Художник и Поэт: творчество Лилии Ивановны и Юрия Михайловича Ключниковых
Инакомыслие в новосибирском академгородке: 1979 год - Страница 5 Печать E-mail
Автор: Кузнецов И. С.   
Индекс материала
Инакомыслие в новосибирском академгородке: 1979 год
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
Страница 7
Страница 8
Страница 9
Страница 10
Страница 11
Страница 12
Страница 13
Страница 14
Все страницы
Раздел 4. «Дело» Ю. М. Ключникова

№ 1

Протокол заседания партийного бюро Сибирского отделения издательства «Наука» от 8 февраля 1979 г.

Присутствовали

Члены бюро Лойко Е. А., Сницаренко А. А., Есева Г. А., Ефимов Р. П., Кареева В. М., Николаев Ю. В.

Приглашенные: Назарянц Т. М. – зав. редакцией общественно-политической литературы, Лузина Н. И. – зам. директора по производству, Роскин А. И. – инспектор по кадрам, Ключников Ю. М. – редактор.

От райкома КПСС Суворова С. И. – зав. отделом пропаганды, Фофанов В. П. – зав. кафедрой философии НГУ.

Повестка дня:

О нарушении Устава КПСС членом КПСС Ю. М. Ключниковым, выразившимся в отходе от основных положений марксизма-ленинизма.

Лойко Е. А.* По предложению членов бюро тт. Сницаренко А. А., Ефимовой Р. П. излагает содержание письма «инициативной группы», в составе которой находился Ю.М.Ключников, – «О проблеме создания культурно-научного центра в развитие идей Н.К. и Е.И.Рерихов». При изложении содержания был отмечен деизм, преувеличение роли личности в истории, софистика, энергетизм и эклектизм во взглядах «инициативной группы». Отмечено, что созданный ей так называемый «философский семинар» работал на дому, т.е. находился фактически вне партийного контроля. Его участники занимались изучением теологических трактатов древности, буддистских, мусульманских религиозных идей Н. К. Рериха, рассматривая все это вне связи с марксистско-ленинской теорией, вывели свою «теорию» «Вечной этики», которой фактически хотели заменить марксизм-ленинизм. Они ввели понятие «психической энергии», считая себя ее обладателями, и на этой основе возомнили себя «спасителями человечества», для чего и нужен им новый научный центр на Горном Алтае, где лучше всего, по их мнению, общаться с космосом. Выступающий характеризовал членов группы дилетантами и в заключение сказал, что вольно или невольно они своим отрывом от партии, отходом от марксизма-ленинизма нарушили устав КПСС, ее Программу и сыграли таким образом на руку международному империализму и сионизму. Лойко Е. А. заявил, что данный факт является проявлением идеологической диверсии со стороны империализма и сионизма – в частности.

Ключников Ю. М. Не согласился с Е. А. Лойко, не признал допущенных ошибок, отстаивал свою позицию, изложенную в «Документе» и зачитал составленную им записку и остался при своих взглядах, что и заметил ему В. П. Фофанов.

Фофанов В. П. Дал подробный анализ философских ошибок членов «инициативной группы», изложенных им в документе, характеризовал его как попытку отделить марксизм от ленинизма, а последний заменить теорией «Вечной этики», являющейся идеалистической.

Сницаренко А. А. Задала ряд вопросов т. Ключникову Ю. М., касающихся Устава КПСС, на которые он ничего не мог ответить по существу.

Назарянц Т. М. Говорила об отношении т. Ключнникова Ю. М. к работе, о нарушении им постоянно трудовой дисциплины, о низком качестве редактируемых книг.

Есева Г. А. Задала вопросы т. Ключникову Ю. М. по существу «Документа», на которые т. Ключников не ответил.

Роскин А. И. Спросил Ключников Ю. М., кто был инициатор группы и сколько экземпляров «Документа» или «Письма» отпечатано. Тов. Ключников Ю. М. не назвал инициаторов, сказав, что «все», а письмо было отпечатано в десяти экземпляров. Один из них был направлен ими в Правительство.

СницаренкоА. А. Выступила с обобщением высказанных мнений, а также высказываний Ю. М. Ключникова. Отметила, что последний ничего не признал и предложила за нарушение Устава КПСС, выразившемся в отходе от марксизма-ленинизма и непризнание допущенных ошибок исключить т. Ключникова Ю. М. из рядов КПСС.

Роскин А. И. Сказал, что т. Ключникову Ю. М. следовало лучше изучать марксизм-ленинизм и, в частности, такую работу В. И. Ленина, как «Материализм и эмпириокритицизм», указал, что т. Ключников Ю. М., вступая в «домашний» философский семинар, не посоветовался не с коммунистами, ни с секретарем, ни с членами партийного бюро или другими партийными органами, что обязан был сделать, согласно Уставу КПСС, но не согласился с предложением об исключении т. Ключникова Ю. М. из рядов КПСС, предложив дать последнему время подумать и исправиться.

Есева Г. А. Сказала, что надо подойти принципиально к оценке поступка и ошибок т. Ключникова Ю. М. Сказала, что в его выступлении проскальзывает «убежденность», которая чужда коммунисту в данном случае, т. е. в отношении к теории марксизма-ленинизма он явно скатился на позиции идеализма. Поэтому она поддерживает предложение об исключении т. Ключникова Ю. М. из рядов КПСС.

Николаев Ю. В.Говорил о дилетантизме авторов «Письма» и в том числе т. Ключникова Ю. М., возможной утечке информации в связи с тем, что «письмо» группы может попасть в чужие враждебные руки – вот вам и идеологическая диверсия. От «Письма» группы или «Документа», как его не называй, попахивает «ладаном». Поэтому он считает, что т. Ключников Ю.М. достоин самого сурового наказания.

Лузина Н. И.Задает вопрос Ключникову Ю. М.: «Письмо» ваше печаталось под копирку, где копирка? На что т. Ключников Ю.М. ответил, что письмо печаталось без копирки.

Сницаренко А. А. Я остаюсь при своем мнении, что т. Ключников Ю. М. нарушил устав сознательно и ничего не признал.

Ключников Ю. М. Заявил: «Меня никто ни в чем не убедил».

Лойко Е. А. Ставит первое предложение об исключении т. Ключникова Ю. М. из рядов КПСС на голосование, обращаясь к каждому члену бюро поименно, – кто за, кто против, а потом в целом. Все единогласно проголосовали за исключение т. Ключникова из рядов КПСС за нарушение Устава КПСС, выразившееся в отходе от марксизма-ленинизма, за кружковщину и непризнание допущенных ошибок.

Вторым пунктом постановления бюро записало: предложить дирекции рассмотреть вопрос о возможности использования т. Ключникова на работе в издательстве в должности редактора общественно-политической литературы.

ГАНО. Ф. П-1424. Оп. 1. Д. 26. Л. 115–117

----------------------------

* Секретарь партийного бюро.

№ 2

Протокол закрытого партийного собрания коммунистов Сибирского отделения издательства «Наука» от 22 февраля 1979 г.

На собрании присутствовало 30 членов КПСС из 36, состоящих на учете, и представитель Советского райкома КПСС Суворова С. И.

Президиум собрания

председатель Роскин А. И., секретарь Тряпичников Н. В., Суворова С. И.

Повестка дня:

Об отступлении члена КПСС т. Ключникова Ю. М. от требований Устава и Программы КПСС.

Слушали:

Информацию секретаря партбюро т. Лойко Е. А.

Лойко Е. А. Партбюро после тщательного предварительного расследования и ознакомления с имеющимися документами рассмотрело на днях дело о проступке члена КПСС Ключникова Ю. М. – редактора редакции общественно-политической литературы. Суть дела в следующем: в Новосибирском Академгородке образовалась так называемая «инициативная группа» пропагандистов теории «Живой этики». В нее вошел и Ключников. Группа подготовила и размножила объемистое письмо под названием «О создании культурно-научного центра в развитие идей Н. К. и Е. И. Рерих». Оно предназначалось якобы для партийных, советских и научных органов. В этом письме изложены основные мотивы и цели образованной группы и ее философское кредо, ничего общего не имеющее с марксизмом-ленинизмом, с диалектическим и историческим материализмом.

Первый экземпляр письма под грифом «Для служебного пользования» был отпечатан в Сибирском отделении изд-ва «Наука» на офсетной машине при активном проталкивании Ключникова. Именно он обратился к директору изд-ва т. Русакову Р. С. с официальной просьбой ученого секретаря Института геологии и геофизики Николаева отпечатать названное письмо на офсетной машине для последующего тиражирования на ротапринте института. Русаков куда-то торопился, текст не посмотрел, доверился Ключникову, а еще более Николаеву и дал разрешение. Так что первый экземпляр был отпечатан в издательстве, а последующие копии сняты в количестве 10 экземпляров, как утверждают участники группы, на ротапринте в Президиуме СО АН СССР, где инициаторы этой затеи и были, как говорится, «схвачены за руку». На дальнейшее тиражирование нужно было получить разрешение Первого отдела, откуда и поступил сигнал в обком партии.

На первый взгляд кажется, что у Ключникова в общем-то никакого партийного проступка нет. Ведь Уставом КПСС, нашей Конституцией каждому дано право обращаться с вопросами, замечаниями и предложениями в любую партийную инстанцию, вплоть до ЦК КПСС, а также и в правительство. Но дело Ключникова и других участников группы гораздо сложнее, оно кроется в мотивах и целях образования группы и ее деяниях и тех идеалистических вывихах и попытках их пропагандировать среди масс.

Ключников говорит, что один экземпляр письма отправлен ими в Правительство, другой – в Горно-Алтайский обком КПСС, а остальные находятся в Новосибирском обкоме, а также в Советском райкоме КПСС. Так ли это или нет – покажет будущее, но вполне возможна утечка информации и на сторону. С одним из экземпляров письма «инициативной группы» коммунисты только что познакомились.

Далее т. Лойко подверг критическому анализу основные положения письма «инициативной группы». Составленный документ, – говорит он, – полон утверждений, противоречащих марксизму-ленинизму, Программе и Уставу КПСС. Авторы выдают себя за активных поборников счастливого будущего человечества. Но путь к счастью людей планеты они видят не в том, в чем видим все мы, коммунисты-единомышленники: в торжестве марксистско-ленинской КПСС, в классовой борьбе. Инициативная группа обращает свои взоры к идее «Живой этики», туманно изложенной в философско-созерцательных произведениях Н. Рериха, а также в религиозно-мистических книгах международной авантюристки мадам Блаватской, сочинения которой еще до войны были изданы в буржуазной Латвии. Так называемая «инициативная группа» выступает как бы первооткрывателем некоего «нового» учения, призванного спасти человечество от геологической и космической катастроф, которые ему грозят в ближайшем будущем. Причем орудием спасения будет излучаемая членами группы некая «психическая энергия», способная преобразовать мир. Посылать же в массы свою энергию члены группы, т. е. «герои», «избранные», будут из научного центра им. Рериха, построенного государством где-то в Горном Алтае, на Олимпе, так сказать, призванного стать над всеми научными учреждениями страны. Строительство такого центра, по мысли и подсчетам авторов письма, обойдется – первой очереди – в 23 млн., последующей – в 200–300 млн. руб., т. е. практически столько, сколько стоит сегодня Академгородок.

Далее т. Лойко Е. А. анализирует теоретические постулаты письма, усматривает в них деизм, софистику, вульгарный материализм, непонимание законов развития общества. «Более эклектичного документа, – говорит выступающий, – я еще не видел, чем это письмо». Кто же его писал? Десятиклассники? Нет. Среди авторов – два кандидата наук и один наш редактор с двумя дипломами о высшем образовании, окончивший Московскую ВПШ, и еще три инженера. И вот эти люди возомнили себя способными переделать мир, изменить ход истории.

Как я убедился, – говорит секретарь партбюро, – Ключников в последние годы всерьез изучением марксизма-ленинизма не занимается, а увлечен произведениями Н. Рериха, выбрал из них разную идеалистическую шелуху и уверовал в нее. Очевидно поэтому он отказался быть пропагандистом у нас в издательстве. Под контролем парторганизации работать он не мог, ушел от этого контроля, вступив в подпольный философский семинар, работавший на квартире. Ключников отошел от марксистско-ленинской философии, его ошибочных утверждений ничуть не поколебало даже заключение по письму, сделанное известными нашими философами Москаленко, Целищевым, Фофановым, а также беседы, проведенные с Ключниковым и некоторыми другими авторами письма в парторганах, в издательстве.

Лойко зачитывает заключение философов, а также решение партбюро об исключении т. Ключникова из членов КПСС с рекомендацией директору издательства рассмотреть вопрос о возможности использовать Ключникова в должности редактора общественно-политической литературы.

ВОПРОС. Кто авторы заключения по письму?

ОТВЕТ. Повторяю, авторами заключения являются наши крупнейшие философы, доктора наук Москаленко, Фофанов, Целищев. Последний обобщил все высказанные мысли и в таком виде представил заключение в обком партии.

ВОПРОС. Известно ли кем образована группа?

ОТВЕТ. Полагаю, по личному знакомству. Наиболее крупная фигура в ней, по-видимому, канд. геол.-минер. наук, зав. лаб. Института геологии А. Н. Дмитриев.

ВОПРОС. Как стало известно о существовании группы?

ОТВЕТ: Один из старых большевиков, живущих в Академгородке, написал письмо в ЦК КПСС о существовании в Институте геологии религиозной секты и о том, что у ее членов ввиду разногласий с женами много разводов, в том числе развелся с женой (его дочерью) бывший зять, участник подпольной группы.

Когда до группы дошел слух о том, что партийные органы занялись разбором полученного сигнала, она и решилась обнародовать себя под безобидным на первый взгляд делом – создания научного центра Н. К. Рериха.

Объяснение члена КПСС Ключникова Ю. М.В начале он замечает, что никаких массовых бракоразводных дел у участников семинара не было.

Суворова С. И.В действительности много разводов, но еще окончательно не выяснено, с чем именно связаны разводы.

Ключников Ю. М. Разводы произошли там, где жены не принимали интересов мужей. У большинства жен сотрудников здоровые семьи.

Далее Ключников отстаивает положения, изложенные в письме «инициативной группы» о «Живой этике». Говорят, что Рерих великолепный живописец, но идеалист в философии, но такого разделения не может быть. Живопись Рериха является выражением «Живой этики». С заключением философов не согласен, и этом никто не мог меня убедить в разговоре. Давать оценку Рериху, значит стать над ним. А философы, которые дали заключение, не прочли ни одной из его книг. Авторы заключения не поняли, что Рерих и теософы были антагонистами. Нападают на Блаватскую потому, что книг ее не читали. Если бы читали, мнение было бы другое. Я уверен, что со временем придет признание и к Блаватской. Мы не подпольщики, записка была напечатана для центральных и местных партийных, советских органов, своего семинара не скрывали. Но мы не выдаем себя и за героев. Мы пытаемся стать учениками Рериха и в этом отношении пока еще сделали еще очень мало. Наши семинары по «Живой этике» полезны, приглашаю вас на них. Если еще один-два человека присоединятся к нам, это будет хорошо.

Русаков Р. С.Вы отстаиваете свои взгляды и вербуете тут сторонников, а хотелось бы услышать политическую оценку своих поступков.

Ключников Ю. М. Мы не претендуем на безошибочность суждений в записке и готовы с философами поправить ради пользы человечества.

Лойко Е. А. Но все же скажите, надклассовая ли «Живая этика» или нет?

Ключников Ю. М.«Живая этика» есть забота о человечестве. Мы за создание научного центра в СССР по Рериху. Очень важно вывести из Индии законсервированный там институт. Это завещал Рерих. Когда возникает новое учение, надо проникаться уважением к его гипотезам. Этого уважения я не вижу.

Бубенков Ю. П.Вы призываете изучать учение Рериха. С таким же успехом можно изучать ислам вместо марксистской философии.

Ключников Ю. М.Мы стоим за создание института Рериха.

Чикина М. В. Почему семинар был подпольный?

Ключников Ю. М. Мы занимаемся с 1974 г. и не таимся. Занимаемся дома, потому что не имеем помещения, мы просили его.

Есева Г. А.Как это понимать, жена принимает или не принимает интересы мужа?

Ключников Ю. М.Если она активно мешает, противодействует, – тогда развод.

Выступления:

Русаков Р. С. Хочу начать свое выступление с того, что я вынес из объяснений и отчета Ключникова. Его суждения поразительны. Они исходят из известной нам «Записки» и ничего общего с марксистской философией не имеют. Мы столкнулись не с разновидностью мнений в научном споре, не с научной гипотезой, а с теорией, которую можно либо принять, либо отторгнуть. Мы конечно отвергаем ее без колебаний. Ключников, считающийся нашим единомышленником по партии, подписал документ, противоречащий Программе и Уставу КПСС, в свой основе идеалистический, насыщенный мистическим религиозным духом. Говорят, что они ученики Рериха. Точнее надо было сказать, что не ученики, а апостолы. Нет, Ключников не наш единомышленник. Это исключительное явление в здоровой парторганизации, и он, безусловно, какой-либо поддержки здесь не найдет.

Далее выступающий подробно рассматривает неверные взгляды «инициативной группы». Попытка найти спасительные идеи, универсальное средство были во все времена. И вот мы столкнулись с новой такой попыткой. Группа, в которую входит Ключников, провозглашает «Живую этику» орудием борьбы с психологическими силами эрозии. Ядром «Живой этики» сделана неуловимая, а по сути божественная «психическая энергия», вмещающая, согласующая и управляющая собой всеми остальными видами энергии. Введены такие понятия, как мощность позитивных психологических состояний, мощность сосредоточенной воли, мощность взаимно сгармонизированных состояний, потенциал дерзости и т.д.

А кто обладает этими мощностями, дает их? Оказывается «социально-подготовленные сгармонизированные сотрудники», т.е. те, кто входят в «инициативную группу», – так надо понимать.

Эта группа пытается доказать, что противостоять «глобальной психологической угрозе» со стороны буржуазного мира можно только путем овладения «Живой этикой».

Выходит, марксистско-ленинская идеология, господствующая уже много десятилетий и являющаяся орудием преобразования мира на справедливых началах, уже недостаточно сильна. Ключников имеет два высших образования, а в его мировоззрении существенная брешь. Он забыл о Программе КПСС, о своей обязанности пропагандировать и претворять ее в жизнь и погряз в идеологических дебрях.

Выступающий критикует далее «инициативную группу» и Ключникова за идеалистический подход к гносеологии. Авторы письма, замечает он, пытаются возвратить нас к давно отвергнутой теории о способности человека познать действительность, постичь истину. Эти горе-теоретики всерьез говорят о разумности солнечного луча, о создании нового человека посредством внутреннего и внешнего постижения им себя, о космическом характере и космических истоках психической энергии. Они таким образом выступают против давно признанного лучшими умами человечества марксистского материалистического утверждения о том, что общественное бытие определяет общественное сознание.

Но сказать об идеалистических взглядах группы и Ключникова, говорит выступающий, это еще не значит сказать все. Мы сталкиваемся в письме с теософией, т.е. религиозно-мистическим учением о единении человеческой души с божеством и возможности непосредственного общения с потусторонним миром. Отсюда суждения о возможности человечества подвергнуться хирургическому вмешательству космоса, пробить специально подготовленными сотрудниками брешь в зловещих облаках.

Выступающий замечает, что «инициативная группа» взяла у Н. К. и Е. И. Рерихов вовсе не то, за что мы их ценим, особенно Н. К. – выдающегося ученого, путешественника и художника. Она взяла увлечение идеализмом, его этику, безусловно абстрактную, не связанную со сложной реальностью современного мира, с классовой борьбой на планете.

Авторы записки, говорит выступающий, проявляют не столько озабоченность судьбами человечества, сколько страх за греховную жизнь и деятельность людей. Этот страх перед гневом и карой сверхъестественного, преувеличенными бедствиями – лейтмотив всех религий, в т.ч. и религии «Живой этики». Судя по всему, авторы «кредо» подверглись идеологической эрозии. Она может быть еще не столь глубокой, поддающейся лечению. Если говорить, в частности, о судьбе Ключникова, то она зависит от того, сможет ли он осознать глубину заблуждений и отойти от них.

Варенов А. И.В начале выступления он показывает, что авторы письма окончательно порвали с идеологией марксизма-ленинизма, с материалистической диалектикой и глубоко утонули в болоте идеализма. В документе нет упоминания о классах и классовой борьбе, о производительных силах и производственных отношениях, т.е. о всем том, что составляет движущую силу общества, локомотив истории. Зато очень много места отведено учению «Живая этика», «психической энергии», энергии «Фохат». Содержится требование об издании трудов Елены Блаватской, «Живой этики». «Психическая энергия», энергия «Фохат» – все это мистика чистейшей воды.

Для нашей партии, говорит выступающий, явление богоискательства и богостроительства не ново. Он напоминает о вышедшем в 1908 г. сборнике «Очерки философии марксизма», куда вошли работы Богданова, Базарова, Луначарского, и о ленинской критике богоискателей и богостроителей.

Затем говорит о Блаватской. В словаре Брокгауза и Ефрона, т. 4, кн. 7, о ней дается около 50 строк. В словаре отмечается, что Блаватская, урожденная Ган – писательница и спиритка, родилась в 1831 г. в Екатеринославе. После неудачного замужества с 60-летним бароном Блаватским покинула мужа, предприняла ряд полных приключений путешествий по Западной Европе, Сирии, Египту, Северной Америке, Индии и Центральной Азии. Писала вымышленные репортажи. В 1888 г. вместе с английским полковником Олькоттом основала «теософское общество», которое имело целью: 1. Образовать ядро всечеловеческого братства без различия пола, национальности, религии. 2. Изучать все философские и религиозные учения, особенно Востока и древности, чтобы доказать, что во всех содержалась одна и та же истина. 3. Изучать необъяснимое в природе и развивать сверхчувственное. Заключается статья выводом о том, что все учение Блаватской – обман, самообман, мистика или просто шарлатанство. Вот что такое Блаватская.

Вот кого пытаются поднять на щит фракционеры из группы «Живая этика». Выступающий говорит о Дмитриеве, возглавляющем семинар. В книге «Методологические и философские проблемы геологии» была помещена его статья об антропогенном воздействии на геологическое строение земли, пропитанная духом мальтузианства. Автор статьи приходит к выводу о конце мира, о «мировом желудке», «негде будет встать на ноги, ибо на человека останется 50 кв. см суши». Отсюда напрашивается вывод: зачем коммунизм, пятилетки, главное – лишь бы выжить. Теория архиреакционная.

Статья была снята, и когда уже все было решено, Ключников пытался допрашивать главного редактора, кто снял статью, на каком основании. Он стал утверждать, что это ошибка. И только после моего решительного отказа Ключников удалился.

Еще о Ключникове. Когда мы беседовали с доктором философии Москаленко, Ключников ни с какими доводами не согласился. Он остался при своем мнении. Больше того, стал цитировать из писаний восточных религий. Еще деталь: в той же беседе Ключников утверждал, что Сергий Радонежский является основателем русского государства. Это он благословил Дмитрия Донского на битву с татарами, осенил его верой в победу. Потому же Дмитрий Донской и победил.

О редакторской работе Ключникова. Она оставляет желать лучшего. Вспомним книгу «Академия наук и Сибирь», в которой по его вине необходимо было сделать выдирку. Или книга Рижского «Библия в России» (очерки переводов Библии в России). В книге содержался ряд скользких положений. Главная редакция сочла нужным направить книгу на рецензирование в Госкомитет. Ответ оттуда был весьма недвусмысленный. Работу автора вернули для устранения отдельных ошибочных положений. И тут надо сказать о заведующей книжной редакции общественно-политической литературы Т. М. Назарянц. Она слишком легковато – я не боюсь сказать этого слова – относится к своим обязанностям. И сейчас невольно возникает вопрос: по плечу ли ей ноша, которая возложена на нее. Об этом следует сегодня подумать.

И в заключение выступающий предлагает:

1. Утвердить решение партбюро об исключении Ключникова из членов КПСС. 2. От имени собрания просить академика Трофимука рассмотреть вопрос о поведении ученого секретаря Института геологии Николаева, написавшего отношение на имя директора Сибирского отделения издательства «Наука» о напечатании вредного документа. 3. Усилить идеологическую работу в коллективе книжного издательства. Проводить политинформации со всем коллективом, привлекать к выступлениям наиболее подготовленных коммунистов.

Назарянц Т. М.Прежде всего о предложении Варенова. Если действительно назрел вопрос о моем пребывании на должности заведующей, его надо решать. Теперь о Ключникове. Мне он принес немало неприятностей по работе, но я все же скажу, что человек он честный, и его вхождение в «инициативную группу» – искреннее заблуждение. Сейчас он отстаивает свою неверную позицию первооткрывателя какой-то особой силы, заложенной в «Живой этике» и даже идет на передержку фактов. Дает понять, что философ Фофанов – профан в «Живой этике». Но на самом деле, насколько мне известно, этот философ много знает о ней.

Выступающая характеризует Ключникова как редактора в значительной степени отрицательно. Заявляет, что эта работа иногда вызывает омерзение, брезгливость к суждениям авторов, стоящих на иных, чем он, позициях.

Далее выступающая касается вопроса, можно ли было предотвратить падение Ключникова. В наших разговорах, заявляет она, я никогда не слышала высказываний, которые бы шокировали. Знала о его любви к восточной философии и к Рерихам, но не могла даже предположить, что это выльется в такую историю.

Никитин А. М.Выступающий считает, что атмосфера в коллективе редакции общественно-политической литературы нездоровая, нервозная, взаимоотношения между людьми строятся на какой-то подозрительности. Ключников производит впечатление человека умного, тактичного, внимательного сослуживца. Но его убеждения порочны и с его работой в редакции несовместимы.

Бубенков Ю. П. Как и предыдущий выступающий, он тоже считает атмосферу в коллективе редакции общественно-политической литературы нуждающейся в оздоровлении. Называет ее буржуазной в том смысле, что некоторые работники якобы унаследовали буржуазные замашки. И в подтверждение своего вывода процитировал, потрясая томом сочинений Ленина, высказывание об интеллигентах. Говорил и о том, что в редакции существует культ литературы и литераторов. В создании нездоровой идеалистической атмосферы выступающий винит коммунистов Назарянц и Ключникова и заявляет, что оба они неубежденные марксисты-ленинцы.

Харенко Д. Г.Теперь интересуются в парторганизации, почему коммунисты редакции общественно-политической литературы проглядели идейное перерождение Ключникова. Но ведь не просто было это заметить и предотвратить. Ключников пришел к нам эрудированным и общественным человеком, заслуживающим уважения и доверия. Потом он как-то замкнулся и перестал жить интересами редакции. Мы знали, что он увлекается историей буддистской религии, но не видели ничего предосудительного и даже иногда подшучивали на сей счет. Подписанное им идейно порочное письмо оказалось для меня как снег на голову. В письме протаскивались немарксистские этические концепции и масса всяких противоречий. По мнению выступающей, Ключников способен осознать свои ошибки, отойти от них, и предлагает оставить его в КПСС, а за идеологические шатания объявить строгий выговор в занесением в учетную карточку. Выступающая считает заявление Бубенкова о буржуазной атмосфере в редакции выдумкой, не отвечающей действительности.

Сницаренко А. А. Кое-кто, замечает выступающий, пытается сгладить остроту партийного проступка Ключникова. Но это не следовало бы делать. По мыслям и действиям Ключникова видно, что он сознательно отступил от требований Программы и Устава КПСС, подвел рекомендующих, и он должен быть исключен из партии. Вслед за этим выступающая рассматривает Ключникова как убежденного проповедника буржуазной идеологии. Он сам заявил, что убежден в своих суждениях и даже не пытается раскаиваться перед товарищами по партию От этого у него брезгливое отношение к нашей политической литературе.

Мы, коммунисты, руководствуемся марксистско-ленинским учением, построенным на классовой основе. А Ключников и его единомышленники ухватились за мистические взгляды Рериха и Блаватской и делают «Живую этику» знаменем спасения человечества. От чего спасаться, от кого спасать, как спасаться – на эти вопросы даются туманные ответы в мистическом духе. Не удивительно, что такую ересь не поддерживают честные и порядочные жены, настоящие советские люди. В заключении выступающая заявляет: вся кампания Ключникова – это группа отступников, она отошла от насущных политических задач партии и страны, стала на путь идеологической диверсии.

Есева Г. А. Заявляет, что на заседании партбюро были подвергнуты критическому анализу все ошибочные утверждения Ключникова одно за другим. Он не признал своих ошибок. После того у него было время поразмыслить. И вот он опять стоит на своем. Значит, он не хочет прислушиваться к мнению товарищей по партии. Поэтому собрание должно поддержать предложение бюро об исключении Ключникова из членов КПСС.

Калинина Л. Н. Считает предложение бюро вполне обоснованным. Ключников отошел от партийных позиций и не хочет понять пагубности своего заблуждения, таким образом, он сам ставит себя вне партии. Далее выступающая говорит, что речь заведующего редакцией общественно-политической литературой была беспринципной. Она не дала необходимой политической оценки поведению Ключникова в своем коллективе. В последнее время по издательству поползли разговоры о «психической» энергии, – это, видимо, есть «работа» Ключникова. Ясно, что партийное бюро надо всерьез заняться положением в редакции общественно-политической литературы.

Беседина В. А. Говорит, что письмо «инициативной группы» производит удручающее впечатление. В нем предлагаются какие-то странные пути борьбы за счастье человечества. Я не вижу в «Живой этике» никаких преимуществ. Очень странно, что такое мистическое и путанное письмо подписал уже немолодой и довольно грамотный член КПСС Ключников. И еще более странно его упрямство, его нежелание разобраться в критических замечаниях товарищей, прислушиваться к ним. Выступающая считает, что Ключников грубо нарушает партийную дисциплину, вступает в противоречие с партийной линией и должен быть строго наказан за это. Но перед голосованием хотелось бы еще раз послушать его.

Роскин А. И. Заявляет, что решение бюро об исключении Ключникова из членов КПСС – это не политический расстрел. Конечно, проступок коммуниста перед партией тяжел и не может оставаться безнаказанным. Но над мерой наказания надо еще подумать спокойно, без горячности, запальчивости, мстительности. Выступающий считает, что Ключников не классовый враг, не антисоветчик, а просто заблудился в попытках поглубже овладеть теоретическим богатством. Тут Ключникова упрекали его, что он часто менял места работы. Да, переходил из одного коллектива в другой в поисках подходящего места. Но у него было и два перевода. Значит, мы не вправе называть его летуном. При характеризации деятельности Ключникова надо принимать во внимание, что он неоднократно поощрялся. В заключении выступающий полагает, что Ключников учтет критику и сделает правильные практические выводы. Перед голосованием мы должны еще раз услышать его отношение к мнению партийного коллектива.

Пермичева В. П. Осуждает попытки инициативной группы поставить «Живую этику» Рериха над марксистской этикой. Затем заявляет, что Ключников погряз в делах этой группы постепенно, что в последнее время перестал выполнять авангардную роль в коллективе. Порой он ведет себя как человек, безразличный к делам издательства. Когда на профсоюзном собрании обсуждался очень важный вопрос, он спал, а потом вообще самовольно ушел с него. Ключникову не может быть места в партии.

Соколов А. И.Замечает, что в выступлениях некоторых товарищей чувствуется горячность. Призывает спокойно и вдумчиво подходить к рассмотрению и оценке поступка Ключникова.

Суворова С. И.Первое – об изучении «Живой этики». Ее не запрещено изучать. Но с какой позиции изучать – вот в чем вопрос. Рерих не был марксистом, его идеи проникнуты идеализмом, который оставил свой след на некоторых картинах. Советские философы интересуются «Живой этикой» для того, чтобы очистить Рериха от рериховщины. Второе – о книгах по «Живой этике». В Академгородке ни в открытых, ни в закрытых фондах их нет. Как пользовались ими участники, пока неясно.

Второе объяснение Ключникова Ю. М. Вначале он сообщает, что в одной из библиотек г. Новосибирска есть шесть книг по «Живой этике» и другие произведения, в том числе Рериха и что именно оттуда он получил их по заказу на временное пользование. Затем возвращается к сути своего поступка. Говорит, что активная и острая критика письма и инициативной группы заставляет задуматься. Но сказать тут сразу «заблуждаемся» невозможно. Это было бы неискренне. Все 20 лет пребывания в партии я думал только о пользе человечества. Чтобы пересмотреть этические взгляды, к которым пришел в своих поисках, нужно время. Рекомендует свои духовные поиски не связывать с положением в редакции общественно-политической литературы. Заявляет, что там никакой буржуазной атмосферы не существует.

Заключительное слово секретаря партбюро Лойко Е. А.В своих выступлениях Русаков, Варенов и некоторые другие коммунисты дали глубокий анализ идеологических заблуждений Ключникова. Излагать доводы нет необходимости. Жаль, что Ключников упрямствует. Я не за то, чтобы «утопить» его. Я давно с ним знаком и мне больно голосовать за решение об исключении из партии, но обстоятельства дела заставляют голосовать. Далее высказывает замечания о беспринципном выступлении Назарянц. В редакции общественно-политической литературы немного коммунистов, но у них нет прочной идейной сплоченности и не дается отпор идеологическим шатаниям. Видимо, это одна из причин отхода Ключникова от марксистско-ленинских этических взглядов.



 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить