Художник и Поэт: творчество Лилии Ивановны и Юрия Михайловича Ключниковых
Глава 14. О САМОМ СОКРОВЕННОМ Печать E-mail

Шамбала и Махатмы

Понятие Шамбалы обычно связывают с именами Блаватской и Рерихов и считают, что это они ввели в общий оборот это священное на Востоке понятие.

Действительно, о Шамбале Восток говорил задолго до XIX столетия. В переводе с санскрита это понятие означает «хранимая источником счастья», «хранимая Богом», «хранимая Шивой». Впервые оно было зафиксировано в древних индийских книгах «Махабхарата» и «Пураны». В Тибете же считается центром мироздания, хотя разные источники относят её местопребывание в различные географические места, помещая в Тибет, около горы Кайлас, в пустыню Гоби, в Горный Алтай, в район горы Белуха (старообрядцы называли это место по-другому – Беловодье), и, наконец, в некое духовное пространство, соответствующее высшему состоянию человеческого духа. Панчен-лама VI в своём труде «Пути в Шамбалу» говорит: «Легендарная страна Шамбхала является в действительности тремя совершенно разными вещами: йогическим символом состояния достижения Калачакры, чистой землёй и реальным физическим местом».

Европейцы, интересующиеся Востоком, называли Шамбалу «Страной бессмертных», «скрытым центром мира», «общиной мудрецов в Тибете», «страной Белого Братства». «Белое Братство» это термин Блаватской и Рерихов, которые считали Шамбалу обителью Великих Учителей Востока – Гималайских Махатм. Что известно о Махатмах человечеству? Немногое, поскольку Учителя к популярности не стремятся. Тем не менее Махатмы – это не абстрактные символы совершенства и не какие-то мифические небожители, а вполне конкретные существа. Сохранилось несколько портретов Великих Учителей, на одном из которых вместе с тремя Учителями присутствует Елена Петровна Блаватская. Известно также, что Махатмы (Великий Учитель Мория и Великий Учитель Кут Хуми) переписывались с Блаватской и с рядом теософов и кое-что из этой переписки вошло в большую книгу «Письма Махатм», в своё время вышедшую на английском языке в Европе и переведённую на русский язык Еленой Ивановной Рерих.

38.ФОТО. ПОРТРЕТЫ ВЕЛИКИХ УЧИТЕЛЕЙ МОРИЯ

39. Фото. Портреты Великих Учителей Кут Хуми.

Предания утверждают: Шамбала недоступна для прямых контактов и любопытствующей публики, поскольку находится в труднодоступных, закрытых районах Гималаев о , но вместе с тем свидетельствуют, что контакты мудрецов с наиболее продвинутыми и духовно подготовленными людьми, способными выполнять поручения Учителей, поддерживаются и продолжаются. Во всяком случае, теософские и агни-йогические тексты, переданные через Елену Петровну Блаватскую (учение теософии) и через Рерихов (учение Живой Этики), как раз являются результатом сотрудничества Махатм с земными учениками.

Рерих писал: «Великая Шамбала находится далеко за океаном. Это могущественное небесное владение. Она не имеет ничего общего с нашей землй. Как и зачем вы, земные люди, интересуетесь ею? Лишь в некоторых местах, на Крайнем Севере, вы можете различать сияющие лучи Шамбалы.

Рерих: «…Мы знаем реальность этого несказуемого места. Но мы также знаем и реальность земной Шамбалы. Мы знаем, как некоторые высокие ламы ходили в Шамбалу, как на своём пути они видели обычные физические предметы. Мы знаем рассказы одного бурятского ламы, как его сопровождали через очень узкий тайный проход. Мы знаем, как другой посетитель видел караван горцев, везущих соль с озёр, расположенных на самой границе Шамбалы. Более того, мы сами видели белый пограничный столб, один из трёх постов Шамбалы. Поэтому не говори мне только о небесной Шамбале, но говори и о земной; потому что ты, так же как и я, знаешь, что земная Шамбала связана с небесной. И именно в этом месте объединяются два мира... Как произошло, что земная Шамбала до сих пор не открыта путешественниками? Лама: Так же как эти люди не могут найти сокровища, так и человек не в состоянии достичь Шамбалы без зова! Вы слышали о ядовитых потоках, обтекающих горы. Возможно, вы видели людей, умирающих от газов, когда они подходили к ним близко. Возможно, вы видели, как животные и люди начинают дрожать, приближаясь к некоторым местностям. Многие люди пытаются достичь Шамбалы непозванными. Некоторые из них исчезли навсегда. Только немногие из них достигают святого места, и лишь тогда, когда их карма готова. Чьей-то неизвестной рукой начертаны рисунки на камнях и высечены письмена Калачакры на скалах. Истинно, истинно, только через Шамбалу, только через Учение Калачакры можно достичь совершенства кратчайшего пути… «Калагийя, Калагийя, Калагийя! Приди в Шамбалу!»

О Братстве Великих Учителей человечества грезили лучшие умы во всём мире. Даже у нашего Пушкина, во второй главе «Евгения Онегина», есть строки, которые иначе как «предчувствием Учителей» не назовёшь:

Он верил, что друзья готовы

За честь его принять оковы

И что не дрогнет их рука

Разбить сосуд клеветника;

Что есть избранные судьбою

Людей священные друзья;

Что их бессмертная семья

Неотразимыми лучами

Когда-нибудь нас озарит

И мир блаженством одарит.

Считается, что Учителя Шамбалы сами выбирают, с кем из людей они будут взаимодействовать, а с кем нет. Эзотерическая литература утверждает, что общение Учителей с людьми может происходить двумя основными способами: в физическом мире и на духовном уровне. Встречи Учителей с людьми в физическом теле происходили крайне редко. Это было связано с тем, что Учителя и люди живут в двух разных реальностях и находятся на различном уровне духовного развития. Неподготовленному человеку и даже кандидату в ученики выдержать подобное соприкосновение с мощнейшей энергетической структурой учителя будет очень трудно, а может быть, и небезопасно для здоровья. Кроме того, Великие Учителя могут в физическом мире встречаться только с теми, кого они избрали для выполнения конкретной духовной миссии. Так было с Блаватской и Рерихами. Остальные кандидаты в ученики, при серьёзности и чистоте устремлений, могут рассчитывать на тонкое энергетическое общение в духе.

На Востоке есть поговорка: «Когда ученик готов, учитель всегда найдётся». Великие Учителя сами приходят к духовным искателям, когда те созрели для того, чтобы стать реальными учениками, а также к историческим деятелям, отвечающим за судьбы народов, если те готовы поступиться своими властными амбициями и воспринять чужую мудрость.

В Новейшей истории о существовании Центра впервые развёрнуто заявила в XIX веке наша соотечественница Е. П. Блаватская книгой «Тайная доктрина», в начале XX века миссию Блаватской продолжила целая семья Рерихов, где ведущую роль сыграла Е. И. Рерих.

Гималайские Махатмы (Великие Души) на протяжении человеческой истории несколько раз делали попытки повлиять на духовность людей и предлагали разнообразную помощь некоторым странам и правителям. В подавляющем большинстве случаев такая помощь отвергалась, а посредники между Великими Учителями и человечеством, через которых передавались эти послания, нередко преследовались. Единственным случаем, когда эта помощь была принята, утверждает эта литература, был эпизод истории США, когда принималась Декларация независимости Америки. О нём рассказывают письма Елены Ивановны Рерих.

В эзотерических учениях утверждается, что до сих пор Центр совершал управление неявно, чтобы не сковывать свободную волю человечества. На рубеже XIXXX веков ввиду чрезвычайных обстоятельств Гималайские Махатмы открыто заявили о себе: вначале через основательницу Теософского общества Елену Петровну Блаватскую, затем, спустя 50 лет, через семью Рерих.

Николай Константинович Рерих в 1926 году с помощью Луначарского и Чичерина смог лично передать Письмо Махатм высшим руководителям советского правительства. Отрывок из этого письма был опубликован ещё в 1965 году в журнале «Международная жизнь». Смысл Письма и всей дальнейшей деятельности Рерихов сводился к тому, что человечество зашло в тупик, выход из которого – в этическом переустройстве мира на основах справедливости. Так как Махатмы сочли Россию наиболее подходящей страной для выполнения этого космического Задания, ставка была сделана на неё – Россию. В Послании сказано: «Мы остановили восстание в Индии, когда оно было преждевременным, также мы признали своевременность вашего движения и посылаем вам нашу помощь, утверждая единение Азии!».

На протяжении истории отдельные люди и даже страны, надеясь получить помощь, пытались установить контакт с этой таинственной страной и Великими Учителями. Интересен тот факт, что сначала Соединённые Штаты Америки, а затем гитлеровская Германия пытались сами обратить на себя внимание Шамбалы. Первые (США) спонсировали Трансгималайскую экспедицию Рерихов в надежде через них завязать многообещающие отношения с Шамбалой. Но когда Рерихи заехали в 1926 году во время экспедиции в коммунистическую Москву, руководители США усмотрели в Николае Константиновиче тайного агента Кремля и потеряли к нему интерес. Второй, т. е. Гитлер, как известно, придя к власти, с 1934-го по 1940 год неоднократно посылал экспедиции в Тибет для установления контактов с Гималайскими Махатмами. Чем закончились эти попытки, мир знает: фашистские эмиссары вышли на колдунов и магов влиятельной тибетской секты чёрного буддизма бон-по, которые в дальнейшем и консультировали фашистов и помогали им реализовывать экспансионистские планы.

Самое печальное то, что руководители Советской России, на которых сделали ставку Махатмы Шамбалы, тоже подозрительно отнеслись к Рерихам, ведь последние в ту пору проживали в США, хотя сохранили прежнее, российское, гражданство. В эпоху всеобщей подозрительности не могло быть иначе. Лишь единицам могло прийти в голову, что есть Силы, заботящиеся о выживании совокупного человечества, а не элит отдельных стран. Если бы власти СССР приняли высокие идеи помощи Учителей и одухотворили нашу идеологию, то, вполне возможно, наша история не пошла бы по такому драматично тяжёлому пути, в результате чего мы всё-таки победили, но с огромными потерями.

Как известно, в 1926 году миссия Рерихов в СССР закончилась ничем. Более того, участников экспедиции едва не арестовали на территории Монголии, подконтрольной тогда Советскому Союзу. В ту пору они, не дождавшись внятного ответа правительства СССР на свои предложения, возвращались через Монголию в Индию. Только предупреждение о предстоящем аресте нашего монгольского консула Александра Быстрова, симпатизировавшего Рерихам, спасло их от депортации в Москву.

В 1970-х годах подписантов Записки резко критиковали не только партийные власти, но и «свои, рериховцы». Дело в том, что рериховские кружки существовали в ряде крупных городов СССР и раньше. В Новосибирске при СО АН с 1960-х гг. проводились ежегодные Рериховские чтения, где втихомолку поговаривали о неофициальном «идеалистическом инакомыслии». В этих кругах полагали, что Записка может помешать РД, подвергнуть его запрету, репрессиям и т. д. В действительности никого не наказали, кроме нас, зато целиком подтвердилось пророчество С. Н. Рериха, сказанное в 1960-е годы: «Главные трудности начнутся не тогда, когда большинство жителей СССР не знает идей моих родителей, главные затруднение придут, когда идеи Живой Этики будут легализованы».

Так и вышло. Но обо всём по порядку.

Исторические события и страны развиваются в некоторые периоды стремительно и вперёд, и назад. Или застаиваются. В ХХ веке Россия за один век переменила три марксистские формации. Западный мир прошёл со времён Христа через Средневековье, Возрождение, Просвещение, эпоху буржуазных революций. Но человек меняется крайне медленно. Существуют даже теории о формальном совершенствовании человечества, деградации его духовного наполнения. По крайней мере, войны последних веков стали куда более жестокими, опустошительными, чудовищно изощрёнными, с одной стороны, с другой лишёнными всякого смысла в сравнении с дохристианской эпохой.

Религиозные люди полагают, что эволюция человечества определяется не экономикой или иными факторами, а сменой религий. Здесь не поспоришь. Вера в Инобытие сопутствовала человечеству на всех этапах исторического развития, менялись только формы. Духам природы приходили на смену боги, многобожие вытеснялось единобожием, последнее – атеизмом, но вера не умирала никогда. Притом у очень многих людей она граничила с суеверием, была легкомысленной, или человек обращался к Богу лишь в минуты крайней опасности. Даже ранний период советской власти, который церковь называет безбожным, таковым не являлся. Вера в Христа была заменена верой в Ленина и Сталина. Кстати, период культа личности Сталина сопровождался почти религиозным ему поклонением и оказался весьма плодотворным со многих точек зрения. Он помог выиграть нам войну с самой сильной армией мира за всю историю существования человечества.

Как это объяснить? Думаю, поддержкой Высших сил советской власти и тогдашнего режима при всех его недостатках (церковь называет это «попущением Божьим) как единственной в мире силы, способной противостоять злу такого масштаба.

Когда Хрущёв развеял культ второго русского вождя, СССР начал постепенно разрушаться. Когда же к власти в России пришли либеральные силы и веру в Бога пытались заместить верой в деньги, весь мир оказался в тупике. Это так называемая тактика Адверза (противоречия). Высшие силы Инобытия создают тупиковую ситуацию, затем решают её, продвигая, таким образом, эволюцию. Гегель называл подобную тактику движением Абсолютной истины через столкновение тезиса с антитезисом и снятие столкновения синтезом.

Иисус Христос говорил: Бог и мамона несовместимы. То же самое говорит сегодня Живая Этика.

А ещё Рерихи утверждают: Шамбала сделала ставку на Россию единственную страну, которая не покорится в грядущем западной денежной глобализации и возглавит ту часть человечества, что присоединится к решению переустроить мир на справедливых началах.

Художественным воплощением идей Живой Этики является живопись Н. К. Рериха. На одной из его картин изображены Иисус Христос и создатель нового Провозвестия Учитель Мория, от имени которого записывала это Провозвестие Е. И. Рерих. Согласно восточной традиции, Христос путешествовал не только по Ближнему Востоку, но и бывал в Центральной Азии, в Шамбале, в тот период своей жизни, который в Евангелии является «белым пятном», – от двенадцати до тридцати лет.

Момент встречи двух Учителей показан в пустыне. Христос запечатлён в своём хитоне, Мория – в одежде арабского бедуина с традиционным кольцом на голове. Иисус чертит на песке знаки, символизирующие, что будущее будет свершаться по Божественной воле, но трудом человека, его руками и ногами. Картина содержит и недвусмысленный намёк на важную роль ислама в грядущем развитии мира.

Не может не обратить на себя внимания и тот факт, что новое Провозвестие создано на русском языке (к этой теме мы ещё вернёмся). К сегодняшнему дню оно переведено практически на все языки мира. Маршруты путешествий семьи Рерихов охватывают многочисленные точки земного шара, а рериховские общества существуют ныне во всех странах, причём самые крепкие и многочисленные из них – в России, Германии, Израиле и частично в США. Об этом стоит задуматься, а ещё о том, что хотя Россия территориально избрана ядром будущего мира, но грядущее человечество будет формироваться, как сказано в Живой Этике, из людей разных стран. Было бы желание продолжать традиции, завещанные всеми мировыми религиями. Живая Этика ни одну из них не отменяет и не замещает, но синтезирует Заветы, обогащает их также опытом науки и искусства, накопленным со времён последнего мирового Провозвестия пророка Магомета.

В «Общине» дана высокая оценка первому коммунистическому эксперименту, осуществлённому в государственном масштабе, сказано о его несовершенстве (первый в истории опыт не мог быть иным), Ленин назван махатмой и братом Гималайских Махатм, указано, что ему и России была оказана духовно-энергетическая Помощь на первом этапе советского строительства. Без этой Помощи даже временного успеха добиться не удалось бы. Подчёркнуты и недостатки первого вождя. Главные из них – патологическое безбожие и полное отрицание Инобытия. Учение прямо говорило: «Книги Ленина ценим меньше. Ленин – это действие».

Я не стану подробнее говорить о Шамбале, кроме того что, находясь в полном здравии, принимаю идею её существования всем существом и верю в её реальность. Более того, в трудные моменты партийных гонений я всегда ощущал мощнейшую невидимую поддержку. Сегодня о Шамбале написаны многочисленные книги, статьи, публикации, существуют обширные порталы в Интернете на многих языках мира. Интересующихся отсылаю к ним. Но в ту пору Н. К. и С. Н. Рерихи были известны в СССР только как знаменитые художники, Ю. Н. Рерих – как выдающийся востоковед. О том, что семья Рерих принесла в мир новое мировоззрение, созданное Махатмами Востока, мало кто знал. Отправляя Записку властям, мы, как уже говорилось, ставили главной задачей возбудить общественный интерес к этому новому мировоззрению.

Инакомыслие «справа»

Вот как сказал о нашей Записке уже упомянутый мной историк из Академгородка Иван Кузнецов (выдержки из книги):

«Упомянутое произведение стало единственным в тот момент проявлением инакомыслия подобного рода в новосибирском Академгородке. В сущности, после известного «письма сорока шести» (1968 г.) ничего подобного здесь не отмечалось. К этому можно добавить, что если «письмо сорока шести» представляло собой небольшой текст с вполне конкретными и весьма частными требованиями, то упомянутая Записка являлась обширным текстом с изложением определённого мировоззрения. Для данного периода это было уникальным явлением не только в Академгородке, но и в масштабах всей страны. Уже с этой точки зрения Записка и связанные с ней документы, по нашему мнению, заслуживают введения в научный оборот и изучения в контексте истории общественной и духовной жизни.

Минимально касаясь содержания Записки, ограничимся констатацией одного ключевого момента: оно в немалой степени выходило за рамки её основной темы. В сущности, здесь была сформулирована цельная концепция духовного обновления страны на базе своего рода синтеза марксизма и Живой Этики (учения Н. К. Рериха). Характерно, что авторы Записки не только не были противниками существующего строя, но, напротив, выступали с позиций его защиты, последовательно выражая свою приверженность социализму и «идеям Ленина». Разумеется, данный содержательный аспект рассматриваемого текста в настоящее время может восприниматься неоднозначно.

Помимо этого следует иметь в виду, что Записка имела немалый общественный резонанс: действия подписантов вызвали соответствующую реакцию официальных органов, неоднократно обсуждались на различных собраниях и заседаниях (в коллективах, где работали эти энтузиасты Живой Этики, в райкоме и горкоме КПСС). Таким образом, рассматриваемые события конца 1970-х – начала 1980-х гг. представляют интерес как в плане идейных тенденций того времени, так и в определённой мере для изучения общественных настроений научно-технической интеллигенции. В связи с этим следует подчеркнуть, что в отличие, скажем, от событий 1968 г. в новосибирском Академгородке рассматриваемый эпизод долгое время не находил отражения в исторической литературе».

Более подробно ознакомиться с протоколами партсобраний вы можете в приложении к этой книге, где приведены главы из работы И. И. Кузнецова.

В своё время я написал: «В бытность мою в рядах КПСС, а я состоял в ней до самого последнего времени (когда иные из тех, кто обвинял меня в религиозном отступничестве и исключал из неё в 1979 г., через двенадцать лет сами сдавали или жгли партийные билеты), – так вот, с 1979-го по 1981 год я пытался убедить партийных функционеров, что КПСС не выживет, если не сумеет опереться на осмеянные ею религиозно-духовные начала в человеке. Но не был услышан…» Эти же слова могу повторить и сейчас.

Наше партийное дело было шумным и громким, но почему оно никак не фигурирует в истории диссидентского движения в России и, по сути дела, до сих пор замалчивается? Я очень хорошо понимаю, почему оно неинтересно тогдашним и современным либералам, которых интересует любая критика советской системы и коммунистической идеологии, если эта критика расшатывает государство и ослабляет Россию. Мы же хотели укрепить и одухотворить эту систему, что, по сути, было никаким не диссидентством, а «инакомыслием справа».

В предисловии к книге «Белый остров» критик, вошедший в мою тему и назвавший испытания, через которые я прошёл, «мистерией», так написал обо мне:

«Тогда, в начале 1980-х, идеологические устои казались незыблемыми, а сам он – опасным мракобесом, место которому в лучшем случае в психиатрической лечебнице. После нескольких десятков жутких идеологических проработок, продолжавшихся на протяжении трёх лет, угроза палаты № 6 отпала, да и из партии всё же не исключили, ограничившись тем, что гуманно перекрыли кислород, выжив с редакторской работы и лишив возможности трудиться по специальности. Важно отметить, что это произошло после безуспешных попыток новосибирских и всесоюзных партийных властей заставить его отречься от своих убеждений и покаяться. Но он ни от чего не отрёкся, ни в чём не покаялся, и власти раздражённо махнули на отступника рукой. Однако Ключников не пошёл по лёгкому пути обиженного диссидента, ибо слишком любил Россию.

Ну и слава Богу (и КПСС). Зато как ему писалось после этих ночных хлеборазгрузочных смен! Стихи он писал с юности, хотя порой и с большими перерывами, но неиссякаемым и по сей день лирический поток стал тогда же, после боёв с ветряными партийными мельницами: “Стихи стали моей пустынью, белым островом. Где я спасался от отчаяния и огрубления”, – говорит сам поэт об этом времени…»

В 1979 году мы предприняли попытку оповестить власть об идеях Живой Этики и попытались уберечь страну от приближавшегося кризиса. Конечно, по масштабу эти события нельзя сравнивать, тем более что Рерихи везли прямое послание, мы же действовали самостоятельно. Но что получилось, то получилось. Я ни о чём не жалею.

Моя утопия: сохранить Советский Союз

Частично архивные материалы проработок подписантов Записки опубликованы в ряде работ новосибирского историка Ивана Кузнецова, в Ольги Аникиной книге «Инакомыслие в Академгородке». История строительства музея Н. К. Рериха в горах Алтая и драматические события, с этим связанные, изложены в очерке «Под небом Уймона». По ним можно видеть, что я в партийных дискуссиях упорно стоял на своём. Знакомые с этой историей в общих чертах разные люди на рериховских сайтах Интернета и в статьях высказывают недоумение: зачем я цеплялся за «устарелую идеологию» и сопротивлялся идеологической машине? Достаточно было покаяться, пусть формально, соблюсти партийный ритуал и все преследования прекратились бы, а я сохранил бы вполне комфортную работу и положение в обществе. Ведь это были далеко не тридцатые годы и меня изгоняли не потому, что гонители страстно верили в коммунистические идеалы.

Начинался застой, когда большинство всерьёз ни во что не верило. На меня ополчились, потому что я своим выступлением нарушил ритуал, выступил против общепринятых догм, обнажил идеологическую пустоту в стране. Во время трёхлетних разборок против меня и других товарищей выступали профессиональные философы, доктора наук, партийные пропагандисты, и они были крайне неубедительны, терпели крах и очень злились. Известный критик и литературовед Лев Аннинский, написавший обо мне большую статью, которая стала предисловием к книге моих стихов «Русское окно», высказал предположение, что партия в принципе думала о покаянии, скорее коллективном, но я сделал это раньше срока и «без команды», а это не прощается больше всего.

Может быть, он прав. В стихотворении, написанном вскоре после этих событий, у меня тоже вырвались слова «без приказа», а поэтическая интуиция иногда позволяет понять суть вещей точнее расчётов.

* * *

Не впервые, Кавказ, ты для русского ссылка.

Так прими и меня во владенья свои.

Слишком веру свою безоглядно и пылко

Я хотел на безбожные плечи взвалить.

Этот старый сюжет про свиней и про бисер

Повторяется каждую тысячу лет.

Но закон для таких, как Иваны, не писан,

А Иваном рождается каждый поэт.

Мы суём свои пальцы в электророзетку,

Будоражим всю жизнь обывательский дом,

Без приказа идём одиноко в разведку

И штрафным батальоном кончаем потом.

1982

Но меня интересовала тогда не столько моя персональная судьба, сколько состояние дел в стране, которая из-за этой накапливающейся лжи и бездуховности катилась в пропасть. Я чувствовал это всем существом, и жизнь подтвердила мои опасения. Мне нужно было единственное: чтобы верховоды страны снова обратили внимание на «идеи Рериха» и проверить, как разные люди страны реагируют на эти идеи.

Кстати, я проверил, как отреагировали на наши инициативы некоторые из рериховцев. Многие перепугались и начали меня упрекать: «Что вы делаете? Ведь нас всех теперь закроют! Нам разрешили провести рериховские чтения, а теперь после ваших акций снова запретят!». Упрёки в том, что я поставил своими выступлениями рериховское движение под удар, я слышу до сих пор, хотя, кроме меня, ни один человек и ни одна рериховская организация не пострадали. Что я скажу на эти цеховые упрёки? Только то, что поверх Рериховского движения есть ещё страна, Россия, а тогда СССР, которая задыхалась от отсутствия воздуха. Я думал в первую очередь о стране, а уже во вторую – о Рериховском движении. Я понимал: если страна будет жива, не пропадёт и это движение. Боюсь, что многие рериховцы не понимали это тогда и не понимают до сих пор.

Да, мне очень хотелось, чтобы партия, руководившая страной и представлявшая собой мощный скреп государства, решилась на обновление и пошла бы на одухотворение марксизма. Я считал, что это поможет сохранить Советский Союз. А как можно убедить партию в этом? Ведь книги Живой Этики и духовная литература тогда не печатались. Только через личное открытое выступление, которое, как учит нас история, воздействует на умы больше всего. Во время дискуссий я пытался идти на определённый компромисс и говорил, что, предлагая партии идеи Рериха, я стою на марксистских позициях, но что это одухотворённый марксизм, который видит в материи не только физику твёрдого тела, но и различные тонкие свойства, энергии, поля. Но делал это в расчёте на то, чтобы быть услышанным в главном и успеть передать людям красоту и мощь тех идей и духовных знаний, которыми был увлечён. Я упорствовал, не соглашался с обвинениями в адрес Н. К. Рериха, не покаялся, когда от меня потребовали отказаться от взглядов, «несовместимых с пребыванием в рядах КПСС». Потому что учение Рериха сохранило живую душу христианства, оно так и называется – Живая Этика.

Главное – я не мог перейти внутри себя определённую черту, когда от меня потребовали отказаться от Иисуса Христа, к личности которого я относился с высочайшим трепетом ещё до знакомства с учением Живой Этики. Потому в час икс из меня вырвались те слова, которые вырвались. И покарали меня не только и не столько за Живую Этику разобраться в ней партийным философам оказалось не по зубам, а за Христа. И когда через десять лет те же философы и партийные деятели сожгли свои партбилеты и побежали в православные храмы, где умилённо стояли со свечками, а при встречах со мной пытались снова поучать меня и критиковать за ересь уже с церковных позиций, то у меня всё это, кроме смеха, ничего не вызывало. Се человек...

Но если я не был «твёрдым марксистом», то патриотом был точно. Потому для меня был абсолютно неприемлем путь, который предлагал кое-кто, – пойти на исключение из партии и навсегда порвать с ней. Всё-таки я закончил ВПШ, хорошо понимал, как устроены идеология и власть в СССР. И при всех недостатках советской власти считал, что должен быть сыном её. Порвать с властью означало бы стать сторонником крайних либеральных диссидентов. Чего сделать не смог бы ни при какой погоде.

В общем, пришлось худо, но эта негативная сторона жизни оказалась и полезной, потому что, обложенный со всех четырёх сторон противниками Учения и Записки, вынужден был искать пятый угол. А он находился вверху.

ШИФРЫ

Душа моя, всех шифров трудных

Судьбы понять нам не дано.

Быть может, их лишь ангел судный

В предсмертном объяснит кино.

Покажет нам твой день рожденья

Колёса долгий путь куют…

Шахтёрский город. Солнце. Тени.

И за углом мальчишку бьют.

И, разрывая душный обруч,

Сдавивший грудь до тошноты,

Свечой в кольце фигур недобрых

Безмолвно вспыхиваешь ты.

Скачок монтажный лет на тридцать.

Чиновный неуютный дом.

Часы. И слившиеся лица

Тебя терзают за столом.

В заледенелых тусклых взглядах

Вина и скука, власть и ложь.

И дождь, из тёмной тучи яда

Приходит благодатный дождь.

Благодарю, душа, за милость,

За долгий наш земной союз,

За то, что каждый чёрный минус

Ты превращала в светлый плюс.

И там, где выключена память,

В раю или в летейской мгле,

Я всё равно шепну губами

Благодарение земле!

1985