра. Но жизнь — захватывающая драма со множеством импровизаций, и режиссёр у неё гениальный. Подражая ему, мы в меру сил тоже стараемся разнообразить наш монотонно повторяемый жизненный спектакль. Понятное дело, кто как может.
Ну, например, каждый из нас, засыпая, знает, что он проснётся, позавтракает, отправится утром на работу, вернётся домой, поужинает и снова заснёт. Этот рутинный ритуал можно продолжать без конца, и многие смиряются с подобной скукой. Но есть отчаянные страны и отчаянные люди, которые по своей природе не могут скучать. И какое разнообразие они себе устраивают! Представь, ты пришёл на работу в расчёте получить зарплату, а бухгалтер объявляет — денег в кассе нет и неизвестно, когда они будут. Смертный ты или бессмертный, гений или посредственность, клянусь жизнью и смертью, безнадёжно покривишь душой, если скажешь — мне наплевать. Или вообрази — зарплату задержали на полгода и потом выдают всю целиком. Или — директор фирмы, где ты работаешь, сбежал с чемоданом денег в недоступный для Интерпола ад…

О, необъятная жизнь, сколько волнующих событий способна ты развернуть перед глазами своих сынов и дочерей!
Ещё один неординарный сюжет. Ты накануне крепко выпил и, проснувшись, чувствуешь себя не в форме. Срочно надо эту форму поправить. Ты можешь вставить в многоточие между «проснулся… заснул» восхитительную перспективу вызвать врача, убедить его, что заболел гриппом и получить справку. Потом купить бутылку водки «Кристалл», две бутылки пива «Толстяк» и просидеть весь день у телевизора до очередного «заснул».
Правда, подобные импровизации доступны только жителям стран, живущим по индивидуальным сценариям. В большинстве других стран, где используют сценарий стандартный, человеку прийти на работу и не получить зарплату в условленный день так же невозможно, как пингвину перелететь с Южного полюса на Северный. Не появиться на службе, проведя дома весь день со справкой о гриппе и выбивая похмельный клин тем же клином, жителю рутинной страны тоже никогда не придёт в голову. Поэтому так однообразна пьеса жизни в рутинных странах и так чертовски разнообразна она в странах со штучным сценарием.
Конечно, у тех и у других этот сценарий имеет общий конец, который раньше называли «заснуть и не проснуться». Но эпоха, когда такой конец рассматривали как трагедию, ушла безвозвратно в корзину космического компьютера. В двадцать первом веке любому уважающему себя джентльмену и каждой начитанной леди известно, что так называемого вечного «не проснуться» в природе не существует. Его просто нет, потому что его не может быть никогда. Ритм «проснулся… заснул» повторяется вечно. Смертный бессмертен, бессмертный смертен. Трюизм? Тогда уподобим нашу жизнь волнистой линии. Волна вверх — родился и живёшь на земле, волна вниз — тоже живешь, но только на небе, или в подземелье «Единого энергетического холдинга». А потом небесный свет или подземный рубильник выключают, ты на какое-то время засыпаешь и снова обязан проснуться в какой-нибудь земной энергетической системе, где верховодит свой Мороженый Голавль.
Прости, читатель, этот шутливый мой тон, а также все предыдущие и последующие шутки. Они не затем, чтобы тебя рассмешить или разозлить. Давай вместе подумаем о том, сколько же головомоек претерпевают наши бедные головы в так называемой человеческой эволюции, где без конца крутятся одни и те же сюжеты!
* * *
Стихи о клонировании
Да спасут нас Господь и наука
От смещенья ума и оси…
Ну, а если придётся аукать
На безлюдных просторах Руси,
Если ливень продлится торговый,
Одолеет рекламный разгром…
Пусть горой Араратскою новой
Станет первый заброшенный дом.
Самый старый, но только не проданный.
А иначе плохи дела.
Потому что в продажу родина
До сих пор никогда не шла.
В этом доме затопим печку,
Стол накроем, графин на столе…
И клонируем русскую вечность
На спасённой от рынка Земле.
* * *
Хвала Всевышнему, так и случилось!
Рекламный ливень не затопил полностью всю землю, хотя и длился гораздо больше сорока дней и ночей библейских. Не всю Россию успели распродать и не на все мозги смогли наклеить рыночные этикетки. Героические гены людей, её населяющих, отторгли диктатуру торгашества и пошлости.
Итак, лета две тысячи… года герой нашего рассказа встретил утро в собственном доме с садом, где росли пальмы, кактусы, много фруктовых деревьев и цветов, а также имелся небольшой огород. Неподалеку текла река под названием Обь.
Государство, в котором проживал наш герой, именовалось теперь СССР — Союз свободных сибирских республик.
Мы уже сообщили, что новое рождение нашего героя состоялось в небольшом сибирском городке. Добавим, оно произошло в семье весьма скромных родителей. Отец работал штукатуром в строительной компании, мать была учительницей. Мальчика назвали Пётр.
Детство и юность Петра проходили в эпоху Великих Перемен. Звезда Тишья, или иначе, Мулам-стар, о которой поэту рассказывала когда-то Фея, приблизилась к Земле на самое близкое расстояние, как это случается один раз в двадцать пять тысяч лет. Произошла серия катастроф, а после них один большой катаклизм. Это было подобно затяжной огромной грозе с множеством громов и молний, наводнений и землетрясений. Гроза закончилась тем, что небо над Землей очистилось и в нём засияло два солнца. Да, читатель, ты должен вообразить в небе два светила, одно из них — наше Солнце, а второе — звезду Тишья, которая не спешила уходить из поля видимости Земли. Ей предстояло постоять в околоземном пространстве три-четыре сотни лет, как утверждают астрологи, чтобы завершить очистительные процессы. По этой причине исчезла в прежнем понимании ночь, после заката Солнца нашу матушку Землю освещала звезда — пришелец. И хотя ночью становилось чуть темнее, чем днём, но можно было выполнять любую дневную работу. Совсем как в белые ночи за Полярным Кругом и даже лучше.
Появились научные работы, объясняющие природу происшедших катастроф и катаклизмов. Учёные вернули понятию «катастрофа», которое означало до сих пор нечто непредсказуемое и ужасное, его первоначальное значение от греческого «ката» — вниз и «строфа» — оборот. Если существует оборот вниз, то следом наступает оборот вверх, объяснили физики нового поколения, потому что в космосе всё вращается. Слово же «катаклизм» не нуждалось в особых пояснениях, люди двадцать первого века хорошо усвоили ту истину, что всякий оборот вниз или вверх нуждается в клизме. На эту тему в мире было защищено несколько тысяч диссертаций, а два труда американских ученых даже удостоились Нобелевской премии.
Планету продолжали сотрясать сильнейшие землетрясения, но люди к этому привыкли. Одни во время разломов земной коры взлетали вверх над трещинами и перемещались в безопасное место. Другие, увы, проваливались под землю, стоически закрыв глаза и, как правило, успев шепнуть знаменитый слоган конца двадцатого столетия — да здравствуют права человека!
Не спеши принимать, читатель, эти предсмертные слова уходящих под землю людей за чёрный юмор. Никакого юмора! Проваливавшиеся под землю неудачники прекрасно знали, что они вынырнут через некоторое время на земную поверхность и будут снова бороться за свои права. Ведь наступила эпоха «воскрешения мертвых», как об этом было сказано в древних пророчествах. И сами пророчества обрели научную основу.
Наука объяснила людям, что в новую эпоху ад и рай самоликвидировались. Живущие в раю уплотнили свои тела и спустились на землю. Живущие в аду либо сожгли свои соматические оболочки и переместились на планету Сатурн, либо в полуобгоревшем виде поднялись из подземелий наверх. Правда, кое-где островки рая и ада ещё сохранялись, так же как для некоторых обитателей ада были созданы на земле специальные экологические вольеры. Но об этом разговор впереди.
Эклиптика Земли тоже сильно изменилась, отчего глобус мира приобрёл новые очертания. Почти вся Европа ушла под воду, южная её часть превратилась в архипелаг различных по размерам островов. В Северной Америке океан полностью затопил густонаселенную и самую промышленно развитую восточную часть Соединённых Штатов. Кстати, такую перспективу для США предвидел в начале ХХ века американский прорицатель Эдгар Кейси. Что же касается некоторых других стран, то они подверглись быстрому оледенению, потому что Северный полюс передвинулся сюда. Но «быстро» не означало мгновенно. И оледенение и другие катастрофические процессы происходили в течение нескольких десятилетий, так что добрая часть жителей Северной Америки, как, впрочем, и Европы, успела эмигрировать в безопасные места, главным образом в Россию и в Союз сибирских республик. Но часть американцев перебралась в джунгли Амазонки и создала там новые США — Соединённые Штаты Амазонии после того, как 52-й президент США Джордж Амадей Бакс Самый Младший купил за пятьсот миллиардов долларов большой участок земли в малонаселенной части Бразилии.
В ту пору все газеты и телевизионные программы мира обнародовали его программную фултоновскую речь. Мы приводим текст речи полностью, без сокращений, ибо она представляет собой важный исторический документ.
«Леди & джентльмены! Амазоно-американские братья и сёстры! К вам обращаюсь я, друзья мои!
Я говорю и показываю себя из города Фултона, где великий друг американского народа сэр Уинстон Черчилль когда-то произнёс такую же, как моя, знаменитую речь, положившую начало нашему крестовому походу против империи зла — коммунистической России. Как вы знаете, мы сокрушили этого монстра, но теперь нам угрожает новое чудовище — космический коммунизм и космический терроризм. Незваная нами звезда Тишья разрушила нашу благословенную рыночную империю и пытается на всей обозримой ойкумене возродить коммунистические порядки. Но пасаран! Они не пройдут!
Леди & джентльмены, к сожалению, мы не прислушались к советам незабвенного старика Теллера и вовремя не атаковали зловещую звезду всей объединённой ядерной мощью Америки. По этому поводу русские выразились примерно так: «Амазонский президент крепок умом, который у него в заднице». Пусть оставят в покое мой ум и мою задницу. Пусть смеются, сколько угодно, наш истеблишмент им не удастся сокрушить. Посмеемся и мы. Будет и на нашем Бродвее праздник!
Мы построим в Амазонии новый форпост демократической рыночной цивилизации. Мы переведём туда военную мощь нашей страны: самолеты, подводный флот, морскую пехоту, танки и радары. Мы ощетинимся против Космоса всей нашей ядерной мощью и защитим права человека. Как говорят наши друзья в России сэр Мороженый Голавль и сэр Дарёное Чучело (кстати, не без удовольствия отмечу, что это наш подарок русским), так вот, как говорят наши друзья: «Пускай в сортире тонет голова, зато не ущемим ничьи права». Я не ручаюсь за точность моего перевода этого известного русского демократического афоризма, но за адекватность мысли ручаюсь.
Леди & джентльмены! Наши ученые, среди которых известные Нобелевские лауреаты, теперь уже научно доказали, что Бог есть, что Он любит Амазонию и наши рыночные ценности. С Его помощью мы создадим такую бомбу, которая разрушит зловредную коммунистическую звезду. Это так же истинно, как то, что я — Амадей, возлюбленный Богом хороший парень. Клянусь на конституции — мы победим плохих космических парней.
Леди & джентльмены! Друзья мои! Первый коммунистический пророк сказал: «История повторяется дважды: сначала в виде трагедии, потом, как рыночный фарс». Рыночная демократия переживает ныне трагедию, но мы превратим её в весёлый мюзикл. Мы назовём его «Бродвейская история». Мы посрамим космос и весело посмеёмся над всеми коммунистическими пророками, от первого до последнего! (На этих последних словах президента прозвучал гомерический смех лучших басов Амазонии, записанный предварительно на аудиокассете).
Пусть осенит нас победоносное знамя Уинстона Черчилля и звездно-полосатый флаг!
Да здравствует рынок! Да здравствует великий и вечный Бакс! Не я, Джордж Амадей Бакс Самый Младший, ибо я всего лишь скромный смертный, а наш дорогой, наш любимый, наш вечнозелёный Бакс!
Dixi. Я сказал».
Такую эпохальную речь произнёс в своё время Джордж Амадей Бакс Самый Младший, пятьдесят второй президент Соединённых Штатов Америки в городе Фултоне во время вручения ему пяти Оскаров за лучшую роль в четырёх фильмах, где он сыграл роль Джорджа Бакса Старшего, Джорджа Бакса Среднего, Джорджа Бакса Младшего и самого себя. До избрания президентом самый младший Бакс, как известно, состоял, подобно одному своему предшественнику, в первой актёрской гильдии Голливуда. Пятого Оскара Джордж Бакс получил за самую сексапильную внешность среди всех мировых звёзд кино. После чего началась миграция амазоно-американцев в Бразилию, и родились новые США, или New USA — Новые Соединённые Штаты Амазонии.

Сибирь же, как и Южная Америка, в эпоху Великих Перемен полностью уцелела. Ее не смогли затопить волны Мирового океана, потому что вместе с таянием полярных шапок тектоническая платформа Северной Азии поднялась на безопасный для наводнений уровень.
Перемена эклиптики совершенно преобразила климатические условия в Сибири. Оттаяла вечная мерзлота, новые температурные режимы позволили высаживать субтропические и даже тропические растения и деревья. Отдохнувшая в течение многих тысячелетий земля давала невиданные урожаи. Сюда постепенно переселялись люди со всех континентов, как уходивших под воду, так и стабильных. В Сибири появилось очень много европейцев.
Дальний Восток заселили японцы, чьи острова почти полностью ушли на морское дно. Все переселенцы безоговорочно принимали уклад жизни Союза свободных сибирских республик и не пытались  учить своей идеологии их коренных жителей.
Продолжали прибывать корабли и самолёты из Соединенных Штатов и Австралии. Кстати, этот последний континент постепенно обрел роль и климат Южного полюса, а Антарктида сбросила свой ледяной панцирь, и на ней тоже стали возникать поселения.
Все вновь прибывшие сначала жили в палаточном городке, но сразу же получали кредит и строили себе дома. При этом строительные навыки приобретались в работе. В новом СССР существовало правило: каждый строил дом себе сам, но ему обязательно помогали соседи. Они-то и обучали эмигрантов строительному ремеслу. Архитектура разрешалась разнообразная, по вкусу хозяина, но жилые дома не должны были превышать трёх этажей. На первом этаже располагались, как правило, бытовые помещения, кухня и столовая, на втором — спальни и рабочие кабинеты, на третьем — комнаты для молитв и медитаций.
Можно было бы много рассказать о порядках в Союзе сибирских республик, но все их суммировало одно понятие — Община, или Коммуна. По поводу этого последнего слова в мировом сообществе состоялось несколько дискуссий. Высказывались мнения, что коммунистическая система слишком замарала себя в крови, что лучше в Новом мире сохранить название «демократия». Однако, большинство учёных пришли к выводу, что демократические порядки в последние годы существования Старого мира, когда власть захватили слуги Авичи, принесли гораздо больше горя людям, чем коммунистические, а главное, растлили множество душ, и по этой причине миллионы индивидуальностей не смогли более жить в энергетическом режиме обновлённой Земли. Им пришлось переселиться на планету Сатурн, где сознательная жизнь только зарождалась.
Что касается героя нашего рассказа, то в новом своём воплощении он работал советником по вопросам миграции в правительстве Союза сибирских республик. Из прошлого воплощения он унаследовал страсть писать стихи, но их не публиковал, предпочитая оставлять у себя, как некий дневниковый документ.
Через два часа ему предстояло отправиться в командировку в один из городов на западе Союза, откуда пришёл запрос прислать консультанта по возникшим миграционным проблемам.
 * * *
Всё дело в том
Чтоб ночью, в январе,
Когда мороз собак бездомных гложет,
Ждала в конюшне на твоём дворе
Тебя всегда оседланная лошадь.
А если занесёт её рысца
Куда-нибудь к откормленным и жадным,
Всё дело в том, чтоб ты от их крыльца
Скакал без промедленья к безлошадным.
Всё дело в том, чтоб новая весна
Не повторяла прошлую в пространстве.
Чтобы всегда сквозила новизна
В наскучившем житейском постоянстве.
Всё дело в том, чтоб даже рай и ад
Маячили без страсти, без опаски,
Чтоб ты прошёл всеобщий маскарад,
Не надевая, как другие, маски,
Ни Арлекина маски, ни Пьеро,
Приманки бытия того не стоят.
Чтоб женщина — адамово ребро —
Могла лишь ненадолго успокоить.
Чтоб даже поэтический запой,
Как всякий прочий, возвращался к прозе.
Ну что ещё?..
Чтоб ты самим собой,
Бродяжничал в тепле и на морозе.

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить