Художник и Поэт: творчество Лилии Ивановны и Юрия Михайловича Ключниковых
Инакомыслие в новосибирском академгородке: 1979 год Печать E-mail
Автор: Кузнецов И. С.   
Индекс материала
Инакомыслие в новосибирском академгородке: 1979 год
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
Страница 7
Страница 8
Страница 9
Страница 10
Страница 11
Страница 12
Страница 13
Страница 14
Все страницы

И. С. Кузнецов

Инакомыслие в новосибирском академгородке: 1979 год

«Дело инициативной группы». Документальная хроника

Новосибирск, 2006

И. С. Кузнецов. Инакомыслие в новосибирском академгородке: 1979 год («Дело инициативной группы»). Документальная хроника. Новосибирск, 2006.

Работа представляет собой публикацию документов, отражающих непростой эпизод общественно-политической жизни Новосибирского академгородка конца 1970-х – начала 1980-х гг. В ней отражены события, последовавшие за появлением в начале 1979 г. записки «О проблеме создания культурно-научного центра в развитие идей Н.К. и Е.И.Рерих», которая была направлена в партийные инстанции группой энтузиастов этого учения. Публикуемые документы позволяют проследить реакцию на эту инициативу со стороны научного сообщества и различных официальных инстанций. Документальные дополняются опубликованными и устными свидетельствами участников событий. В совокупности это дает широкую панораму менталитета и настроений в последние годы существовавшей тогда общественной системы.

Публикация адресована широкому кругу читателей, интересующихся историей отечественного научного сообщества, Новосибирского академгородка.

Сведения об авторе

Кузнецов Иван Семенович – доктор исторических наук, профессор кафедры отечественной истории Новосибирского государственного университета. Основные монографии посвящены истории сибирского крестьянства 1920-х гг. и социально-психологическим аспектам отечественной истории XXвека. Является также соавтором учебников по истории России и Сибири. В настоящее время основные научные интересы связаны с изучением взаимоотношений власти и общества в российской провинции второй половины XXв. В этом контексте внимание автора привлекает история отечественного научного сообщества как социально-политического феномена – прежде всего история Сибирского отделения Академии наук, Новосибирского научного центра. В настоящее время издается серия хроникально-документальных публикаций о становлении этого центра. Также готовится ряд документальных публикаций о наиболее значимых вехах общественно-политической жизни Новосибирского Академгородка, – в настоящее время вышла книга о событиях 1968года (о «Письме 46-ти»).

Содержание

От автора-составителя

Раздел 1. Записка «О проблеме создания культурно-научного центра в развитие идей Н. К. и Е. И. Рерихов»

Раздел 2. «Дело» А. Н. Дмитриева

Раздел 3. «Дело» И. А. Калинина

Раздел 4. «Дело» Ю. М. Ключникова

Раздел 5. «Дело» Ю. Г. Марченко

Раздел 6. «Никто не хотел обострять…»: Новосибирский Академгородок в зеркале идеологического конфликта. Исторический очерк

От автора-составителя

Предлагаемая вниманию читателей публикация документов отражает сложную, нестандартную ситуацию из жизни Новосибирского научного центра, имевшую место в конце 1970-х – начале 1980-х гг. Определяющим импульсом для нее стало появление «Записки о проблеме создания культурно-научного центра в развитие идей Н. К. и Е. И. Рерих». Она была направлена в начале 1979 г. в обком КПСС и другие партийные инстанции группой новосибирских энтузиастов этого учения. Документ подписали А. Н. Дмитриев –в тот момент зав. лаб. Института геологии и геофизики СО АН СССР, канд. физ.-мат. наук(1); И. А. Калинин – инженер-наладчик СМУ № 70, Ю. М. Ключников – редактор Сибирского отделения издательства «Наука», П. П. Лабецкий – художник Института истории, филологии и философии СО АН, Ю. Г. Марченко – канд. ист. наук, мл. науч. сотр. того же института, В. И. Новожилова – инженер Института теплофизики СО АН.

В ряде секретных официальных документов того времени этих «подписантов» именовали «инициативной группой», что и нашло отражение в названии нашей публикации.

Упомянутое произведения стало единственным в тот момент проявлением инакомыслия подобного рода в Новосибирском академгородке. В сущности, после известного «письма 46-ти» (1968 г.) ничего подобного здесь не отмечалось. К этому можно добавить, что если «письмо 46-ти» представляло собой небольшой текст с вполне конкретными и весьма частными требованиями, то упомянутая Записка являлась обширным текстом с изложением определенного мировоззрения. Для данного периода это было уникальным явлением не только в Академгородке, но и в масштабах всей страны. Уже с этой точки зрения Записка и связанные с ней документы, по нашему мнению, заслуживают введения в научный оборот и изучения в контексте истории общественной и духовной жизни.

Минимально касаясь содержания «Записки», ограничимся констатацией одного ключевого момента: оно в немалой степени выходило за рамки ее основной темы. В сущности, здесь были сформулирована цельная концепция духовного обновления страны на базе своего рода синтеза марксизма и «Живой этики» (учения Н. К. Рериха). Характерно, что авторы «Записки» не только не были противниками существующего строя, но, напротив, выступали с позиций его защиты, последовательно выражая свою приверженность социализму и «идеям Ленина». Разумеется, данный содержательный аспект рассматриваемого текста в настоящее время может восприниматься неоднозначно.

Помимо этого следует иметь в виду, что «Записка» имела немалый общественный резонанс: действия «подписантов» вызвали соответствующую реакцию официальных органов, неоднократно обсуждались на различных собраниях и заседаниях (в коллективах, где работали эти энтузиасты «Живой этики», в райкоме и горкоме КПСС). Таким образом, рассматриваемые события конца 1970-х–начала 1980-х гг. представляют интерес как в плане идейных тенденций того времени, так и в определенной мере для изучения общественных настроений научно-технической интеллигенции.

В связи с этим следует подчеркнуть, что в отличие, скажем, от событий 1968 г. в Новосибирском академгородке, рассматриваемый эпизод долгое время не находил отражения в исторической литературе. Лишь в 2002 г. названная «Записка» была впервые опубликована в качестве документального приложения в книге о строительстве музея Н. К. Рериха, в предисловии же к этой работе мы впервые попытались дать историческую оценку рассматриваемой коллизии (2). В 2003 г. появилась публикация документов, отразившая ход обсуждения данного инцидента в различных инстанциях (3). Однако в момент подготовки названного издания в распоряжении составителя отсутствовал ряд существенных документов, которые позднее были обнаружены нами в архивах. Кроме того, указанная работа вышла незначительным тиражом и имела скорее ознакомительное значение. Больший резонанс с этой точки зрения имела публикация в «Вестнике Новосибирского университета» (4), но в ней, в силу ограниченности размеров, помимо указанной Записки были помещены лишь отдельные фрагменты из материалов соответствующих обсуждений.

Стремление дать более полное документальное отражение рассматриваемых событий, тем самим воспроизвести значимый эпизод общественной жизни конца 1970-х–начала 1980-х гг. и стало главным мотивом публикации данной документальной хроники.

Источником для данной публикации послужили преимущественно документы официального делопроизводства: материалы партийных бюро и партийных собраний соответствующих учреждений, документы Советского райкома и Новосибирского горкома КПСС.

При этом автор вполне осознает, что и сейчас он не располагает полным комплексом документов по рассматриваемой теме, в том числе и рядом из тех, которые упоминаются в имеющихся источниках. Часть из них, например, ряд информационных материалов Советского райкома КПСС, Новосибирского горкома и обкома КПСС до сих пор не обнаружены нами в соответствующих фондах. Возможно, они в свое время были изъяты «заинтересованными лицами». Самый яркий пример – сам текст неоднократно упоминавшейся «Записки», в отношении которой в целом ряде источников говорится, что она была направлена в соответствующие партийные инстанции. Тем не менее в материалах партийного делопроизводства этот документ нами пока не обнаружен и при его первичной публикации пришлось использовать текст из личного архива одного из участников событий.

Из числа же документов, наличие которых в архивах зафиксировано, часть материалов также, к сожалению, не доступна исследователям. Речь, в частности, идет о решениях бюро Советского райкома КПСС по «персональным делам» Ю. М. Ключникова и Ю. Г. Марченко. В соответствии с распространившейся в последнее время практикой, они подвергнуты так называемому «конвертированию». Последнее, как известно, применяется к материалам многих «персональных дел», появившихся в связи с рассмотрением в соответствующих партийных инстанциях тех или иных проступков членов КПСС. Официально это мотивируется необходимостью «защиты чести и достоинства» соответствующих лиц. Абсурдность такого рода ограничений на пользование архивными материалами очевидна, в частности, потому, что комиссии, осуществляющие «конвертирование» не могут принимать достаточно обоснованные решения по этому поводу ввиду огромного объема такого рода дел и недостаточной компетентности соответствующих архивных работников. Было бы логично либо вообще закрыть все «персональные дела», либо передать вопрос о доступе к ним на усмотрение историков-исследователей.

Алогичность существующей ситуации подтверждается тем, что наряду с закрытостью большого числа «персональных дел», вместе с тем многие из них являются открытыми. С другой стороны, «конвертирование» можно еще в какой-то мере признать обоснованным, когда речь идет о разборе разного рода неблаговидных поступков (пьянство, адюльтер, преступления). В случаях же, подобных рассматриваемому, членам КПСС предъявлялись обвинения политико-идеологического характера, что, пожалуй, только украшает соответствующих участников событий…

Кроме того, в фондах Государственного архива Новосибирской области, содержащих эти материалы, имеются необъяснимые лакуны. Так, в фонде партийной организации Сибирского отделения издательства «Наука» (Ф. П-1424) отсутствует протокол партийного собрания от 21 августа 1980 г. – один из ключевых документов по «делу» Ю.М.Ключникова.

Нельзя не учитывать и того, что публикуемый документальный комплекса далеко непропорционально отражает различные аспекты рассматриваемых событий, в том числе и в отношении отдельных персоналий: наиболее обширный блок составляют в нем материалы, отражающие действия партийных инстанций различного уровня в отношении членов КПСС Ю.Г.Марченко и особенно Ю.М.Ключникова. Что же

касается фактического лидера группы авторов «Записки», А.Н.Дмитриева, то разбору его действий посвящено существенно меньшее количество документов, т. к. он не был членом партии.

Поскольку имеющиеся в нашем распоряжении документы партийного делопроизводства отражают, разумеется, лишь внешнюю, официальную сторону рассматриваемых событий, для их адекватной реконструкции привлекались также опубликованные и устные свидетельства современников. Они использованы главным образом в историческом очерке. С одной стороны, это суждения авторов «Записки», сформулированные в их публикациях и устных интервью. С другой стороны, – это наблюдения ряда участников событий, волей судеб оказавшихся тогда «по другую сторону баррикады»…

Предлагаемая вниманию читателя публикация включает шесть разделов: первый из них содержит текст упомянутой записки «О проблеме создания культурно-научного центра в развитие идей Н. К. и Е. И. Рерих», во втором–пятом последовательно помещены материалы обсуждения «дел» А. Н.Дмитриева, И. А. Калинина, Ю. М. Ключникова и Ю. Г. Марченко в соответствующих коллективах и партийных органах. Шестой раздел содержит исторический очерк, где на основе анализа рассматриваемых документов и устных свидетельств предлагается авторская трактовка данных событий.

----------------------------

1. Должностной статус «подписантов» указывается на момент рассматриваемых событий.

2. См.: Аникина О. Е. Под небом Уймона. Очерки истории строительства музея Н. К. Рериха. Новосибирск, 2002. С. 3–7 (предисловие И. С. Кузнецова), с. 189–206 (текст «Записки»).

3. Кузнецов И. С. «Еретики» Академгородка: Дело «инициативной группы». Документальная хроника. Новосибирск, 2003.

4. Кузнецов И. С. «Живая этика» и власть: эпизод общественно-политической жизни Новосибирского Академгородка конца «застоя» // Вестник НГУ. Серия: История, филология». Т. 2. Вып. 3: История. Новосибирск,2003.

Раздел 1. Записка «О проблеме создания культурно-научного центра в развитие идей Н. К. и Е. И. Рерихов»

Перепечатке не подлежит
Для служебного пользования

О проблеме создания культурно-научного центра в развитие идей Н. К. и Е. И. Рерихов

Новосибирск. 1979.

Вводные замечания

Общепланетарная обстановка настоящего времени создается мощным процессом конфронтации двух мировых систем: социалистической, нацеленной в коммунистическое общество, и капиталистической, нацеленной в неконтролируемое потребительство. Возникновение полюсов человеческих формаций обостряется и ускоряется темпом и качеством классовой борьбы – борьбы непримиримой и повсеместной, пафосом которой является процесс мировой революции, актуализированный всесторонней деятельностью гения Ленина.

Мировая революция – главный процесс всех участников жизни нашей планеты. Этот процесс борьбы нового и старого мобилизовал невиданные по масштабу социальные силы и силы преобразования природы техногенными явлениями. Учтены и приведены в движение громадные энергетические и минеральные ресурсы планеты либо с целью обогащения, либо с задачей разрешения конфликтов военными способами. Планета оказалась под угрозой геологической дезорганизации. Темп изъятия ресурсов продолжает расти, возможно возникновение неконтролируемых процессов стихийного и геофизического порядка.

Вполне естественно, что тяжесть борьбы сказалась не только на среде обитания человека, но, в основном, и на самом человечестве. Постоянно растущий физический и психологический стресс вызывает глобальную и массовую эрозию защитных механизмов человека, а также животных и растительных форм.

Силы вражды с прогрессивным социалистическим строем, наряду с политическими, экономическими и военными способами давления, за последние десятилетия интенсивно переводят борьбу в область психологии. Переводом «горячей» войны в психосферу человечества обозначен качественно новый этап конфронтации, в котором каждый житель нашей страны атакуется психологическими средствами, развивающими алчность, сомнение, страх, подозрительность, взаимную вражду и другие отрицательные качества. Эти зерна психологической деформации производятся массовым порядком средствами субкультуры: порноискусством, «агрессией моды», «свободной» философией, изобретением средств, воздействующих с помощью электроники, наркотиками и пр.

Именно в связи с открытием нового фронта психологической борьбы, одновременно глобальной и тотальной, возникла острая необходимость победить врагов социализма мощностью позитивных психологических состояний, мощностью творческих процессов, мощностью сосредоточенной воли, устремленной к красоте и смыслу жизни, мощностью взаимно сгармонизированных сознаний в ключе сотрудничества с природой, мощностью моральных качеств Человека, достойного великой будущей социальной формации – коммунизма.

Именно социализм – мост в будущее, это понимают многие народы, об этом свидетельствуют новейшие политические и экономические события на нашей планете. Идеи и творчество Ленина светят человечеству не из прошлого, а из будущего, эти идеи поощряют широкий и дерзкий поиск новых побеждающих средств борьбы против тирании прибыли и распада, против мировой торговли общепланетным достоянием.

В качестве дополнительных и эффективных средств борьбы с неявными и явными психологическими силами эрозии наше государство может применить новейшие гносеологические, эмоциональные и волевые средства, предложенные нашей стране еще в 20–30-х гг. Николаем Константиновичем и Еленой Ивановной Рерихами в виде учения, именуемого Учением Живой Этики. Это учение по существу своему продлевает жизнь в еще более далекое будущее по великому пути Ленина.

Для раскрытия некоторых сторон и возможностей Учения Живой этики в условиях нашей страны и взятия под контроль мировых тенденций применения и развития идей учения Живой этики и предлагается данная записка как первичный опыт, подлежащий серьёзной и вдумчивой, но безотлагательной проверке делом.

Проблемная обстановка

«...Сосияния и созвучия света в свободе познания усиливаются взаимно. Безмерна мощь объединенных благом мыслей. Из этой возводящей ответственности истекает светоносное стремление добросовестно, без разочарований, изучать все окружающее...»

Н. К. Рерих.

1. Острота проблемы

Планета Земля, как носительница жизни в Солнечной системе вступила в новую фазу своего развития. Эта фаза характеризуется резко возросшей активностью технического воздействия людей на планету в геологических и геофизических направлениях. Во всех сферах самой человеческой жизни: политической, экономической, научно-технической, культурной – эволюционные процессы все более ускоренно теряют изолированный «островной» характер и все менее являются внутренним делом отдельных государств. Поэтому сама логика организации жизни и ее эволюции делает эти процессы общепланетарными. Вместе с тем, как никогда, действуют силы разъединения, отчуждения и вражды. Гонка вооружений, неконтролируемая в планетарных масштабах эксплуатация природных ресурсов, загрязнение и истребление потока животных и растительных форм природы – все это сурово и реально ставит проблему: быть или не быть человечеству.

Сложившаяся ситуация беспрецедентна в обозримой истории Земли. В то же время мы знаем, что в кризисные моменты своего развития человечество всегда получало духовные импульсы, выводившие его из тупика. Таким могучим импульсом в 1917 г. стал ленинизм. Гений Ленина поставил перед всеми и каждым проблему выбора: новое или старое. Победившее новое обозначило необратимый поворот эволюции планеты. Дерзость Ленина состояла в принятии на себя ответственности за постановку проблемы выбора, за непримиримую борьбу между новым и старым. Эта дерзость питалась мощными источниками материальной и духовной силы, которые покоятся в самих недрах жизни до ее формовыявления. Скажем по-иному: дерзающий во имя эволюции непобедим, ибо его питают самые мощные наземные и космические источники энергии Великой Жизни.

Следовательно, идеи этического совершенствования человечества в целом и каждого человека в отдельности поистине стали неотложными.

Да и можно ли допустить на последующих шагах строительства нового общества уменьшение потенциала дерзости? Конечно, нельзя, ибо замедление движения сокрушит всякого, кто откажется от красоты, точности и осознанности дальнейшего движения к совершенству форм и энергий жизни.

2. Новая перспектива жизни

В наше время человечеству дан новый духовный импульс – идеи Живой этики, изложенные в книгах Николая Константиновича и Елены Ивановны Рерих.

Как и Ленинизм, идеи эти основаны на принципах признания материалистического монизма мира; поступательного спиралевидного развития природы, человеческого общества и сознания; принципиальной познаваемости мира; относительности и конкретности всякой истины. Те, кто внимательно изучил книги «Живой этики», не найдут в них существенных расхождений с концепциями В. И. Ленина. Наоборот, они увидят их взаимосвязь, их взаимное обогащение.

Известно, какое значение В.И. Ленин придавал практике как критерию истины. Вся превосходящая обычные масштабы жизнь и творческая деятельность Н. К. и Е. И. Рерихов – прекрасное доказательство истинности их идеи. Николай Константинович – великий художник, написавший тысячи картин, ученый, исследовавший разные стороны человеческого знания и психики, путешественник, совершивший беспримерное путешествие по горам и плато Центральной Азии, наконец, страстный патриот и горячий пропагандист Советской России за рубежом. В самые трудные периоды молодого Советского государств не поколебалась вера Н. К. Рериха в историческую правоту и миссию Родины – общепланетарную и космическую. Не менее масштабно и глубоко представлены результаты подлинно дерзновенной и героической жизни Н. К. Рериха, принесшей человечеству новые потоки мыслей и психических энергий.

Идеи «Живой этики» ставят целью создание нового человека посредством внутреннего и внешнего постижения им себя. Ключом такого постижения является овладение психической энергии. Психическая энергия является высшей и наименее изученной из всех известных человечеству видов энергии.

3.Психическая энергия

«Живая этика» учит, что психическая энергия – материальная формопроявленная реальность и степени утончения ее беспредельны, что она вмещает, согласует и управляет собой все остальные виды энергии. Наука вплотную подошла к разгадке тайны психической энергии. Но овладение высшими формами ее (низшим психизмом и психопотенциалом владеет заурядный гипнотизёр) могут лишь люди высокой духовной и этической организации, и это закономерно: природа поставила барьер на пути овладения своими главными тайнами. Ведь нетрудно представить, сколько бед может наделать злонамеренный человек, получивший в распоряжение силы, в тысячу раз более могучие, чем ядерная энергия.

Таким образом, процессы овладения психической энергией и воспитания нового человека (последний процесс в общих чертах сформулирован «Моральным кодексом строителя коммунизма») – эти процессы двуедины в эволюционной реторте жизни на Земле и в Космосе. Вопросы космических форм жизни и жизненных процессов поднимали в своих работах наш современник В. И. Вернадский и отец космонавтики К. Э. Циолковский.

Мощным конденсатором и рефлектором психической энергии являются произведения искусства. Велико оздоравливающее значение творений Пушкина, Толстого, Шолохова, Мусоргского, Рериха. В то же время известны «творения» субкультуры, разрушительно действующие на психику человека, вызывающие в ней необратимые злокачественные изменения и нацеленные на глобальное уничтожение планеты доктринами алчности и неограниченных прибылей.

Наука может уже сегодня методами точнейшего анализа начать изучать, замерять и характеризовать виды психической энергии, заключенной в произведениях искусства, указать ее разрушительный (инволютивный) или созидательный (эволютивный) характер. Люди должны хорошо знать своих друзей и своих врагов и встать на защиту своего человеческого достоинства против психологического террора, идеологий гибели и распада.

Огромно значение психической энергии при лечении разного рода заболеваний. На роль психотерапии указывали еще врачеватели древности. Тибетская медицина с уверенностью утверждает, что некоторые виды рака – в первую очередь дело энергетической обесточенности человека, а потом уже результат деятельности вирусов, и успешно лечит некоторые виды рака.

4. Космические истоки

Выше говорилось, что психическая энергия имеет космический характер и космические истоки. Ученые уже давно догадываются, что энергия солнечного луча по природе своей разумна. Уже не говоря о прямом влиянии солнца на биосферу Земли, установлена прямая связь солнечной активности со вспышками эпидемий, войнами, революциями и т.д. В систематизированном виде эти мысли были впервые изложены советским ученым Чижевским и вызвали большой интерес В. И. Ленина. Космические воздействия не ограничиваются только понятыми и немного учтенными в жизни людей солнечными воздействиями. Установлено влияние лунных фаз на психику человека, влияние космической пыли и звездных излучении, планетных конфигураций. Существуют и другие, более тонкие, хотя и не столь очевидные слияния, носителями которых опять же являются космические истоки.

«Живая этика» утверждает, что космос есть гигантская лаборатория взаимодействия материальных энергий, высшей из которых является всеначальная энергия Фохат. Эта энергия является основополагающей во всех эволюционных процессах жизни, это она выводит человека, по словам К. Э. Циолковского, к «человеку,состоящему из света».

Прекращение или затруднение прохождения вибраций Фохат в земную атмосферу чрезвычайно опасно для человечества. Именно в этом следует искать причину климатических сдвигов и экологической дисгармонии, наблюдающейся сегодня в мире. Плотные «одеяла» некачественных выбросов физического и психического порядка окутывают Землю. Создался порочный круг. Чем больше завеса на пути космических энергий, тем больше человеческого «мусора» уходит в атмосферу, увеличивая толщину завесы. Этот психологический «мусор» представляет собой всю сумму некачественных чувств, мыслей и поступков людей, живущих на Земле. Но люди, породившие кризисную ситуацию в развитии планеты, могут и справиться с этой ситуацией.

5. Созидающие усилия

Возможны целенаправленные усилия специально подготовленных и сгармонизированных сотрудников, способных пробить бреши в зловещих облаках, окутавших небо, особенно над большими городами. А это в свою очередь существенно улучшит психологический климат в этих городах.

Нужно серьезно и трезво оценить предлагаемые идеи. Речь идет не об очередном рецепте спасения человечества. Речь идет о делах насущных и реальных для самой жизни на планете, а не обогащении людей вещами. Порукой реальности и истинности идей «Живой этики» является в высшей степени высо нравственная и творчески этическая жизнь Н. К. и Е. И. Рерих. Но дело даже не в них. Н. К. и Е. И. Рерих никогда не претендовали на роль пророков и ясновидцев. Они всегда подчеркивали, что лишь синтезировали данное им древнее знание Востока с новейшим знанием. Во время своих гималайских и трансгималайских экспедиций супруги Рерих собрали уникальные книги и манускрипты Центральной Азии, этой поистине колыбели человечества и хранительницы знания. Они побывали в Общине гималайских махатм и привезли в 1926 г. послание гималайской общины лидерам Советского государства, где высоко оценивалось значение Октябрьской революции и протягивалась рука помощи в строительстве нового общества (Отрывки из письма махатм опубликованы в книге П. Беликова и В. Князевой о Н. К. Рерихе. Серия «Жизнь замечательных людей»).

Как известно, супруги Рерих были приняты А.В. Луначарским, Г.В. Чичериным и Н.К. Крупской. Идеи «Живой этики» были выслушаны с интересом и сочувствием, но практических выводов сделано не было. Утеряны громадные возможности и благоприятное время.

Сегодня идеи, адресованные народам Советского Союза, снова и снова настойчиво стучатся в дверь. Осуществление их становится делом неотложным. Нет другой страны, которая столь глубоко понимала бы и принимала идеи гуманизма и сотрудничества, которая была бы лишена национального эгоизма, которая понимала бы и принимала всю меру ответственности за судьбы планеты.

Брошенный в 1917 г. всем темным силам огненный вызов победил, потому что он соответствовал эволюционным задачам планеты. Этот вызов ленинизма сегодня подхватывает «Живая этика». Империалистические круги ожесточенно атакуют мир социализма прежде всего в области идей, пытаясь вызвать духовную дестабилизацию советского общества, спровоцировать морально-этическую эрозию советских людей. Борьба за сознание каждого человека отныне становится доминирующей формой борьбы. Наивно полагать, что изощренного противника можно победить раз навсегда установленными методами. Закостенелость, негибкость, неумение адаптироваться к изменяющимся условиям могут дорого обойтись.

Идеи «Живой этики» полнокровны, могучи, светоносны. Они помогут вывести планету из тупика. Свет победит тьму!

Предложения

«Основание города синтетического знания есть великое мировое дело, потому не просить, но требовать можем мы. Не для себя работаем, но для человечества...»

Из письма Е. И. Рерих, 193О г.

1. Культурно-научный центр

Мы предлагаем создать в стране Культурно-научный центр имени Н. К. и Е. И. Рерих (далее просто Центр). Он будет состоять из ряда институтов, лабораторий и культурных учреждений, ставящих во главу угла изучение человека, его места в природе и той энергии, которая связывает человека с природой планеты и космосом, т.е. психической энергии. Мы исходим из того, что правильное понимание выражения «покорение природы» нуждается в серьёзной редакции и осознании. Человек может возглавить эволюцию природы планет и космоса лишь в том случае, если он действует в строгом соответствии с ее законами («Свобода есть осознанная необходимость». Ф. Энгельс). Действуя вопреки законам природы, человечество может превратиться в злокачественную опухоль природы и подобно такой опухоли подвергнуться хирургическому вмешательству Космоса.

Мы исходим из того, что достаточно многочисленные группы сотрудников, глубоко овладевших психической энергией, способны стабилизировать экологическую ситуацию на Земле, во всяком случае на отдельных обширных ее пространствах, особенно неурбанистических зон, где электромагнитная эрозия жизненных и психологических процессов пока не велика. Местом размещения отделов и институтов Центра должны стать Горный Алтай, Новосибирск, Москва и некоторые другие города и места страны. Центр также установит связи с обществами «Живой этики», действующими в ряде стран мира, с некоторыми буддистскими общинами в Бурятской АССР, в МНР, в странах Юго-Восточной Азии, с отдельными ашрамами Индии, с некоторыми мусульманскими школами, с Институтом «Урусвати» в Кулу (Индия).

Особенно важны контакты с последним. Институт «Урусвати», основанный Н. К. Рерихом, ставил своей задачей изучение человека и природы в рамках обозначенной нами проблематики. Но в настоящее время деятельность Института законсервирована. Между тем, в «Урусвати» сосредоточены уникальные древние рукописи и книги, материалы о способах аккумуляции психической энергии, работы по тибетской медицине, борьбе против рака, исторические, археологические, этнографические, физиологические и иные изыскания космопланетарного профиля с уникальными для планеты информационными данными.

Все это богатство завещано Советскому Союзу и ждет советских исследователей.

Необходимо перебазировать собственность нашей страны по адресу. Таким адресом должны стать учреждения Культурно-научною центра имени Н. К. и Е.И. Рерих.

Часть материалов останется в «Урусвати», который сделается одним из отделов Центра за рубежом, где будут сотрудничать ученые ряда стран. Кстати, группа болгарских ученых готова посетить Кулу для расконсервации Урусвати. Почему же медлит Родина Николая Константиновича?

Что касается связи Центра с буддистскими, мусульманскими и индуистскими общинами, то не следует видеть в этом конвергенцию науки и религии. Известно, что в книгах «Живой этики» синтезировано древнее знание, сохраненное некоторыми религиозными школами Востока. Такой синтез не противоречит ленинскому тезису о необходимости усвоения культурного наследия прошлого.

Нас же будут интересовать проблемы культуры овладения психической энергией (обширные знания в этой области сосредоточены в указанных религиозных общинах), а также проблемы восточной медицины.

2. Строительство Центра

Строительство Центра следует понимать двояко, как создание совершенно новых институтов и лабораторий и учреждений, так и организацию соответствующих групп в уже действующих научных и культурных подразделениях, ибо идея преемственности культуры – одна из главных в «Живой этике».

Основным подразделением Центра станет Институт психической энергии. Его конкретный статус, цели, режим работы и место строительств будут определены отдельно после соответствующих консультаций в правительственных органах. Предлагается строительство по проблемам Центра начать в 1979 г. и закончить его к 1990 г. с предварительной сметной стоимостью в 200 млн. рублей. Первые строительные реализации подлежат осуществлению с 1970-198О гг. со сметной стоимостью в 2,5–3,0 млн. рублей. Основные подразделения Центра должны быть размещены в Горно-Алтайской автономной области: Горно-Алтайске, районных центрах и селе Верх-Уймон.

Почему именно эти места?

В своей книге «Алтай-Гималаи» Н. К. Рерих назвал Алтай жемчужиной Советского Союза, вместе с Гималаями – сосредоточием и генератором важнейших для Земли энергий. Он просил часть картин из завещанных Советскому Союзу передать на хранение сибирскому городу, расположенному близ Алтая. Таким городом стал Новосибирск.

Постоянная экспозиция произведений Н. К. Рериха в Новосибирске сыграла свою энергетическую роль: здесь возникла сильная группа людей, работающих в магните идей «Живой этики».

Предлагается в указанных населенных пунктах Горного Алтая соорудить соответствующие исследовательские и культурные учреждения с широкой проблемной реализацией по следующим отделам:

– искусства и культуры;

– истории, археологии и этнографии;

– наук о земле (геоэкологические вопросы);

– биологии и медицины (биоэкологические вопросы);

– психологии и педагогики;

– библиотечный фонд печатных и рукописных материалов;

– издательское учреждение.

Распределение отделов и их ответвлений должно осуществляться с учетом всего комплекса факторов нужд развития населения и максимальной пригодности рекомендуемого места для соответствующего строительства.

3. Планируемые отделы

Отдел искусства будет включать картинную галерею произведений Н. К. и С. Н. Рерихов, коллекцию подлинников бурятского, монгольского и индийского искусства. При этом главную часть экспозиции составят картины, завещанные Николаем Константиновичем Советскому Союзу и хранящиеся в настоящее время в запасниках Русского музея в Ленинграде. Кроме того, отдел будет располагать помещением для выставок картин современных художников, оно будет использоваться и как концертный зал.

Проблема исследования воздействия психической энергии, заключенной в произведениях искусства (живопись, музыка, литература) в различных условиях (город, село, горная местность), оптимальные варианты такого воздействия через звуко- и видеозапись, а также через кинопленку – все это составит содержание деятельности сотрудников отдела. Будут изучаться синтетические виды искусства, искусство, разрушительно действующее на психику человека.

Отдел истории, этнографии, археологии и культуры Алтая нужно строить в Горно-Алтайске. В него войдут историко-этнографический музей и картинная галерея произведений замечательного алтайского художника Гуркина.

Издательский отдел целесообразно разместить здесь же в Горно-Алтайске, он будет содержать также переводческую группу и ротапринтный цех. Отдел будет осуществлять подготовку к изданию трудов Н. К. и Е. И., Ю. Н. Рерихов, другой литературы, осуществлять перевод с восточных и западноевропейских языков книг и рукописей, издавать ежегодник «Труды КНЦ», печатать различную служебную литературу.

Отдел геоэкологии и природных ресурсов в качестве главной проблемы будет исследовать проблему «человек и природа» в аспекте изучения и использования богатств природы, которые не нарушали бы равновесия планеты в целом и отдельных ее территорий. Дополнительную область исследований отдела составит изучение природных богатств Алтая, изучение акопунктурных точек планеты в русле новейших разработок по биосфере. При отделе будет создан минералогический музей.

Отдел медицины займется изучением распределения здоровых зон в биосфере и практическим применением восточной медицины, в особенности тибетской, исследованием лекарственных трав и минералов Алтая (валериан, кедровая смола, мускус, золотой корень, мумие, пантакрин и т.д.). Специальным разделом исследований станут эксперименты с использованием психической энергии при терапии разного рода заболеваний, в частности, рака. Предлагается разместить отдел в специально построенном здании, при нем организовать небольшую больницу на 15–2О коек.

Отдел психологии и педагогики сделает областью своих исследований изучение особенностей формирования сознания нового человека, в частности, формирования детской психики, начиная с нулевого возраста. В дальнейшем предлагается создание экспериментального детского сада и школы в селе Верх-Уймон.

Библиотека и специальные хранилища сосредоточат рукописи, предметы материальной и духовной культуры человечества.


4. Инициативы Центра

Деятельность по созданию Культурно-научного центра имени Н. К. и Е. И. Рерих следует развернуть сразу же после принятия принципиального решения о его строительстве. Необходимо приступить к формированию отделов, при этом большинство сотрудников будет пока работать на общественных началах или в рамках проблематики, утвержденной соответствующими учреждениями страны. Это в перспективе создаст возможность кадрового отбора будущих штатных и нештатных сотрудников Центра.

Уже сегодня предстоит выявить, что делается в стране и за рубежом по исследованию интересующих Центр проблем. Кое-какая база в этом направлении есть. В Бурятском филиале СО АН СССР трудится группа сотрудников, изучающих проблемы траволечения. Там же есть лица, успешно практикующие тибетскую медицину. Следует изучить опыт народной медицины в национальных республиках и в РСФСР.

Интересную работу начала проблемная лаборатория при Новосибирской консерватории по особенностям психологического восприятия музыки, интересны первые шаги ее сотрудничества с Бердским радиозаводам в создании отечественной радиоаппаратуры на уровне мировых стандартов.

Известно также, что в Москве, Ашхабаде, Улан-Уде подготовлены переводы книг, идеи которых примыкают к «Живой этике».

Несомненно, интересный опыт накоплен зарубежными обществами «Живой этики».

Весь этот опыт следует изучить и установить связи с его носителями.

В ближайшее время нужно начать издание книг «Живой этики», трудов Е. И. Блаватской и других систем о гармоническом развитии человека, пока ограниченным тиражом для служебного пользования. Одновременно Главлит должен получить указание, чтобы в широкой печати не обсуждались и не толковались проблемы «Живой этики». Позднее, когда партийные и государственные органы сочтут это возможным, такие ограничения будут сняты.

В то же время следует массовым тиражом продолжить издание замечательных книг Н. К. и Е. И. Рерих, вводящих в круг идей «Живой этики». Речь идет о таких книгах, как «Сердце Азии», «Твердыня пламенная», «Врата будущего», «Нерушимое» и других. Эта работа уже по существу начата изданием книг «Алтай-Гималаи», Н. К. Рерих «Из литературного наследия», «Зажигайте сердца».

Особо подчеркнем, что вся литература, связанная с идеями «Живой этики», должна проходить полную подготовку к печати только в редакционно-издательском отделе Центра.

Наконец, самое время начать подготовку к изданию ежегодника трудов Центра. Он будет включать отрывки из переводов древних восточных книг и рукописей, научные статьи, очерки, стихи, рассказы, репродукции картин. Таким образом, идея синтеза искусства и науки будет заложена уже в принципах формирования ежегодника.

Для выполнения указанного объема подготовительных работ нужно выделить ассигнования на содержание нескольких штатных сотрудников, на их командировки в пределах страны и за рубеж, на приобретение литературы и произведений искусства для будущего оформления Центра, если такие произведения понадобится приобрести у частных лиц.

Не следует широко рекламировать предполагаемое строительство, ибо уже сейчас ясно, что в стране и за рубежом есть силы, которые будут мешать созданию Центра. В то же время не нужно тянуть с началом строительства. К сооружению первой очереди следует приступить в 198О г.

Начало положено. В селе Верх-Уймон группой энтузиастов построено деревянное двухэтажное здание, условно названное «Музей имени Н. К. Рериха», где летом 1979 г. будут проходить чтения, посвященные 100-летию со дня рождения Е. И. Рерих. Окончательно назначение здания определится генпланом КНЦ.

Мы, конечно, понимаем, что все вышеизложенное не укладывается в рамки привычных научных систем. Но точно также мы знаем, что великие идеи всегда приходили в парадоксальной форме. Мысли В.И. Ленина о возможности победы коммунизма в отсталой царской России вызывали в свое время не только ярость врагов, но и недоумение друзей. Теория космонавтики К. Э. Циолковского не так давно считалась практически осуществимой лишь в отдаленном будущем.

Парадокс ассимилирован, стал достоянием всех, а мысль человеческая уходит дальше к новым берегам знания. Пришел черед и «Живой этики». Сегодня нет альтернативы всемирному хищничеству империализма и национализма, как овладение психической энергией. В то же время мы понимаем, что в современных условиях любая крупная политическая, экономическая или научная акция должна быть тщательно рассмотрена и проверена. Поэтому строительство города Знания и широкое распространение идей «Живой этики» мы предлагаем апробировать на сравнительно небольшом комплексе в районах Горного Алтая со сметной стоимостью строительства, как уже говорилось выше, 2,5–3,0 млн. рублей. Одновременно повторяем: необходимо срочно перебазировать в строящийся КНЦ материалы института «Урусвати», тем более, что к ним уже проявлен интерес со стороны ученых Болгарии и Югославии. Следует особо подчеркнуть, что материалы института «Урусвати» могут быть переданы нам их хранителями лишь в том случае, если будет уверенность, что в новых руках великое наследие будет изучаться и разрабатываться.

Деятельность КНЦ (первой очереди) поможет экспериментально апробировать многие идеи «Живой этики» и даст государству практические результаты в ближайшие годы. Это обеспечит подготовку для перехода ко второму этапу строительства, рассчитанному на 7–8 лет со сметной стоимостью 2ОО млн. рублей.

Великое начинается с малого. Ленинизм в России вырос из кружков. В ряде городов страны имеются группы «Живой этики», также как и нацеленные на борьбу с ней «антигруппы».

Кому как не нам, родине научного социализма, тысячу раз выслушавшей упреки в утопичности своих планов и тысячу раз опровергавшей на деле эти упреки, взяться за выполнение грандиозной программы оздоровления жизни на планете Земля во имя Истины, Знания, Красоты ?!

А. Н.Дмитриев, к.ф.-м.н.. зав.лаб. ИГиГ СО АН СССР, тел. сл. 65-13-64, тел. дом. 65-77-67.

И.А.Калинин, чл. КПСС, инженер-наладчик Строительно-монтажного управленья № 7О, участок № 5, тел. сл. 65-54-32.

Ю. М. Ключников, чл. КПСС, редактор Сибирского отделения изд-ва «Наука», тел. сл. 22-О2-47, тел. дом. 21-08-84.

П. П. Лабецкий, художник ИИФиФ СО АН СССР, тел. дом. 21-84-18.

Ю.Г.Марченко, чл. КПСС, к.и.н., с.н.с. ИИФиФ СО АН СССР.

В. И. Новожилова, инженер ИТФ СО АН СССР, тел. сл. 65-15-54.

Раздел 2. «Дело» А. Н. Дмитриева

№ 1

Из протокола заседания партийного бюро Института геологии и геофизики СО АН СССР от 6 декабря 1978 г.

<…> 2. Утверждение состава комиссии по проверке лаборатории логико-математической обработки геологической информации (№ 151).

Оболенский А. А.* Сообщил о том, что в ходе разбирательства в народном суде бракоразводного дела Гувакова А. И. выяснилась неблагополучная обстановка в лаборатории логико-математических методов обработки геологической информации, где заведующий лабораторией А. Н.Дмитриев.

Как заведующий лаборатории он обязан проводить идейно-воспитательную работу в лаборатории. Фактически эта работа не проводится. Организована группа по изучению философию Рериха, собрания этой группы проводятся на квартире Дмитриева. Имеются также сведения о моральном разложении Дмитриева и Гувакова. Все эти факты необходимо уточнить и поэтому предлагается создать комиссию.

Поляков Г. В. Предлагает рассмотреть работу Дмитриева не только в плане воспитательной работы, но и в научно-производственном плане.

Постановили: Утвердить комиссию в составе – председатель Вышемирский В. В., члены комиссии Лапухов А. С., Юферев О. В., Сосунов В. Р., Шарапов В. Н. Результаты работы доложить на следующем заседании партбюро, т.е. 20 декабря 1978 г. **

Государственный архив Новосибирской области (далее – ГАНО).

Ф. П-5430. Оп. 1. Д. 20. Л. 196-197

----------------------

* Секретарь партийного бюро института.

** Судя по протоколам партийного бюро, на указанном заседании данный вопрос не рассматривался.

№ 2

Протокол заседания партийного бюро Института геологии и геофизики СО АН СССР от 28 февраля 1979 г.

Присутствовали члены партбюро института: Оболенский, Лапухов, Дучков, Параев, Карпушина, Симонова, Фирсов, Овчинников, Поляков, Машнева, Ряпосов. Отсутствовал Беляев.

Присутствовали также директор Института акад. Трофимук А. А., зав. отделом пропаганды Советского райкома КПСС Суворова С. И.; cекретари цеховых партийных организаций: Кляхин, Дистанов, Юферев, Лукьянов; члены КПСС: Вышемирский, Карбышев, Федосеев.

Повестка дня:

Обсуждение деятельности т. Дмитриева А. Н., зав.лаб. № 151 (беспартийного).

Оболенский А. А.Деятельность т. Дмитриева рассматривалась в связи с тем, что в ноябре месяце прошлого года при рассмотрении бракоразводного процесса т. Гувакова, сотрудника лаборатории № 151, выяснилось, что т. Дмитриев создал какую-то группу, типа секты, которая собирается на квартире Дмитриева, на какие-то семинарские занятия, которые проходят в основном в ночное время. Тревожило то, что у большинства членов группы, в том числе и у Дмитриева, имеется неблагополучие в семье.

Для выяснения и наличия характера деятельности этой группы была создана специальная комиссия в составе пяти человек под председательством В. С. Вышемирского. Кроме того, комиссия должна была проверить, как идет научно-исследовательская работа в лаборатории и какую воспитательную работу проводит Дмитриев как заведующий лабораторией.

Эта комиссия установила, что план научно-производственной работы выполняется, в лаборатории хорошо работает научный семинар, но о группе и деятельности комиссия не смогла выяснить суть дела до конца из-за того, что Дмитриев отказался что-либо рассказать, мотивируя свой отказ тем, что группа якобы занимается секретными научными исследованиями особой важности. Представитель из районного Управления КГБ т. Ревенко Б. Т. подтвердил наличие таких работ и не советовал привлекать внимание к этому вопросу.

Однако в это же время в обком КПСС и редакцию газеты «Правда» поступило письмо от тестя Гувакова, в котором отмечались те же факты: Дмитриев организовал какую-то полурелигиозную группу, которая собирается на квартире Дмитриева и часто в ночное время. В этой группе большинство разведенных, а сам Дмитриев имеет две жены.

Дальнейшее рассмотрение этого вопроса партийным бюро и дирекцией Института выявило группу, в которую вошли не только сотрудники лаборатории № 151 Института, но и сотрудники других организаций Сибирского отделения и города. Идеологическая сущность группы была оформлена в Записке «О культурно-научном центре им. Рерихов», содержащей пропаганду немарксистской идеалистической философии. Все это идет вразрез с правами и обязанностями, возлагаемыми на А. Н. Дмитриева как на заведующего лабораторией института.

Мы должны обсудить деятельность А. Н. Дмитриева и указать ему на его ошибки, принять соответствующее решение.

Суворова С.И. Сообщила о результатах обсуждения других членов группы по изучению трудов Рерихов и мерах, принятых партийными организациями Сибирского отделения Издательства «Наука», Институтом истории, филологии и философии, Дзержинским райкомом КПСС.

Трофимук А. А. Мы собрались для того, чтобы обсудить деятельность зав. лаб., канд. физ.-мат. наук А. Н.Дмитриева, который создал группу людей по изучению и пропаганде идей Рериха. Эта группа не была зарегистрирована, собиралась на квартире Дмитриева. Для ознакомления со стилем семинарских занятий этой группы Дмитриев предоставил мне магнитофонную запись одной беседы. Выступление Дмитриева на этом семинаре и весь стиль беседы похожи больше на проповедь, а не на семинар. Сложилось впечатление, что эта, так называемая инициативная группа, скорее похожа на секту. В магнитофонной записи и Записке «О культурно-научном центре им. Рерихов» есть значительное отклонение в сторону теософии, есть попытки уточнить, развить марксизм-ленинизм путем подключения к нему учения «Живой этики». Таким образом, группа под руководством Дмитриева способствовала проникновению идеалистической буржуазной идеологии.

Деятельность этой группы сказалась на их морально-бытовом облике. Большая часть членов группы, в том числе и Дмитриев, имеет неблагополучие в семейной жизни.

Необходимо строго спросить с А. Н. Дмитриева за его идейное заблуждение, за деятельность по созданию группы-секты, за семейные непорядки.

Во всех предыдущих беседах мы убеждали и разъясняли Дмитриеву ошибочность его позиций, предлагали ему отказаться от идеалистической деятельности, наладить семейные отношения, прекратить порочную практику нарушения субординации и обращения сразу в вышестоящие инстанции через голову дирекции, местных партийных и государственных органов. В настоящее время наши претензии и предложения такие же. Ошибаться свойственно каждому, но выходить из игры надо без оговорок. Вы пытаетесь оставить себе лазейку для продолжения деятельности своей группы. В действительности всю эту деятельность надо прекратить.

Дмитриев А. Н.Немного истории о том, как организовалась инициативная группа по изучению трудов Рерихов. После расформирования клуба йогов при Доме ученых постепенно собралась группа людей, интересующаяся работами Рерихов. Сначала эта группа собиралась в университете, но затем, чтобы ограничить приток случайных людей и сделать работу более целенаправленной, группа стала собираться на квартире Дмитриева.

Дмитриев настаивает на том, что, представленная в качестве примера магнитофонная запись является не проповедью, а научной беседой о некоторых видах поведения человека в стресс-ситуации.

Деятельность группы имеет определенный выход. Это начало строительства музея Рериха, постановка психофизической темы в группе № 13 при Госкомитете и др.

Отмечает, что в деятельности были допущены серьезные ошибки. Во-первых, были допущены большие организационные промахи при установлении контактов с партийными и государственными органами. Во-вторых, не обратил внимания на редакцию вводной части Записки, где допущены идейные ошибки (а вообще-то во всей деятельности руководствовался только марксистско-ленинской философией). Эти идейные ошибки привели к тому, что при разборе Записки произошло акцентирование внимания на философско-идеологической стороне. Это отвлекло внимание от практической части Записки.

Утверждает, что при распространении Записки был соблюден порядок. Составлена она была по запросу Алтайского крайкома партии и намеревались ее разослать только по компетентным адресам.

Теперь по поводу предъявленных требований. – Прекратить? – Считает, что поспешный отказ – это лицемерие. Все это вошло в сознание и простым отказом нельзя решить вопрос. Считается, что надо понять совершенные ошибки, чтобы не повторять их.

Работу по изучению трудов следует продолжать, но группа должна работать не на квартире. Фактически квартирный вариант работы группы закончился еще весной 1978 г.

Вопросы этики, семейные: считает все нарушения норм семейной жизни у членов группы не связаны с учением «Живой этики». Сам Дмитриев не смог пока решить эту проблему.

Считает, что надо продолжать исследования в области психосаморегуляции, надо продолжить строительство Музея и работы по его оформлению. Идейно-философскую часть учения необходимо развивать в контакте с учеными по философии.

Вопросы, выступления:

Трофимук А. А.По какому праву Вы убеждены в том, что вы единственные борцы за наследие Рерихов? Почему Вы убеждены, что вы единственные наследники и что вы признаны Космосом к спасению наследства? Такая деятельность и убежденность характерны для секты, а не группы научных сотрудников.

Дмитриев А. Н.Мы считали, что мы одни имеем такое право.

Трофимук А. А.Значит, практически работу секты планируете продолжать? Деятельность секты вредна и по форме и по содержанию. Надо ее прекратить.

Фирсов Л. В.Почему Вы не предлагаете мне вступить в вашу группу? Есть ли у Рериха элементы учения, чтобы обозначить это учением «Живой этики»? Всерьез ли предлагали обратиться к трудам Блаватской? Что больше беспокоит Вас: социально-политические противоречия мира, невосполнимое исчерпание ресурсов Земли при бешеном темпе промышленного производства, экологические сдвиги и дисгармонии, возможность опережения силами из капиталистического общества по части «психогенных» воздействий?

Дмитриев А. Н.Не предлагал потому, что учитывал состояние Вашего здоровья. Цельного учения «Живой этики» и у Рерихов нет, название применено группой. Труды Блаватской читал. В них есть некоторые цитаты, где психологические выверты изложены хорошо. Больше беспокоят социально-политические противоречия мира. На данном этапе борьбы необходимо исследовать психогенную энергию, искать пути овладения ею.

Фирсов Л. В.А как быть с тем фактом, что тысячелетняя деятельность центров генерации и психогенной энергии (по вашей записке) как буддийские монастыри в Тибете, Монголии и т.д. до сих пор не повлияла на судьбы мира ? Они не сумели воспрепятствовать даже собственной ликвидации, в т.ч. и в Тибете.

Все это выглядит весьма примитивно. Также весьма примитивно выглядит программа предлагаемого в Записке Научного центра. Программа составлена из задач, превышающих компетенцию авторов Записки и, так сказать, надерганных из общедоступных публикаций. Непонятно, какие партийные и советские органы имеет в виду Дмитриев, говоря о согласованности действий инициативной группы с ними. Все эти заявления декларативны и не подтверждены документально. Декларативны и заявления о саморасформировании инициативной группы весной 1978 г.

Ведь в действительности инициативная группа продолжает работу. Доказательство – это обсуждение Записки, которая составлена в январе 1979 г. Наконец, если Дмитриев искренне исповедует идеи Рерихов и последователен в этом, то к неопределенной философии он должен был присовокупить и нравственное, морально-этическое самоусовершенствование, что предусматривается поручениями Рерихов. В действительности получилось так, что Дмитриев, глава этой группы, стал примером морального непотребства, который оказался очень заразительным и в коллективе лаборатории достиг предела.

Итак, Записка о Центре не представляет собой серьезного научного документа. Обсуждена Дмитриевым в кругу некомпетентных лиц. Из всех путей обсуждения и постановки проблемы он выбрал сомнительный, минуя официальные инстанции (Ученый совет института, научно-методологический семинар и др.). Как сотрудник института, заведующий лабораторией, член бюро философского семинара он должен был вынести на обсуждение Ученого совета, дирекции и философского семинара. Ни один из этих путей им не пройден. Ссылки на озабоченность автора по поводу секретности и т. п. не состоятельны и потребны лишь для оправдания задним числом деятельности группы, привлекшей к себе внимание после судебного разбирательства бытовых коллизий, к которым эта деятельность привела.

Вышемирский В. С. Комиссия, состав которой был утвержден на партбюро в начале декабря, занималась этим вопросом на первоначальной стадии. Тогда Дмитриев заявил, что группа занимается сверхсекретными исследованиями, о которых может говорить только с лицами, имеющими соответственный допуск. Представители служб КГБ подтвердили наличие таких работ и посоветовали не привлекать к ним широкого внимания. Комиссия ограничилась осуждением имеющихся у сотрудников лаборатории и у самого Дмитриева отклонений от семейной жизни. Комиссия предложила Дмитриеву отрегулировать свои дела в ближайшее время.

Что касается записки, то нет стороны, которую можно одобрить. Идейная суть записки неверна и вредна. Главная цель Записки, по словам А.Н.Дмитриева – прикладная, и здесь он неправ. Любительская группа не может определить, что, как и где можно строить. Инициативная группа может только поставить вопрос о необходимости изучения наследия Рериха. Дмитриев должен прекратить работу в группе по изучению и пропаганде идей Рериха, и вообще деятельность этой группы должна быть прекращена. А научная работа Дмитриева и сотрудников лаборатории по спецзаданию должна быть проведена, оформлена через дирекцию Института и его первый отдел.

Лапухов А. С. Отмечает, что Дмитриев поступил неэтично по отношению к комиссии и всем, кто с ним беседовал. Поддерживает и признает правильной оценку идеологической сущности записки «О центре…», которая дана философами.

Дистанов Э. Г. Отмечает, что Дмитриев опять нечестен, заявляя о том, что философские основы этой группы не разработаны. Из его выступления и самой записки видно, что философские основы группы разработаны. Просто Дмитриев под любым предлогом хочет сохранить группу и продолжить ее деятельность. Отмечает, что Дмитриев явно использовал свое служебное положение для вовлечения сотрудников лаборатории в группу. Кроме того ясно, что идеологическая деятельность группы, самого Дмитриева, его пример в семейных коллизиях, способствовали распаду семей у сотрудников лаборатории.

Параев В. В. В качестве справки сообщил, что в Медицинской академии намечается создание Института человека. Дмитриеву, наверное, следовало бы заявить не о необходимости создания какого-то центра, а ставить задачу проведения специальных исследований в соответствующих институтах.

Поляков Г. В. Из всех бесед с А.Н.Дмитриевым и после чтения записки осталось впечатление нечестности. Дмитриев пытается использовать положение марксизма-ленинизма для прикрытия идеалистической сущности своих суждений. Кроме того, неискренность и в ссылках на закрытые работы. Таким образом, вся комиссия была поставлена в ложное положение. Дмитриев просто пытался таким путем скрыть сектантскую деятельность группы под эгидой секретности. Он допустил большую ошибку в том, что включил в группу несколько сотрудников лаборатории.

Ряпосов А. П. Отмечает, что в результате многих бесед А.Н.Дмитриев не сделал определенного и правильного вывода в философском и практическом плане. Предлагает принять не только моральные, но и административные меры.

Оболенский А. А.Мне пришлось принимать участие во всех беседах, которые проводились с А. Н.Дмитриевым. Из всех этих бесед ясно, что Дмитриев находится в плену идеалистических наслоений учения «Живой этики», хотя утверждает, что стоит на позициях марксизма-ленинизма. Ясно, что Дмитриев нанес большой вред молодым сотрудникам, подключив их к деятельности группы. Считаю, что поведение Дмитриева несовместимо с его административным положением, с должностью и обязанностями заведующего лабораторией.

Каныгин А. В. Поражает мистическая окраска всех заявлений Дмитриева и Записки. Естественно, что такая идейная основа оказывает отрицательное воздействие на работу Дмитриева в лаборатории. Особенно его высказывание об угрозе нарушения равновесия при интенсификации добычи полезных ископаемых. Такая идеалистическая позиция несовместима с административным положением Дмитриева как заведующего лабораторией.

Малиновский Ю. А. Присоединяюсь к мнению ранее высказавшихся товарищей. Осуждаю претенциозность, даже, можно сказать, авантюризм Дмитриева, который почему-то взял на себя право влезать в души людей.

Дучков А. Д. Считаю, что Дмитриев вполне сложившийся человек и едва ли возможно его переубедить. Необходимо принять административные меры, чтобы лишить его возможности использовать административное положение в целях идеологической обработки своих сотрудников.

Овчинников Ю. И. Поддерживаю ранее высказанные замечания в адрес Дмитриева. Я обеспокоен судьбой молодых сотрудников, которые вовлечены в группу. Как им теперь помочь?

Карбышев В. Д. Вопрос о мировоззренческих взглядах сложный. Дмитриев допустил значительную ошибку: во-первых, в том, что стал пропагандировать идеалистическую философию и организовал что-то вроде секты; во-вторых, – семейные непорядки. О сущности и деятельности кружка я узнал весной 1978 г. при разбирательстве этих дел в райкоме КПСС. Все эти промахи Дмитриева досадны потому, что он хороший научный руководитель и организатор работы лаборатории.

Федосов Г. В. Впервые узнал о существовании группы при работе комиссии в декабре 1978 г. До сих пор знал Дмитриева как многогранного человека, уважал его за знания и интересы. А в данный момент открылась такая неприятная особенность Дмитриева – двуличность. На работе он один, вне института – другой. Вообще, Дмитриев умеет оказывать сильное влияние на людей. Например, Гуваков потерял свое лицо и находится в полной зависимости от Дмитриева. Сейчас не знаю, что же делать с ним и другими молодыми сотрудниками, попавшими под влияние Дмитриева.

Юферев О. В. В Записке под флагом марксизма-ленинизма протаскивается идеалистическая идеология. Записка составлена примитивно. Либо она составлена идейно запутавшимся, либо нездоровым человеком. Второе отметается. Вызывает сомнение – возможно ли в такой ситуации Дмитриеву исполнять обязанности заведующего лабораторией.

Трофимук А. А. Из всех выступлений и фактов ясно, что Дмитриев – идейный руководитель созданного им кружка, что деятельность кружка имеет идеалистическую философскую направленность, что Дмитриев злоупотреблял своими служебными обязанностями и вовлек в кружок сотрудников своей лаборатории; что Дмитриев не последовал нашим советам и не отрегулировал свои семейные дела. Теперь важно, чтобы он осознал свои ошибки, честно их признал, прекратил свою идеалистическую деятельность и работу группы. Мы желаем, чтобы Дмитриев искренне и честно признал свои ошибки, что вся эта деятельность будет прекращена.

Оболенский А. А. Зачитал проект решения расширенного партбюро. В обсуждении проекта приняли участие все члены партбюро. Приняли следующее решение:

Решение расширенного заседания партийного бюро Института геологии и геофизики СО АН СССР от 2 марта 1979 г.

Ознакомившись с деятельность кандидата физико-математических наук, заведующего лабораторией логико-математических методов обработки геологической информации А. Н. Дмитриева и материалами, связанными с этой деятельностью, партбюро отмечает следующее:

1. А. Н. Дмитриев организовал группу «Живой этики», которая имела идеалистическую идеологическую направленность, занималась в основном изучением философского наследия Н.К. и Е.И.Рерихов, провозгласив эту систему взглядов своим философским мировоззрением.

2. Вовлек в эту группу сотрудников возглавляемой им лаборатории тт. Е. А. Смертина, В. Н. Кандыбу, В. О. Красавчикова, А. Н. Гувакова, злоупотребив тем самым своим служебным положением.

3. Проводил нерегламентированные планами научно-исследовательских работ эксперименты по парапсихологии и биоволновым измерениям.

4. А. Н. Дмитриевым и другими членами группы была составлена записка «О проблеме создания культурно-научного центра в развитие идей Н.К. и Е.И.Рерих», в которой авторы, прикрываясь именем Рерихов, сформулировали идеологическую платформу группы, идущую вразрез с философией диалектического материализма.

5. Имеются отклонения от нормальной семейной жизни и распад семей у пяти сотрудников лаборатории. В том числе сам Дмитриев имеет фактически двух жен.

Партийное бюро постановляет:

1. Осудить создание А. Н. Дмитриевым группы по изучению так называемой «Живой этики». Рекомендовать А. Н. Дмитриеву прекратить деятельность этой группы, стоящей на немарксистских идеалистических позициях.

2.Указать А.Н.Дмитриеву на серьезные упущения в его работе как заведующего лабораторией, выразившиеся :

а) в злоупотреблении своими служебными обязанностями, которое появилось в размножении и подготовке к рассылке материалов группы «Живой этики» и в привлечении сотрудников лаборатории к участию в работе группы «Живой этики» и исследованиям, не регламентированным планом научно-исследовательских работ;

б) в нарушении порядка ведения, оформления документации и представления по инстанциям неплановых научных исследований;

в) в несоответствующей требованиям «Должностной инструкции заведующего лабораторией» по идеологической и воспитательной работе с коллективом сотрудников лаборатории в морально-этическом плане. В связи с чем имеются отклонения от норм семейной жизни и распад семей у самого Дмитриева и пяти сотрудников лаборатории.

3. Рекомендовать Ученому совету института рассмотреть вопрос о степени соответствия кандидата физико-математических наук А. Н. Дмитриева занимаемой им должности заведующего лабораторией в связи с серьезными упущениями в воспитательной работе и как не обеспечившего соответствующей идеологической работы в коллективе по формированию мировоззрения сотрудников в духе марксистско-ленинской философии и тем самым нарушившего основные положения «Должностной инструкции заведующего лабораторией ИГиГ СО АН» от 31 марта 1978 г.

4. Рекомендовать дирекции Института рассмотреть вопрос о целесообразности продолжения работ, проводимых А. Н. Дмитриевым в лаборатории логико-математических методов обработки геологической информации по парапсихологии и биоволновым процессам, не стоящих в планах научных исследований института, не соответствующих основному научному направлению лаборатории, не обеспеченных компетентной лабораторией в целом и необходимым научным руководством.

5. Указать цеховой партийной организации сектора стратиграфии, тектоники, литологии и осадочных полезных ископаемых на упущения в идеологической работе и необходимость ее усиления в коллективе лаборатории логико-математических методов обработки геологической информации и в секторе в целом.

6. Рекомендовать бюро философского методологического семинара вывести А. Н. Дмитриева вывести из своего состава.

7. Что касается существа и формы рассматриваемой записки «О проблеме создания культурно-научного центра в развитие идей Н.К. и Е.И.Рерихов», то на основании заключения ряда докторов философии и личного ознакомления с ее содержанием всех членов партийной организации не считает записку компетентным научным документом, достойным серьезного рассмотрения в какой-либо инстанции, усматривает в ней философскую неподготовленность группы составителей и прежде всего А. Н. Дмитриева, а также элементы маскировки группой идеологии под марксизм-ленинизм.

ГАНО. Ф. П-5430. Оп. 1. Д. 21. Л. 14–26

№ 3

Из протокола заседания бюро Советского райкома КПСС от 13 марта 1979 г.

Информация секретаря партбюро Института геологии и геофизики СО АН СССР т. Оболенского А. А. по вопросу об «инициативной группе» Дмитриева А. Н.

Заслушав информацию секретаря партийного бюро Института геологии и геофизики СО АН СССР т. Оболенского А. А. по вопросу об «инициативной группе» А. Н. Дмитриева, бюро райкома КПСС постановляет:

1. Поддержать решение партийного бюро Института геологии и геофизики СО АН СССР от 28 февраля 1979 г.

2. Партийному бюро Института разработать дополнительные меры по совершенствованию идеологической работе в коллективе, идейно-теоретического воспитания научных сотрудников.

Повысить роль коммунистов в этой работе, ответственность заведующих отделами и лабораториями за формирование у научной интеллигенции четкой идейной и политической ориентации.

3. Рекомендовать партийному бюро Института еще раз вернуться к постановлению бюро Новосибирского областного комитета партии «О повышении роли философских (методологических) семинаров в марксистско-ленинском образовании научных кадров институтов Новосибирского научного центра СО АН СССР» и обсудить ход его выполнения.

Значительно увеличить внимание к философским проблемам естественных наук, добиваться большей идеологической заостренности докладов и выступлений на семинарах. Повысить роль философских (методологических) семинаров в коммунистическом воспитании молодых научных сотрудников *.

ГАНО. Ф. П-269. Оп. 18. Д. 3. Л. 35

--------------------

* Видимо, в порядке контроля данного решения 13 мая 1980 г. бюро райкома рассмотрело вопрос «О работе партийных организаций институтов геологии и геофизики, горного дела по повышению роли философских (методологических) семинаров в коммунистическом воспитании научных работников». В принятом по этому поводу постановлении, в частности, отмечалось, что в Институте геологии и геофизики из 400 научных сотрудников в данном семинаре занималось 322 чел. (80,5 %). В названном документе была поставлена задача «повышать роль и ответственность заведующих лабораториями и отделами за формирование у научной интеллигенции четкой идейной и политической ориентации» (ГАНО. Ф. П-269. Оп. 20. Д. 14. Л. 65, 67).


№ 4

Из протокола открытого партийного собрания Института геологии и геофизики СО АН СССР от 18 апреля 1979 г.

Повестка дня:

1. Некоторые актуальные вопросы идеологической борьбы на современном этапе и задачи партийной организации (В. А. Миндолин*).

2. Закрытое письмо ЦК КПСС.

3. Информация о решении партбюро по поводу деятельности А. Н. Дмитриева и группы «Живой этики».

Доклад Миндолина «Некоторые актуальные вопросы идеологической борьбы и задачи партийной организации (Тезисы к партийному собранию Института геологии и геофизики СО АН СССР) .

После обсуждения было решено информацию о группе «Живой этики» дать сразу после доклада и обсуждать этот вопрос вместе с докладом.

Выступления:

Оболенский А. А.Деятельность А. Н. Дмитриева, заведующего лабораторией № 151, рассматривалась в связи с тем, что в ноябре месяце прошлого года на суде при рассмотрении бракоразводного процесса Гувакова (сотрудника лаборатории № 151) выяснилось, что т. А. Н. Дмитриев создал какую-то группу типа секты. Эта группа собиралась на квартире Дмитриева на какие-то семинарские занятия, которые проходили в основном в ночное время. Дмитриев вовлек в эту группу несколько сотрудников своей лаборатории (Смертин, Красавчиков, Гуваков, Кандыба). Встревожило то, что у большинства товарищей, в том числе и у Дмитриева, имеется неблагополучие в семье. Для выяснения характера деятельности этой группы была создана спецкомиссия под председательством В. С. Вышемирского. Комиссия, члены партбюро, секретарь парторганизации, директор Института А. А. Трофимук произвели много бесед (16 бесед – более 60 часов) с Дмитриевым. В результате было проведено 28 февраля расширенное заседание партбюро, на котором было принято решение (зачитывает решение). Вопрос о группе «Живой этики» рассматривался в райкоме КПСС. В результате этого бюро райкома КПСС приняло решение.

Долгов Ю. А.<…> Необходимо, чтобы философы-ученые шире выступали с докладами перед широкой аудиторией с докладами, разоблачающими идеологических врагов. Необходимо обратить внимание на общество «Знание», усилить пропаганду, просить ведущих ученых делать научные доклады. Такие общества, как созданный кружок «Живой этики» (А. Н. Дмитриев) возникают там, где нет науки. Поставить на философском семинаре доклад о вредности идеологии Рериха, о сущности его учения, обсудить открыто.

Обут А. М.Необходимо бороться против проявлений мелко-мещанской буржуазной идеологии. В Советской районе неблагополучно в идеологическом плане. Например, имеются религиозные секты. Одна из сект находится рядом с помещением Советской районной милиции. На это надо обратить внимание. По делу группы «Живой этики» надо открыто рассказать о заблуждении, в чем пагубность идей этой группы, надо бороться со всеми идеалистическими отклонениями резче, круче.

Фирсов Л. Г.Дает уточнение по группе Дмитриева. Чтобы бороться с сектантами, надо знать их идеологию, их ошибки, заблуждения (тревожное положение в Академгородке). В Доме ученых часто дискуссии превращаются в беседы с антисоветской интонацией, чувствуется какое-то агентурное подпольное течение. Особенно следует обратить внимание на клуб научных контактов, на клуб международных контактов – надо проявить не только боевитость, но бороться знанием, убеждениями. Проводить не формально философские семинары, а открытые дискуссии.

Выступления закончены.

Заключительное слово предоставлено В.А.Миндолину.

1. Дает краткое пояснение учения Рериха в группе «Живой этики».

2. Причины притупления сознания-бдительности <…>

ГАНО. Ф. П-5430. Оп. 1. Д. 21. л. 128–134

----------------------------

* Секретарь Советского райкома КПСС (отвественный за идеологическую работу).

№ 5

Из справки Советского райкома КПСС о работе с письмами трудящихся, направленной в горком КПСС 20 июня 1979 г.

По письмам и сигналам трудящихся бюро райкома КПСС рассмотрело следующие вопросы <…> [в том числе] об «инициативной группе» сотрудника Института геологии и геофизики Дмитриева А.Н. *

ГАНО. Ф. П-269. Оп. 18. Д. 11. Л. 4

------------------

* Та же информация по данному вопросу приводится в аналогичной справке, направленной позднее райкомом в адрес обкома КПСС (ГАНО. Ф. 269. Оп. 18. Д. 11. Л. 11).

№ 6

Из отчетного доклада партийного бюро на отчетно-выборном собрании партийной организации Института геологии и геофизики СО АН СССР от 24 октября 1979 г.

<…> У нас же имело место проявление идеологии идеалистически-мистического толка (А. Н. Дмитриев, группа «Живая этика»), чуждого учению марксистско-ленинской философии, материалистическому мировоззрению. Видимо, это и явилось следствием определенных упущений в системе нашей идеологической и политико-воспитательной работы, в частности, цеховой партийной организации сектора стратиграфии. Деятельность А. Н. Дмитриева в группе «Живая этика» была принципиально и резко осуждена партийным бюро. А. Н. Дмитриев освобожден от должности заведующего лабораторией. Теперь эту лабораторию возглавляет коммунист А.Ф.Белоусов *. Вероятно, следует обратить внимание на воспитательную работу в этом коллективе, повысить ответственность коммунистов…

ГАНО. Ф. П-5430. Оп. 1. Д. 21. Л. 225

-------------------------

* Избрание докт. геол.-минер. наук А. Ф. Белоусова на указанную должность состоялось на заседании ученого совета Института геологии и геофизики 19 июня 1979 г. (См.: Научный архив СО РАН. Ф. 37. Оп. 1. Д. 541. Л. 138).

Приложения

№ 1

Краткие сведения о выступавших *

Вышемирский В. С. – докт. геол.-минер. наук, ст. науч. сотр.

Дистанов Э. Г. – канд., позднее докт. геол.-минер. наук.

Дучков А. Д. – канд. геол.-минер. наук, зав. лаб.

Долгов Ю. А.– докт. геол.-минер. наук, зав. лаб.

Каныгин А. В. – докт. геол.-минер. наук, позднее – член.-корр. РАН.

Лапухов А. С.– канд. геол.-минер. наук, ст. науч. сотр.

Малиновский Ю. А. – канд. геол.-минер. наук.

Обут А. М. – докт. геол.-минр. наук, зав. лаб.

Карбышев В. Д. – канд. геол.-минер. наук .

Овчинников Ю. И. – мл. науч. сотр.

Оболенский А. А. – канд., позднее докт. геол.-минер. наук, ст. науч. сотр.

Параев Г. В. – мл. науч. сотр.

Поляков Г. В. – докт. геол.-минер. наук, позднее член.-корр. РАН.

Ряпосов А. П.– канд. геол.-минер. наук, ст. науч. сотр.

Фирсов Л. В. – докт. геол.-минер. наук, зав. лаб.

Юферев О. В.– докт. геол.-минер. наук, ст. науч. сотр.

------------------------------

* В случае изменения научного и должностного положения в последующие годы вначале указывается статус на момент рассматриваемых событий.

№ 2

Избранный список публикаций а. Н. Дмитриева *

Дмитриев А. Н. Необратимость – мера жизни. Новосибирск: Запсибиздат, 1964.– 87

Дмитриев А.Н. Математика вторгается в геологию // Вечерний Новосибирск. 1965. 2 авг.

Vyshemirsky V.S., Dmitriev A.N., Trofimuk A.A. Criteria for predicting giant oil pools. Preprint of the 8-th World Petroleum Congress. San Diego State Cjllege, 1971. – Р. 1–15.

Логико-математическая обработка геологической информации (оперативно-информац. материал) / Ответ. ред. А.Н. Дмитриев / Сб. трудов ИГиГ СО АН СССР. Новосибирск , 1975. – 189 с.

Математические методы решения прогнозных задач нефтяной геологии / Отв. ред. А.Н. Дмитриев. Новосибирск, 1978. – 151 с.

Дмитриев А.Н., Журавлев В.К. Тунгусский феномен 1908 года - вид солнечно-земных взаимосвязей. Новосибирск, 1984. – 143 с.

Оноприенко В.И., Симаков К.В., Дмитриев А.Н. Методология и понятийный базис геохронологии. Киев, 1984. – 128 с.

Логико-математические методы в геологических исследованиях. Отв. ред. А.Н. Дмитриев, В.В. Бабич, Новосибирск: ИГиГ СО АН СССР. 1986. – 144 с.

Следы космических воздействий на Землю / Отв. ред. д.г.-м.н. А.Н. Дмитриев. Новосибирск: Наука, 1990.

Плазмообразование в энергоактивных зонах // Дмитриев А.Н., Похолков В.П., Протасевич Е.Т., Скавинский В.П. – Новосибирск : РАН Сиб. отд-ние; Объедин. инст-т геол., геофиз. и минералогии. 1992.– 212 с.

Дмитриев А.Н., Русанов А.В. Сумерки людей. Новосибирск, 1995. – 189.

Дмитриев А.Н. Махатмы и Наука о новых качествах Солнечной Системы. Томск, 1995. – 107 с.

Дмитриев А.Н. Космоземные связи и НЛО. Новосибирск: Изд-во "Трина", 1996. – 176 с.

Дмитриев А.Н. Об эфирной материальности. Томск, 1999. – 104 с.

Дмитриев А.Н. Изменения в Солнечной системе и на планете Земля. В.-Пышма, 2000. – 112 с.

Дмитриев А.Н., Русанов А.В. Крест бытия. Томск-Новосибирск, 2000. – 464 с.

Дмитриев А. Н. Огненное пересоздание климата Земли. Новосибирск–Томск, 2002. – 144 с.

Дмитриев А.Н., Шитов А.В. Техногенное воздействие на природные процессы Земли. Проблемы глобальной экологии. – Новосибирск: Издательский дом «Манускрипт», 2003. – 140 с.

Дмитриев А.Н., Русанов А.В. Пришествие эпохи огня. Новосибирск-Томск: Изд-во «Твердыня». 2004. – 72 с.

Казначеев В. П., Дмитриев А. Н., Мингазов И. Ф. Проблемы космоноосферной футурологии. Новосибирск, 2005. – 289 с.

-------------------------------

* Поскольку названному автору принадлежит не одна сотня работ, данный перечень включает лишь книги и наиболее крупные статьи.

№ 3

Интервью А. Н. Дмитриева

– Алексей Николаевич, на данную беседу с Вами меня подвигла «Сибирская газета» <…> Газету интересует Ваша биография…

– Родился в 1933 в Донбассе. Пошел в школу перед войной. Потом – оккупация… В 1946 г. там начался голод, семья переехала на Алтай, как бы вернулась домой (с. Табуны), потому что и мать, и все были родом со степного Алтая. В Славгороде закончил десятилетку. Поступил в Томский университет на геолого-геофизический факультет по специальности геофизика. Но по мандату биографии (отец репрессирован в 1937 г., я был в оккупации) меня перевели на «менее засекреченную» геолого-палеонтологическую специальность. После окончания университета работал там же ассистентом, а с 1957 г. и поныне – в Институте геологии и геофизики СО АН.

– Вы – докт. геол.-минер. наук, канд. физ.-мат. наук, специалист по глобальной геологии, глобальной экологии и быстропротекающим геофизическим явлениям (включая и уфологические)… Вы награждены орденом «Знак почета»…

– Да, более 30 лет участвовал в геологических, геофизических экспедициях по Сибири, Средней Азии…

– В научном мире известны Ваши работы, посвященные проблемам техногенной активности человечества и планетарно-космического отклика на нее, проблемам солнечно-земных связей, загадкам Тунгусского метеорита (плазмоида, как вы доказываете)… Недавно в Томске была издана (в складчину) Ваша работа «Махатмы и наука о новых качествах Солнечной ситстемы», в которой Вы выдвигаете модель «холодного» Солнца и даете свою интерпретацию событий в области Юпитера… На книжной полке у меня стоит давнишний сборник «Дебют» сибирских авторов, где есть и два Ваших ассказа... Доводилось мне держать в руках и объемистую папку с вашими неопубликованными философско-художественными эссе, рассказами, отрывками из Ваших замечательных полевых дневников…

Дмитриев А. Н., Русанов А. В. Крест бытия. Томск–Новосибирск, 2000. С. 122–123

№ 4

Концепция «огненного пересоздания Климата земли»

<…> Наступила Эпоха Огня, и сейчас пересоздающей силой является преобразующая мощь стихии огня. Поэтому в общем планетофизическом наборе процессов господствует огненная энергия, составляющая часть… психической. Именно поэтому все происходящее сейчас на на нашей Земле имеет не только природные (космические) истоки, но и земные (человеческие) <…>

В последнее время общественность обеспокоена возрастанием числа, разнообразия и интенсивности природных катаклизмов <…>. Сегодня однозначно установлено, что крупные последние землетрясения, извержения вулканов, торнадо, цунами и пр. являются ничем иным, как реагированием планеты на значительные поступления вещества и энергии внутрь всей солнечной системы <…>.

Один из подобных процессов имел место 67 млн. лет назад, когда на планете погибли динозавры. Убежденность многих ученых в том, что надвигается новая глобальная катастрофа (точнее, серия глобальных планетофизических перемен), очевидна, но данная информация сегодня замалчивается, тоже в глобальном масштабе <…>

Информация об общих космических процессах, происходящих в солнечной системе, и их влиянии на земные процессы, важна не только для ученых. Каждый из вас – будь он взрослым, ребенком, пожилым человеком, – если обладает знанием общей ситуации и частных ее проявлений, то имеет реальную возможность на них влиять. Такова роль знания о действительности и психической энергии <…>. Психическая энергия – есть основной вид энергии, воздействующей на все космические и земные процессы <…>

Дмитриев А. Н. Огненное пересоздание климата земли. Общеобразовательный очерк. Новосибирск–Томск, 2002. С. 7, 13–16

№ 5

О проблемах космоноосферной футурологии

<…> Земля и все живущее на ней переживает сейчас в составе Солнечной системы один из ответственнейших этапов своей эволюции. Космическая пружина сроков сжата предельно и в ее срезах касается и биосферы <…> Отвергнутая эфирная материальность и неисследованность эфирных потоков космоса, планет, Земли обусловили трагическую изоляцию людей от общего ствола Жизни в Солнечной системе. И, тем не менее, солидарность Космической жизни никогда не оставляла людей «сиротами», помощь всегда была и будет. Вопрос в том, кто из нас, людей, узнает, примет и применит эту помощь. Все содержится в нравственно-этическом обновлении человечества <…>

Мы возвращаемся на новом уровне к идеям В. И. Вернадского, К. Э. Циолковского, русского космизма <…>. Мы высказали предположение, что те спинорно-торсионные голографические полевые потоки, которые сочетались в каждой клетке и в каждом нейроне с белково-нуклеиновыми структурами, по неизвестным нам причинам сделали новый эвлюционный шаг. Эти солитонно-голографические образования миллиардов нейронов мозга предчеловека замкнулись в одну единственную «голограмму» полевого интеллекта, его полевую форму <…>

<…> Сегодня славянские этносы и все народонаселение России, возможно, находятся в стадии формирования все более и более эффективных информационно-полевых дистантных структур взаимодействий, что требует внедрения в жизнь новой фазы научно-технического прогресса <…>

Казначеев В. П., Дмитриев А. Н., Мингазов И. Ф. Проблемы космоноосферной футурологии / Под общей редакцией академика РАМН В. П. Казначеева. Новосибирск, 2005. С. 176–177, 232–233

Раздел 3. «Дело» И. А. Калинина

№ 1

Из протокола заседания партийного бюро МСУ-70* от 8 февраля 1979 г.

Персональное дело т. Калинина И.А.

Слушали:

Колдышева Л. К.Доложила о факте участия коммуниста Калинина И. А. в инициативной группе «Живая этика». Данный факт по рекомендации парткома предложено разобрать в первичной организации. Изложена суть вопроса.

Калинин И. А. Объяснил, что ему нравится не только искусство художника Рериха Н. К., но что он уважительно относится к Рериху как к человеку, уважает его стремление жить для народа. В теории Рериха Н. К. «Живая этика» есть привлекательные идеи. Калинин И. А. со своими друзьями ходатайствовал об открытии Института Рериха Н. К. Составили текст обращения в городские инстанции. Но это обращение попало не по назначению в чужие руки.

Вопросы:

Назимов К. М.Непонятна цель этого ходатайства.

Калинин И. А. Умирая Рерих завещал, чтобы сын передал его творческое наследие Советскому государству. Нами была сделана попытка ускорить этот акт.

Черноусов А. С. Когда Вы увлеклись Рерихом? Когда стали общаться с единомышленниками?

Калинин И. А.В 1969–1970 гг. Тогда впервые познакомился с его картинами, прочел стихи, узнал биографию.

Колдышева Л. К. Вы считаете себя первооткрывателями Рериха?

Калинин И. А.Нет. В советской печати часто публикуются материалы о жизни и творческой деятельности Н.К.Рериха.

Стенин В. М.Выходит, надо познать себя изнутри, очистить окружающую среду и будет всем хорошо?

Калинин И. А.Я полностью нахожусь на платформе марксизма-ленинизма и не предлагаю подмену. Мы считаем, что идеи Рериха представляют практический интерес и использовать их для пользы дела есть смысл. Учение Рериха содержит элементы психо-культуры и техники труда, роль стрессов…

Стенин В. М. Имели ли Вы право как коммунист заниматься пропагандой «Живой этики» и подписывать такой документ?

Калинин И. А.Мы составили обращение, вышли с предложением, а не пропагандировали.

Комаров В. С. Каким образом космос воздействует на революции?

Калинин И. А. Влияние космоса на многие явления на земле наука не отрицает. Например, активность солнца влияет на эпидемии.

Черников А.А. Какую цель преследовала ваша организация?

Калинин И. А.У нас организации не было, мы не имели не устава, ни программы. Были дружны, нас связывало увлечение Рерихом, единство интересов, иногда ходили друг к другу в гости по-семейному.

Скляр В. Ф.** Вы прямо скажите, какова ваша платформа. Или у вас новая философия?

Калинин И. А.Стою на платформе марксизма-ленинизма.

Выступления:

Скляр В. Ф. Вы говорите одно, а подписали совсем другое. Считаете себя гениями. Считаете, что только вы и можете все понять. Считаю, что т. Калинину И. А. не место в партии.

Комаров В. С. Эта группа опиралась на Рериха, а сама занималась настоящей диверсией. Наивно объяснять такое поведение нельзя. Я за исключение из партии.

Черников А. А. Мы долго занимались Игорем Алексеевичем. Пытались разобраться в его заблуждениях. Но он упорно отстаивает свои убеждения. Можно сделать вывод, что он оторвался от коллектива и партии. Считаю, что ему не место в партии.

Колдышева Л. К.Тов. Калинин И. А. явно заблудился. Увлекшись Рерихом и его философией, потерял способность критически мыслить. Возникла путаница в его сознании: не отрицает марксизм-ленинизм, но отстаивает жизненность «Живой этики». Но твердо стоять на двух взаимоисключающих друг друга идеологиях невозможно. Калинину И. А. была дана возможность разобраться в своих заблуждениях, но этого не произошло, и финал горький. Человек, отошедший от марксистско-ленинских позиций, не может быть членом партии. Я за исключение.

Постановили:

1. За нарушение Устава партии, выразившееся в отходе от марксистско-ленинской теории, члена КПСС т. Калинина И. А. из рядов КПСС исключить.

2. Характеристику на Калинина И. А. утвердить.

Голосовали единогласно.

---------------------------

* Монтажно-строительное управление – одно из подразделений треста «Химэлектромонтаж».

* * Начальник МСУ-70

ГАНО. П-1223. Оп. 1. Д. 48. Л. 2–5.

№ 2

Из протокола партийного собрания МСУ-70 от 14 февраля 1979 г.

О факте участия коммуниста Калинина И. А. в инициативной группе, пропагандирующей теорию «Живая этика».

Слушали:

Колдышеву Л. К., секретаря партийной организации. Доложила о факте участия т. Калинина И. А. в инициативной группе, пропагандирующей теорию «Живой этики», и ознакомила с кратким содержанием теории и заключением ученых-философов.

Вопрос к секретарю партийной организации Колдышевой Л.К.

Липов В. Н.На чье имя был адресован этот документ? Это официально?

Колдышева Л. К. Этот документ был изъят у одного из членов этой группы. Предназначался для партийных органов, – со слов т. Калинина.

Больше вопросов к т. Колдышевой Л. К. не было.

Слушали Калинина И. А.Рассказал о некоторых проблемах, затрагивающихся в теории «Живая этика», о своем интересе к этим проблемам.


Вопросы к и. А. Калинину и его ответы:

Бабушкин Ю. В. В чем суть и отличие «Живой этики» от общепризнанной марксистско-ленинской теории?

– Марксистско-ленинское учение рассчитано на века. Это фундаментальная теория, а этика на сегодняшний день – психокультура, гигиена. Вот это мы и предлагаем.

Комаров В. С. «Живая этика» из чего она основана, на какую философию опирается?

– Основана на учении Рериха.

Благиня Ф. В. Тов. Калинин, тебе понятна обстановка в этом зале, хотелось бы услышать твое заявление и твою позицию.

– Цель записки, которую зачитала Колдышева Л. К., – не делать ревизии, а с чисто хороших побуждений, и я прошу, чтобы меня не исключали из рядов КПСС.

Захир С. М.Где вы встречались?

– В гостях у друзей (друг у друга) встречались семьями. Высказывали свои соображения, а потом все обобщалось.

Карпов А. А. Давно ли это течение организовано? И был ли у вас Устав?

– Это течение существует 10 лет, с тех пор как знаю Рериха. Устава, членства не было.

Комаров В. С. Почему не сослались в документе ни на одну организацию Советского Союза?

– Изучением психической энергии никто не занимался. Цель – использовать их опыт.

Комаров В. С. Почему бы не использовать опыт по генетике?

– Вопрос генетики не пересекается с этим.

Благиня Ф. В. Вы за свою теорию или у Вас другое мнение?

– Ответа не последовало.

Неживой Н. А. Я не знаю, в чем это учение. Ведь вы не сами создали это общество, вы куда-то обращались за помощью? Ты сам понимаешь ошибочность этой теории или заботишься о развитии этой теории?

– Ответа не последовало.

Комаров В.С. С раннего увлечения системой йогов кто-нибудь перешел к вам в организацию?

– Не многие.

Корнышева М. И. С какого года начал заниматься в группе «Живая этика»?

– С 1970 г.

Серов В. В. Нам прочитали записку. Ты согласен со всем? Ты ведь подписался?

– Много у этой теории есть ошибок.

Черноусов А. С. Вы за основу в своей деятельности взяли материалы «Живой этики» или склонны ближе к религии?

– Рерих сам возражал против религии. Я сам материалист и тоже против религии.

Воронин Г. Д.Ты материалист, изучал марксистско-ленинскую философию. Как ты подписался под письмом «энергия солнечного луча разумна»?

– Это моя ошибка. С этим я согласен. Здесь неправильная формулировка. Я материалист и стою на этой позиции.

Стенин В. М. О каком тупике идет речь, что человека надо откуда-то выводить?

– Еще раз признаю все позиции марксистско-ленинской теории, верю в победу коммунизма.

Захир С. М. Относительно загрязнения воздуха – о каких психологических отбросах шла речь в записке?

– Когда человек нервничает, то происходит сгорание клеток, образуются отходы, шлаки.

Комаров В. С. Почему выбраны Москва, Новосибирск. Алтайский край?

– Это зоны экологической чистоты.

Воронин Г. Д. Чьи идеологи рекомендовали вам теорию?

– Наши советские, в Академгородке было совещание.

Неживой Н. А. Были ли ученые в вашей группе?

– Один из подписавших – кандидат биологических наук *.

Карпов А. А. Были ли в вашей группе члены КПСС и сколько человек?

– Да, еще два члена КПСС. Подписали шесть человек.

Неживой Н. А. В записке идет речь о психической энергии, о строительстве института. А сколько вас человек?

– Есть группа высокоморальная, которая занимается этим вопросом.

Петров А. Л. Каким образом распределена энергия в космосе?

– Затрудняюсь ответить.

Корнышева М. И. Сколько человек у вас всего?

Калинин И. А. Группа «Живой этики» насчитывает около 20 человек.

Захир С. М. С другими городами у вас есть связь?

– В 1974 г. было чтение Рериха, но я с ним не знаком, связь имею только с Москвой.

Захир С. М. Если вам была практическая польза, зачем вы лезли в теорию?

– Цель моя – разобраться. Я считаю, что там есть много хорошего.

Неживой Н. А. Как ты относишься к этому ответу ученых ** на эту записку.

– Считаю, ученые отнеслись категорично. К этой записке привязывать религию нельзя!

Выступили:

Черников А. А., зам. секретаря партийной организации. Собрались мы здесь на необычное собрание, где решается судьба нашего члена КПСС. Встречались на бюро с Калининым И. А. Беседовали с т. Калининым, но искренности нет, не видно. Игнорировали они партийные органы. Ведь 10 лет он занимался картинами Рериха, а ведь это идеалистическая идеология – религия. Почему же Калинин не пришел к нам в коллектив? Он не счел нужным, а те люди ближе к нему. А ведь наши идеи неприемлемы для них. Предлагаю за отступление от Устава КПСС, от нашей Программы исключить т. Калинина И. А. из рядов КПСС.

Корнышева М. И. В 1970–71 гг. я давала рекомендацию т. Калинину И. А. В 1962–64 гг. он учился в техникуме, окончил и работал в ОГМ. Был хорошим спокойным парнем. О том, что он «заблудился» где-то идти на поводу у богомолов – даже в мыслях не было. Отец Игоря – бывший работник контрразведки, фронтовик, секретарь партийной организации, работал начальником ОК. За 17 лет работы в МСУ я дала рекомендации человекам двадцати, но в семье не без уродов. Окончив институт, Игорь ушел работать на участок № 5. На участке, очевидно, знали об этой группе. Ведь Калинин И. А. грамотный, молодой коммунист, мог еще принести что-то для партии. Я согласна с предложением Черникова А. А. Ведь никакой искренности, никакой принципиальности. Ведь 9 лет он ходил к нам на собрания и в то же время в группу «Живой этики» как двурушник.

Скляр В. Ф.С такой повесткой дня в нашей партийной организации собраний еще не было, Считаю, что это первое и последнее собрание. Мы прослушали записку о теории «Живой этики» и чувствуется якобы рациональное зерно. Это равносильно тому, как китайские коммунисты говорят, что мы за Ленина, так и здесь. С т. Калининым на партийном собрании была беседа, задавали вопросы, в том числе и был вопрос: «На какой платформе ты стоишь»? Ответ был: «Я за марксизм-ленинизм и за “Живую этику“», а другого ответа мы так и не услышали. Он не говорит о своих ошибках, только говорит о неправильно сформулированных фразах. Ведь у них нет ни единого специалиста. Можно ставить свое слово в науке, но не лезь туда, чего не знаешь! Институт психической энергии – дайте 200 млн. руб. и они обеспечат благосостояние народа. Все это ложь. «Разум, знание и красота человека» – это красивые слова. Товарищ заблудился, а теперь выпутаться не может. Если он за ту и за другую теорию, то этот человек может всегда предать. Считаю, что т. Калинин И. А. не может оставаться в рядах членов КПСС.

Калинин И. А. Осознаю свою вину – прошу партийную организацию оставить меня в рядах членов КПСС.

Постановили:

1. За нарушение Устава КПСС, выразившееся в отходе от марксистско-ленинской теории коммуниста т. Калинина И. А. из рядов КПСС исключить.

2. Партийное бюро обратить внимание на факт участия коммуниста партийной организации т. Калинина И. А. в пропаганде чуждой марксизму-ленинизму философии «Живой этики», усилить идеологическую работу в партийной организации.

3. Заслушать на партийном бюро состояние воспитательной работы в партийных группах. Наметить мероприятия по устранению намеченных недостатков.

Голосовали:

«за» – 67 чел.

«против» – 4 чел.

«воздержались» – 2 чел.

ГАНО. П-4. Оп. 1. Д. 47. Л. 28–33

-------------------

* Видимо, имеется в виду А. Н. Дмитриев – в то время канд. наук.

** Речь идет об упоминавшемся заключение философов по поводу содержания «Записки».

№ 3

Из протокола заседания парткома треста «Химэлектромонтаж»* от 15 февраля 1979 г.

Слушали: О факте участия коммуниста Калинина И. А. в инициативной группе по пропаганде философии «Живая этика»

Докладывал т. Шикалов В. В., зам. секретаря парткома. В работу группы по философии «Живая этика» т. Калинин включился в 1970 г. В самом начале ее деятельность была направлена на изучение произведений и живописи семьи Рерих. Впоследствии, взяв за основу философию «Живой этики», группа разработала записку «О проблеме создания культурно-научного центра в развитие ей Н. К. и Е. И.Рерих». С содержанием записки члены парткома знакомы. Используя Рериха как художника-живописца, группа пыталась пропагандировать свои идеалистические взгляды, религиозные предрассудки. Вина коммуниста очевидна, тем более он признал свои заблуждения. Но за это ответственность должны нести также и руководитель участка, Управления и партийного бюро. Дело в том, что, что воспитательная работа в Управлении стала ухудшаться, увеличилось количество прогулов, мало обращается внимания на атеистическую, правовую пропаганду и военно-патриотическое воспитание.

Вопросов к докладчику не последовало.

Предоставлено слово для объяснения т. Калинину И. А.Рерих близок, интересен как художник для многих. Я, например, интересуюсь его творчеством с 1970 г. Записку мы разработали для того, чтобы сохранить его наследие. В записке много было изложено полезного, а те негативные стороны, о которых я узнал, были моей ошибкой. Всего было размножено 10 экземпляров, 1 экземпляр остался у нас, остальные направлены в партийные органы.

Вопросы к и. А. Калинину и его ответы:

Добрин А. Я. На каком основании вы считаете, что труды Рериха хранятся в неудовлетворительном состоянии?

– Они хранятся в Индии, а хотелось бы, чтобы они попали к законному владельцу.

Кузьменко Г. А. Как появился или сформировался в Вас интерес к Рериху?

– Я давно им интересовался. Был на собрании в Академгородке, посвященном 100-летию со дня рождения Рериха.

Шикалов В. В. Что вы подразумеваете под словом «антигруппы»?

– Я понял теперь, что это ошибка в записке.

Румянцев А. Ф. Что вы подразумеваете под «грандиозной программой оздоровления жизни на Планете Земля во имя Истины, Знания и Красоты»? Разве Программа партии этого не предусматривает?

– Да! Теперь бы я с других позиций рассматривал этот вопрос и совершенно иначе бы сформулировал.

Парамыгин А. И.Почему Вы считаете, что культурный центр надо создавать на Алтае, в Новосибирске, Москве?

– Потому что в этих районах больше выделяется озона.

Крайников А. Ф.Что за кризис вы усматриваете в своей записке?

– Это была также моя ошибка, за что я расплачиваюсь. Однако я твердо стою на марксистских позициях.

Выступили:

Стенин В. М., начальник 5-го участка МСУ-70. После окончания политехникума Калинин работал в группе метролога, затем после окончания института в 1976 г. был направлен к нам инженером-наладчиком. Все работы выполнял добросовестно, у нас и мысли не было, чтобы он зашел так далеко. Я считаю, что мы плохо знаем своих людей, недостаточно еще работаем с ними.

ВОПРОС: Признаете ли Вы, как руководитель участка, что в произошедшем есть Ваша вина?

– Конечно.

Колдышева Л. К., секретарь партбюро МСУ-70. Большая наша вина в том, что Калинин оказался на этом пути. Формально проводили некоторые мероприятия, плохо была поставлена индивидуальная работа, не дошли до каждого человека. Партийная организация за отход от позиций марксистко-ленинской теории исключила Калинина из партии, но мы в ближайшее время составим мероприятия по качественному улучшению работы с людьми, в феврале рассмотрим на собрании специально состояние воспитательной работы в коллективе 5-го участка и сделаем выводы, определим меры наказания руководству и партгрупоргу.

Кузьменко Г. А., член парткома. Слишком много времени потрачено на изучение этой истории. Но надо сказать, что для коммунистов это непростительно. У нас есть Программа и Устав КПСС, нарушать их никому не дано права, а если отступил от их требований, значит таким коммунистам не место в партии, а о наказании руководителей предлагаю поговорить после определения наказания т. Калинина.

Парамыгин А. И., член парткома. Тов. Калинин родился в послевоенное время, когда уже были созданы в стране все условия для развития всесторонней гармонической личности. Партия и государство предоставили ему получить два диплома о средне-техническом и высшем образовании, постоянную заботу проявляли о нем в коллективе, предоставив возможность закончить дневной институт. Я не думаю, что все это было напрасно сделано, советую только т. Калинину порвать с этой группой, пересмотреть свои идеалистические взгляды. Что касается решения партсобрания, то я с ним полностью согласен.

Добрин А. А., член парткома. Ответы и объяснения т. Калинина были нечеткими и полагаю, что он еще не до конца прочувствовал свои промахи, заблуждения, поэтому надо с решением партсобрания согласиться.

Румянцев А. Ф., секретарь парткома. Действительно, надолго останется в памяти нашей партийной организации этот чрезвычайный случай. Факт, когда коммунист т. Калинин нарушил требования Устава и Программы КПСС, скатившись на позиции идеалистических взглядов и религиозных предрассудков, остается неоспоримым. К тому же во многом сам т. Калинин признался.

В чем же причины все-таки? Дело в том, что ни руководство, ни партбюро недооценивали роль и значение работы по воспитанию людей. Ведь знали раньше о том, что т. Калинин уклоняется от прямого контакта с товарищами по работе, безинициативен, необщителен, по пути следования на работу и с работы всегда спит, обедал всегда в кафе вместо рабочей столовой, и никого это не интересовало. Никто его не вызывал на откровенный товарищеский разговор.

За общими мероприятиями теряется конкретная работа с людьми, не изучается их быт, духовный мир, увлечения, интересы. В итоге коммунист с идеалистическими представлениями на жизнь оказался избранным заместителем партгрупорга. Это также характеристика очень низкого уровня работы по подбору и расстановке кадров.

Что касается т. Калинина, то ему пожелания – свои действия и все услышанное внимательно проанализировать, сделать правильные выводы. Советую ему пересмотреть свои взгляды, честно и добросовестно потрудиться, принимать активное участие в общественной жизни, то есть действовать на основе принципов морального кодекса строителей коммунизма. Вы должны понять, что нам вовсе не безразлично, каким путем Вы пойдете.

Калинин И. А.Спасибо за советы и рекомендации, заблуждения и ошибки я повторять не буду.

Постановили:

1. За серьезные недостатки, выразившиеся в нарушении Программа и Устава КПСС, коммуниста Калинина И. А. из членов КПСС исключить.

2. За ослабление внимания к воспитательной работе с кадрами начальнику МСУ-70 тов. Скляр В. Ф. объявить выговор.

3. Принять к сведению заявление секретаря партбюро тов. Колдышевой Л. К. о том, что в ближайшее время будет детально изучено состояние организаторской и воспитательной работы на участке № 5 и сделаны соответствующие принципиальные выводы, при этом указать тов. Колдышевой Л. К. на ослабление внимания к организационно-партийной и идеологической работе, подбору и расстановке партийного актива.

4. Указать коммунистам тт. Чечулину А. А., Козину Г. А., Корнышевой М. И., давшим рекомендации в партию, за ослабление контроля по выполнению Устава КПСС т. Калининым.

5. Обязать руководство партбюро предприятия активизировать работу по формированию у коммунистов и всех трудящихся марксистско-ленинского мировоззрения, глубокой убежденности, принципиальности в оценке результатов общественной и производственной деятельности.

В повседневной воспитательной работе шире использовать идеологические оперативки, встречи руководства с трудящимися на производственных участках по идейно-политическим вопросам, лекционную пропаганду, политическое информирование трудящихся, стенную печать, организовать работу по подбору, расстановке и воспитанию кадров, повысить ответственность рекомендующих за воспитание молодых коммунистов.

ГАНО. Ф. П-1223. Оп. 1. Д. 44. Л. 54–58

---------------------

* Это крупнейшее предприятие новосибирского ВПК действовало в системе Министерства среднего машиностроения и занималась монтажом оборудования на объектах атомной промышленности.

№ 4

Из протокола заседания бюро Дзержинского райкома КПСС от 6 марта 1979 г.

Персональное дело т. Калинина И. А.

Калинин Игорь Алексеевич, 1947 г. рождения, член КПСС с июня 1971 г., партбилет № 08197145 (на руках), русский, рабочий, образование высшее, состоял в ВЛКСМ с 1962 по 1970 г., работает инженером-наладчиком треста «Химэлектромонтаж». Партийных взысканий не имеет.

Партийная организация МСУ-70 14.02.79 г. и партком треста «Химэлектромонтаж» 15.02.79 г. исключили т. Калинина И. А. из членов КПСС за нарушение Устава КПСС, выразившееся в отходе от марксистко-ленинской теории.

Суть дела. В 1970 г. т. Калинин И. А. вошел в состав инициативной группы, деятельность которой первоначально была направлена на изучение и пропаганду творчества художников Н. К. и Е. И. Рерих. Позднее группа стала изучать и пропагандировать философские взгляды Рериха под общим названием «Живая этика». Группа разработала Записку «О проблеме создания культурно-научного центра в развитие идей Н. К. и Е. И.Рерих», являющуюся по сути дела программой деятельности этой группы.

В данной записке марксистско-ленинское учение о классовой борьбе и путях построения бесклассового общества подменяется теорией противоборства психических энергий, а также утверждается, что господствует над людьми и руководит их поступками так называемая «Всеначальная энергия» космического происхождения и неподвластная людям.

Группа предлагает в течение 10 лет соорудить культурно-научный центр им. Н. К. и Е. И. Рерих, состоящий из ряда институтов, лабораторий и культурных учреждений предполагаемой сметной стоимостью 200 млн. руб. и считает необходимым установить тесную связь с буддийскими общинами, мусульманскими школами, отдельными ашрамами и т.д.

Подписавшись под данной Запиской, Калинин И. А. тем самым заявил об отходе от марксизма-ленинизма, что не совместимо с пребыванием в рядах Коммунистической партии. Поэтому партийная организация треста «Химэлектромонтаж» справедливо исключила его из членов КПСС.

Однако после обсуждения поступка Калинина в партийной организации и неоднократных личных бесед с ним коммунистов он написал заявление на имя райкома КПСС, в котором признает идеологические отклонения записки от марксизма-ленинизма, а также заявляет, что безотлагательно возьмется за глубокое изучение философских произведений Маркса, Энгельса, Ленина и просит оставить его в партии.

Дело поступило в райком КПСС 1 марта 1979 г.

Во изменение решения парткома треста «Химэлектромонтаж» от 15 февраля 1979 г. объявить члену КПСС т. Калинину Игорю Алексеевичу строгий выговор с занесением в учетную карточку.

ГАНО. Ф. П-44. Оп. 23. Д. 4. Л. 126


Раздел 4. «Дело» Ю. М. Ключникова

№ 1

Протокол заседания партийного бюро Сибирского отделения издательства «Наука» от 8 февраля 1979 г.

Присутствовали

Члены бюро Лойко Е. А., Сницаренко А. А., Есева Г. А., Ефимов Р. П., Кареева В. М., Николаев Ю. В.

Приглашенные: Назарянц Т. М. – зав. редакцией общественно-политической литературы, Лузина Н. И. – зам. директора по производству, Роскин А. И. – инспектор по кадрам, Ключников Ю. М. – редактор.

От райкома КПСС Суворова С. И. – зав. отделом пропаганды, Фофанов В. П. – зав. кафедрой философии НГУ.

Повестка дня:

О нарушении Устава КПСС членом КПСС Ю. М. Ключниковым, выразившимся в отходе от основных положений марксизма-ленинизма.

Лойко Е. А.* По предложению членов бюро тт. Сницаренко А. А., Ефимовой Р. П. излагает содержание письма «инициативной группы», в составе которой находился Ю.М.Ключников, – «О проблеме создания культурно-научного центра в развитие идей Н.К. и Е.И.Рерихов». При изложении содержания был отмечен деизм, преувеличение роли личности в истории, софистика, энергетизм и эклектизм во взглядах «инициативной группы». Отмечено, что созданный ей так называемый «философский семинар» работал на дому, т.е. находился фактически вне партийного контроля. Его участники занимались изучением теологических трактатов древности, буддистских, мусульманских религиозных идей Н. К. Рериха, рассматривая все это вне связи с марксистско-ленинской теорией, вывели свою «теорию» «Вечной этики», которой фактически хотели заменить марксизм-ленинизм. Они ввели понятие «психической энергии», считая себя ее обладателями, и на этой основе возомнили себя «спасителями человечества», для чего и нужен им новый научный центр на Горном Алтае, где лучше всего, по их мнению, общаться с космосом. Выступающий характеризовал членов группы дилетантами и в заключение сказал, что вольно или невольно они своим отрывом от партии, отходом от марксизма-ленинизма нарушили устав КПСС, ее Программу и сыграли таким образом на руку международному империализму и сионизму. Лойко Е. А. заявил, что данный факт является проявлением идеологической диверсии со стороны империализма и сионизма – в частности.

Ключников Ю. М. Не согласился с Е. А. Лойко, не признал допущенных ошибок, отстаивал свою позицию, изложенную в «Документе» и зачитал составленную им записку и остался при своих взглядах, что и заметил ему В. П. Фофанов.

Фофанов В. П. Дал подробный анализ философских ошибок членов «инициативной группы», изложенных им в документе, характеризовал его как попытку отделить марксизм от ленинизма, а последний заменить теорией «Вечной этики», являющейся идеалистической.

Сницаренко А. А. Задала ряд вопросов т. Ключникову Ю. М., касающихся Устава КПСС, на которые он ничего не мог ответить по существу.

Назарянц Т. М. Говорила об отношении т. Ключнникова Ю. М. к работе, о нарушении им постоянно трудовой дисциплины, о низком качестве редактируемых книг.

Есева Г. А. Задала вопросы т. Ключникову Ю. М. по существу «Документа», на которые т. Ключников не ответил.

Роскин А. И. Спросил Ключников Ю. М., кто был инициатор группы и сколько экземпляров «Документа» или «Письма» отпечатано. Тов. Ключников Ю. М. не назвал инициаторов, сказав, что «все», а письмо было отпечатано в десяти экземпляров. Один из них был направлен ими в Правительство.

СницаренкоА. А. Выступила с обобщением высказанных мнений, а также высказываний Ю. М. Ключникова. Отметила, что последний ничего не признал и предложила за нарушение Устава КПСС, выразившемся в отходе от марксизма-ленинизма и непризнание допущенных ошибок исключить т. Ключникова Ю. М. из рядов КПСС.

Роскин А. И. Сказал, что т. Ключникову Ю. М. следовало лучше изучать марксизм-ленинизм и, в частности, такую работу В. И. Ленина, как «Материализм и эмпириокритицизм», указал, что т. Ключников Ю. М., вступая в «домашний» философский семинар, не посоветовался не с коммунистами, ни с секретарем, ни с членами партийного бюро или другими партийными органами, что обязан был сделать, согласно Уставу КПСС, но не согласился с предложением об исключении т. Ключникова Ю. М. из рядов КПСС, предложив дать последнему время подумать и исправиться.

Есева Г. А. Сказала, что надо подойти принципиально к оценке поступка и ошибок т. Ключникова Ю. М. Сказала, что в его выступлении проскальзывает «убежденность», которая чужда коммунисту в данном случае, т. е. в отношении к теории марксизма-ленинизма он явно скатился на позиции идеализма. Поэтому она поддерживает предложение об исключении т. Ключникова Ю. М. из рядов КПСС.

Николаев Ю. В.Говорил о дилетантизме авторов «Письма» и в том числе т. Ключникова Ю. М., возможной утечке информации в связи с тем, что «письмо» группы может попасть в чужие враждебные руки – вот вам и идеологическая диверсия. От «Письма» группы или «Документа», как его не называй, попахивает «ладаном». Поэтому он считает, что т. Ключников Ю.М. достоин самого сурового наказания.

Лузина Н. И.Задает вопрос Ключникову Ю. М.: «Письмо» ваше печаталось под копирку, где копирка? На что т. Ключников Ю.М. ответил, что письмо печаталось без копирки.

Сницаренко А. А. Я остаюсь при своем мнении, что т. Ключников Ю. М. нарушил устав сознательно и ничего не признал.

Ключников Ю. М. Заявил: «Меня никто ни в чем не убедил».

Лойко Е. А. Ставит первое предложение об исключении т. Ключникова Ю. М. из рядов КПСС на голосование, обращаясь к каждому члену бюро поименно, – кто за, кто против, а потом в целом. Все единогласно проголосовали за исключение т. Ключникова из рядов КПСС за нарушение Устава КПСС, выразившееся в отходе от марксизма-ленинизма, за кружковщину и непризнание допущенных ошибок.

Вторым пунктом постановления бюро записало: предложить дирекции рассмотреть вопрос о возможности использования т. Ключникова на работе в издательстве в должности редактора общественно-политической литературы.

ГАНО. Ф. П-1424. Оп. 1. Д. 26. Л. 115–117

----------------------------

* Секретарь партийного бюро.

№ 2

Протокол закрытого партийного собрания коммунистов Сибирского отделения издательства «Наука» от 22 февраля 1979 г.

На собрании присутствовало 30 членов КПСС из 36, состоящих на учете, и представитель Советского райкома КПСС Суворова С. И.

Президиум собрания

председатель Роскин А. И., секретарь Тряпичников Н. В., Суворова С. И.

Повестка дня:

Об отступлении члена КПСС т. Ключникова Ю. М. от требований Устава и Программы КПСС.

Слушали:

Информацию секретаря партбюро т. Лойко Е. А.

Лойко Е. А. Партбюро после тщательного предварительного расследования и ознакомления с имеющимися документами рассмотрело на днях дело о проступке члена КПСС Ключникова Ю. М. – редактора редакции общественно-политической литературы. Суть дела в следующем: в Новосибирском Академгородке образовалась так называемая «инициативная группа» пропагандистов теории «Живой этики». В нее вошел и Ключников. Группа подготовила и размножила объемистое письмо под названием «О создании культурно-научного центра в развитие идей Н. К. и Е. И. Рерих». Оно предназначалось якобы для партийных, советских и научных органов. В этом письме изложены основные мотивы и цели образованной группы и ее философское кредо, ничего общего не имеющее с марксизмом-ленинизмом, с диалектическим и историческим материализмом.

Первый экземпляр письма под грифом «Для служебного пользования» был отпечатан в Сибирском отделении изд-ва «Наука» на офсетной машине при активном проталкивании Ключникова. Именно он обратился к директору изд-ва т. Русакову Р. С. с официальной просьбой ученого секретаря Института геологии и геофизики Николаева отпечатать названное письмо на офсетной машине для последующего тиражирования на ротапринте института. Русаков куда-то торопился, текст не посмотрел, доверился Ключникову, а еще более Николаеву и дал разрешение. Так что первый экземпляр был отпечатан в издательстве, а последующие копии сняты в количестве 10 экземпляров, как утверждают участники группы, на ротапринте в Президиуме СО АН СССР, где инициаторы этой затеи и были, как говорится, «схвачены за руку». На дальнейшее тиражирование нужно было получить разрешение Первого отдела, откуда и поступил сигнал в обком партии.

На первый взгляд кажется, что у Ключникова в общем-то никакого партийного проступка нет. Ведь Уставом КПСС, нашей Конституцией каждому дано право обращаться с вопросами, замечаниями и предложениями в любую партийную инстанцию, вплоть до ЦК КПСС, а также и в правительство. Но дело Ключникова и других участников группы гораздо сложнее, оно кроется в мотивах и целях образования группы и ее деяниях и тех идеалистических вывихах и попытках их пропагандировать среди масс.

Ключников говорит, что один экземпляр письма отправлен ими в Правительство, другой – в Горно-Алтайский обком КПСС, а остальные находятся в Новосибирском обкоме, а также в Советском райкоме КПСС. Так ли это или нет – покажет будущее, но вполне возможна утечка информации и на сторону. С одним из экземпляров письма «инициативной группы» коммунисты только что познакомились.

Далее т. Лойко подверг критическому анализу основные положения письма «инициативной группы». Составленный документ, – говорит он, – полон утверждений, противоречащих марксизму-ленинизму, Программе и Уставу КПСС. Авторы выдают себя за активных поборников счастливого будущего человечества. Но путь к счастью людей планеты они видят не в том, в чем видим все мы, коммунисты-единомышленники: в торжестве марксистско-ленинской КПСС, в классовой борьбе. Инициативная группа обращает свои взоры к идее «Живой этики», туманно изложенной в философско-созерцательных произведениях Н. Рериха, а также в религиозно-мистических книгах международной авантюристки мадам Блаватской, сочинения которой еще до войны были изданы в буржуазной Латвии. Так называемая «инициативная группа» выступает как бы первооткрывателем некоего «нового» учения, призванного спасти человечество от геологической и космической катастроф, которые ему грозят в ближайшем будущем. Причем орудием спасения будет излучаемая членами группы некая «психическая энергия», способная преобразовать мир. Посылать же в массы свою энергию члены группы, т. е. «герои», «избранные», будут из научного центра им. Рериха, построенного государством где-то в Горном Алтае, на Олимпе, так сказать, призванного стать над всеми научными учреждениями страны. Строительство такого центра, по мысли и подсчетам авторов письма, обойдется – первой очереди – в 23 млн., последующей – в 200–300 млн. руб., т. е. практически столько, сколько стоит сегодня Академгородок.

Далее т. Лойко Е. А. анализирует теоретические постулаты письма, усматривает в них деизм, софистику, вульгарный материализм, непонимание законов развития общества. «Более эклектичного документа, – говорит выступающий, – я еще не видел, чем это письмо». Кто же его писал? Десятиклассники? Нет. Среди авторов – два кандидата наук и один наш редактор с двумя дипломами о высшем образовании, окончивший Московскую ВПШ, и еще три инженера. И вот эти люди возомнили себя способными переделать мир, изменить ход истории.

Как я убедился, – говорит секретарь партбюро, – Ключников в последние годы всерьез изучением марксизма-ленинизма не занимается, а увлечен произведениями Н. Рериха, выбрал из них разную идеалистическую шелуху и уверовал в нее. Очевидно поэтому он отказался быть пропагандистом у нас в издательстве. Под контролем парторганизации работать он не мог, ушел от этого контроля, вступив в подпольный философский семинар, работавший на квартире. Ключников отошел от марксистско-ленинской философии, его ошибочных утверждений ничуть не поколебало даже заключение по письму, сделанное известными нашими философами Москаленко, Целищевым, Фофановым, а также беседы, проведенные с Ключниковым и некоторыми другими авторами письма в парторганах, в издательстве.

Лойко зачитывает заключение философов, а также решение партбюро об исключении т. Ключникова из членов КПСС с рекомендацией директору издательства рассмотреть вопрос о возможности использовать Ключникова в должности редактора общественно-политической литературы.

ВОПРОС. Кто авторы заключения по письму?

ОТВЕТ. Повторяю, авторами заключения являются наши крупнейшие философы, доктора наук Москаленко, Фофанов, Целищев. Последний обобщил все высказанные мысли и в таком виде представил заключение в обком партии.

ВОПРОС. Известно ли кем образована группа?

ОТВЕТ. Полагаю, по личному знакомству. Наиболее крупная фигура в ней, по-видимому, канд. геол.-минер. наук, зав. лаб. Института геологии А. Н. Дмитриев.

ВОПРОС. Как стало известно о существовании группы?

ОТВЕТ: Один из старых большевиков, живущих в Академгородке, написал письмо в ЦК КПСС о существовании в Институте геологии религиозной секты и о том, что у ее членов ввиду разногласий с женами много разводов, в том числе развелся с женой (его дочерью) бывший зять, участник подпольной группы.

Когда до группы дошел слух о том, что партийные органы занялись разбором полученного сигнала, она и решилась обнародовать себя под безобидным на первый взгляд делом – создания научного центра Н. К. Рериха.

Объяснение члена КПСС Ключникова Ю. М.В начале он замечает, что никаких массовых бракоразводных дел у участников семинара не было.

Суворова С. И.В действительности много разводов, но еще окончательно не выяснено, с чем именно связаны разводы.

Ключников Ю. М. Разводы произошли там, где жены не принимали интересов мужей. У большинства жен сотрудников здоровые семьи.

Далее Ключников отстаивает положения, изложенные в письме «инициативной группы» о «Живой этике». Говорят, что Рерих великолепный живописец, но идеалист в философии, но такого разделения не может быть. Живопись Рериха является выражением «Живой этики». С заключением философов не согласен, и этом никто не мог меня убедить в разговоре. Давать оценку Рериху, значит стать над ним. А философы, которые дали заключение, не прочли ни одной из его книг. Авторы заключения не поняли, что Рерих и теософы были антагонистами. Нападают на Блаватскую потому, что книг ее не читали. Если бы читали, мнение было бы другое. Я уверен, что со временем придет признание и к Блаватской. Мы не подпольщики, записка была напечатана для центральных и местных партийных, советских органов, своего семинара не скрывали. Но мы не выдаем себя и за героев. Мы пытаемся стать учениками Рериха и в этом отношении пока еще сделали еще очень мало. Наши семинары по «Живой этике» полезны, приглашаю вас на них. Если еще один-два человека присоединятся к нам, это будет хорошо.

Русаков Р. С.Вы отстаиваете свои взгляды и вербуете тут сторонников, а хотелось бы услышать политическую оценку своих поступков.

Ключников Ю. М. Мы не претендуем на безошибочность суждений в записке и готовы с философами поправить ради пользы человечества.

Лойко Е. А. Но все же скажите, надклассовая ли «Живая этика» или нет?

Ключников Ю. М.«Живая этика» есть забота о человечестве. Мы за создание научного центра в СССР по Рериху. Очень важно вывести из Индии законсервированный там институт. Это завещал Рерих. Когда возникает новое учение, надо проникаться уважением к его гипотезам. Этого уважения я не вижу.

Бубенков Ю. П.Вы призываете изучать учение Рериха. С таким же успехом можно изучать ислам вместо марксистской философии.

Ключников Ю. М.Мы стоим за создание института Рериха.

Чикина М. В. Почему семинар был подпольный?

Ключников Ю. М. Мы занимаемся с 1974 г. и не таимся. Занимаемся дома, потому что не имеем помещения, мы просили его.

Есева Г. А.Как это понимать, жена принимает или не принимает интересы мужа?

Ключников Ю. М.Если она активно мешает, противодействует, – тогда развод.

Выступления:

Русаков Р. С. Хочу начать свое выступление с того, что я вынес из объяснений и отчета Ключникова. Его суждения поразительны. Они исходят из известной нам «Записки» и ничего общего с марксистской философией не имеют. Мы столкнулись не с разновидностью мнений в научном споре, не с научной гипотезой, а с теорией, которую можно либо принять, либо отторгнуть. Мы конечно отвергаем ее без колебаний. Ключников, считающийся нашим единомышленником по партии, подписал документ, противоречащий Программе и Уставу КПСС, в свой основе идеалистический, насыщенный мистическим религиозным духом. Говорят, что они ученики Рериха. Точнее надо было сказать, что не ученики, а апостолы. Нет, Ключников не наш единомышленник. Это исключительное явление в здоровой парторганизации, и он, безусловно, какой-либо поддержки здесь не найдет.

Далее выступающий подробно рассматривает неверные взгляды «инициативной группы». Попытка найти спасительные идеи, универсальное средство были во все времена. И вот мы столкнулись с новой такой попыткой. Группа, в которую входит Ключников, провозглашает «Живую этику» орудием борьбы с психологическими силами эрозии. Ядром «Живой этики» сделана неуловимая, а по сути божественная «психическая энергия», вмещающая, согласующая и управляющая собой всеми остальными видами энергии. Введены такие понятия, как мощность позитивных психологических состояний, мощность сосредоточенной воли, мощность взаимно сгармонизированных состояний, потенциал дерзости и т.д.

А кто обладает этими мощностями, дает их? Оказывается «социально-подготовленные сгармонизированные сотрудники», т.е. те, кто входят в «инициативную группу», – так надо понимать.

Эта группа пытается доказать, что противостоять «глобальной психологической угрозе» со стороны буржуазного мира можно только путем овладения «Живой этикой».

Выходит, марксистско-ленинская идеология, господствующая уже много десятилетий и являющаяся орудием преобразования мира на справедливых началах, уже недостаточно сильна. Ключников имеет два высших образования, а в его мировоззрении существенная брешь. Он забыл о Программе КПСС, о своей обязанности пропагандировать и претворять ее в жизнь и погряз в идеологических дебрях.

Выступающий критикует далее «инициативную группу» и Ключникова за идеалистический подход к гносеологии. Авторы письма, замечает он, пытаются возвратить нас к давно отвергнутой теории о способности человека познать действительность, постичь истину. Эти горе-теоретики всерьез говорят о разумности солнечного луча, о создании нового человека посредством внутреннего и внешнего постижения им себя, о космическом характере и космических истоках психической энергии. Они таким образом выступают против давно признанного лучшими умами человечества марксистского материалистического утверждения о том, что общественное бытие определяет общественное сознание.

Но сказать об идеалистических взглядах группы и Ключникова, говорит выступающий, это еще не значит сказать все. Мы сталкиваемся в письме с теософией, т.е. религиозно-мистическим учением о единении человеческой души с божеством и возможности непосредственного общения с потусторонним миром. Отсюда суждения о возможности человечества подвергнуться хирургическому вмешательству космоса, пробить специально подготовленными сотрудниками брешь в зловещих облаках.

Выступающий замечает, что «инициативная группа» взяла у Н. К. и Е. И. Рерихов вовсе не то, за что мы их ценим, особенно Н. К. – выдающегося ученого, путешественника и художника. Она взяла увлечение идеализмом, его этику, безусловно абстрактную, не связанную со сложной реальностью современного мира, с классовой борьбой на планете.

Авторы записки, говорит выступающий, проявляют не столько озабоченность судьбами человечества, сколько страх за греховную жизнь и деятельность людей. Этот страх перед гневом и карой сверхъестественного, преувеличенными бедствиями – лейтмотив всех религий, в т.ч. и религии «Живой этики». Судя по всему, авторы «кредо» подверглись идеологической эрозии. Она может быть еще не столь глубокой, поддающейся лечению. Если говорить, в частности, о судьбе Ключникова, то она зависит от того, сможет ли он осознать глубину заблуждений и отойти от них.

Варенов А. И.В начале выступления он показывает, что авторы письма окончательно порвали с идеологией марксизма-ленинизма, с материалистической диалектикой и глубоко утонули в болоте идеализма. В документе нет упоминания о классах и классовой борьбе, о производительных силах и производственных отношениях, т.е. о всем том, что составляет движущую силу общества, локомотив истории. Зато очень много места отведено учению «Живая этика», «психической энергии», энергии «Фохат». Содержится требование об издании трудов Елены Блаватской, «Живой этики». «Психическая энергия», энергия «Фохат» – все это мистика чистейшей воды.

Для нашей партии, говорит выступающий, явление богоискательства и богостроительства не ново. Он напоминает о вышедшем в 1908 г. сборнике «Очерки философии марксизма», куда вошли работы Богданова, Базарова, Луначарского, и о ленинской критике богоискателей и богостроителей.

Затем говорит о Блаватской. В словаре Брокгауза и Ефрона, т. 4, кн. 7, о ней дается около 50 строк. В словаре отмечается, что Блаватская, урожденная Ган – писательница и спиритка, родилась в 1831 г. в Екатеринославе. После неудачного замужества с 60-летним бароном Блаватским покинула мужа, предприняла ряд полных приключений путешествий по Западной Европе, Сирии, Египту, Северной Америке, Индии и Центральной Азии. Писала вымышленные репортажи. В 1888 г. вместе с английским полковником Олькоттом основала «теософское общество», которое имело целью: 1. Образовать ядро всечеловеческого братства без различия пола, национальности, религии. 2. Изучать все философские и религиозные учения, особенно Востока и древности, чтобы доказать, что во всех содержалась одна и та же истина. 3. Изучать необъяснимое в природе и развивать сверхчувственное. Заключается статья выводом о том, что все учение Блаватской – обман, самообман, мистика или просто шарлатанство. Вот что такое Блаватская.

Вот кого пытаются поднять на щит фракционеры из группы «Живая этика». Выступающий говорит о Дмитриеве, возглавляющем семинар. В книге «Методологические и философские проблемы геологии» была помещена его статья об антропогенном воздействии на геологическое строение земли, пропитанная духом мальтузианства. Автор статьи приходит к выводу о конце мира, о «мировом желудке», «негде будет встать на ноги, ибо на человека останется 50 кв. см суши». Отсюда напрашивается вывод: зачем коммунизм, пятилетки, главное – лишь бы выжить. Теория архиреакционная.

Статья была снята, и когда уже все было решено, Ключников пытался допрашивать главного редактора, кто снял статью, на каком основании. Он стал утверждать, что это ошибка. И только после моего решительного отказа Ключников удалился.

Еще о Ключникове. Когда мы беседовали с доктором философии Москаленко, Ключников ни с какими доводами не согласился. Он остался при своем мнении. Больше того, стал цитировать из писаний восточных религий. Еще деталь: в той же беседе Ключников утверждал, что Сергий Радонежский является основателем русского государства. Это он благословил Дмитрия Донского на битву с татарами, осенил его верой в победу. Потому же Дмитрий Донской и победил.

О редакторской работе Ключникова. Она оставляет желать лучшего. Вспомним книгу «Академия наук и Сибирь», в которой по его вине необходимо было сделать выдирку. Или книга Рижского «Библия в России» (очерки переводов Библии в России). В книге содержался ряд скользких положений. Главная редакция сочла нужным направить книгу на рецензирование в Госкомитет. Ответ оттуда был весьма недвусмысленный. Работу автора вернули для устранения отдельных ошибочных положений. И тут надо сказать о заведующей книжной редакции общественно-политической литературы Т. М. Назарянц. Она слишком легковато – я не боюсь сказать этого слова – относится к своим обязанностям. И сейчас невольно возникает вопрос: по плечу ли ей ноша, которая возложена на нее. Об этом следует сегодня подумать.

И в заключение выступающий предлагает:

1. Утвердить решение партбюро об исключении Ключникова из членов КПСС. 2. От имени собрания просить академика Трофимука рассмотреть вопрос о поведении ученого секретаря Института геологии Николаева, написавшего отношение на имя директора Сибирского отделения издательства «Наука» о напечатании вредного документа. 3. Усилить идеологическую работу в коллективе книжного издательства. Проводить политинформации со всем коллективом, привлекать к выступлениям наиболее подготовленных коммунистов.

Назарянц Т. М.Прежде всего о предложении Варенова. Если действительно назрел вопрос о моем пребывании на должности заведующей, его надо решать. Теперь о Ключникове. Мне он принес немало неприятностей по работе, но я все же скажу, что человек он честный, и его вхождение в «инициативную группу» – искреннее заблуждение. Сейчас он отстаивает свою неверную позицию первооткрывателя какой-то особой силы, заложенной в «Живой этике» и даже идет на передержку фактов. Дает понять, что философ Фофанов – профан в «Живой этике». Но на самом деле, насколько мне известно, этот философ много знает о ней.

Выступающая характеризует Ключникова как редактора в значительной степени отрицательно. Заявляет, что эта работа иногда вызывает омерзение, брезгливость к суждениям авторов, стоящих на иных, чем он, позициях.

Далее выступающая касается вопроса, можно ли было предотвратить падение Ключникова. В наших разговорах, заявляет она, я никогда не слышала высказываний, которые бы шокировали. Знала о его любви к восточной философии и к Рерихам, но не могла даже предположить, что это выльется в такую историю.

Никитин А. М.Выступающий считает, что атмосфера в коллективе редакции общественно-политической литературы нездоровая, нервозная, взаимоотношения между людьми строятся на какой-то подозрительности. Ключников производит впечатление человека умного, тактичного, внимательного сослуживца. Но его убеждения порочны и с его работой в редакции несовместимы.

Бубенков Ю. П. Как и предыдущий выступающий, он тоже считает атмосферу в коллективе редакции общественно-политической литературы нуждающейся в оздоровлении. Называет ее буржуазной в том смысле, что некоторые работники якобы унаследовали буржуазные замашки. И в подтверждение своего вывода процитировал, потрясая томом сочинений Ленина, высказывание об интеллигентах. Говорил и о том, что в редакции существует культ литературы и литераторов. В создании нездоровой идеалистической атмосферы выступающий винит коммунистов Назарянц и Ключникова и заявляет, что оба они неубежденные марксисты-ленинцы.

Харенко Д. Г.Теперь интересуются в парторганизации, почему коммунисты редакции общественно-политической литературы проглядели идейное перерождение Ключникова. Но ведь не просто было это заметить и предотвратить. Ключников пришел к нам эрудированным и общественным человеком, заслуживающим уважения и доверия. Потом он как-то замкнулся и перестал жить интересами редакции. Мы знали, что он увлекается историей буддистской религии, но не видели ничего предосудительного и даже иногда подшучивали на сей счет. Подписанное им идейно порочное письмо оказалось для меня как снег на голову. В письме протаскивались немарксистские этические концепции и масса всяких противоречий. По мнению выступающей, Ключников способен осознать свои ошибки, отойти от них, и предлагает оставить его в КПСС, а за идеологические шатания объявить строгий выговор в занесением в учетную карточку. Выступающая считает заявление Бубенкова о буржуазной атмосфере в редакции выдумкой, не отвечающей действительности.

Сницаренко А. А. Кое-кто, замечает выступающий, пытается сгладить остроту партийного проступка Ключникова. Но это не следовало бы делать. По мыслям и действиям Ключникова видно, что он сознательно отступил от требований Программы и Устава КПСС, подвел рекомендующих, и он должен быть исключен из партии. Вслед за этим выступающая рассматривает Ключникова как убежденного проповедника буржуазной идеологии. Он сам заявил, что убежден в своих суждениях и даже не пытается раскаиваться перед товарищами по партию От этого у него брезгливое отношение к нашей политической литературе.

Мы, коммунисты, руководствуемся марксистско-ленинским учением, построенным на классовой основе. А Ключников и его единомышленники ухватились за мистические взгляды Рериха и Блаватской и делают «Живую этику» знаменем спасения человечества. От чего спасаться, от кого спасать, как спасаться – на эти вопросы даются туманные ответы в мистическом духе. Не удивительно, что такую ересь не поддерживают честные и порядочные жены, настоящие советские люди. В заключении выступающая заявляет: вся кампания Ключникова – это группа отступников, она отошла от насущных политических задач партии и страны, стала на путь идеологической диверсии.

Есева Г. А. Заявляет, что на заседании партбюро были подвергнуты критическому анализу все ошибочные утверждения Ключникова одно за другим. Он не признал своих ошибок. После того у него было время поразмыслить. И вот он опять стоит на своем. Значит, он не хочет прислушиваться к мнению товарищей по партии. Поэтому собрание должно поддержать предложение бюро об исключении Ключникова из членов КПСС.

Калинина Л. Н. Считает предложение бюро вполне обоснованным. Ключников отошел от партийных позиций и не хочет понять пагубности своего заблуждения, таким образом, он сам ставит себя вне партии. Далее выступающая говорит, что речь заведующего редакцией общественно-политической литературой была беспринципной. Она не дала необходимой политической оценки поведению Ключникова в своем коллективе. В последнее время по издательству поползли разговоры о «психической» энергии, – это, видимо, есть «работа» Ключникова. Ясно, что партийное бюро надо всерьез заняться положением в редакции общественно-политической литературы.

Беседина В. А. Говорит, что письмо «инициативной группы» производит удручающее впечатление. В нем предлагаются какие-то странные пути борьбы за счастье человечества. Я не вижу в «Живой этике» никаких преимуществ. Очень странно, что такое мистическое и путанное письмо подписал уже немолодой и довольно грамотный член КПСС Ключников. И еще более странно его упрямство, его нежелание разобраться в критических замечаниях товарищей, прислушиваться к ним. Выступающая считает, что Ключников грубо нарушает партийную дисциплину, вступает в противоречие с партийной линией и должен быть строго наказан за это. Но перед голосованием хотелось бы еще раз послушать его.

Роскин А. И. Заявляет, что решение бюро об исключении Ключникова из членов КПСС – это не политический расстрел. Конечно, проступок коммуниста перед партией тяжел и не может оставаться безнаказанным. Но над мерой наказания надо еще подумать спокойно, без горячности, запальчивости, мстительности. Выступающий считает, что Ключников не классовый враг, не антисоветчик, а просто заблудился в попытках поглубже овладеть теоретическим богатством. Тут Ключникова упрекали его, что он часто менял места работы. Да, переходил из одного коллектива в другой в поисках подходящего места. Но у него было и два перевода. Значит, мы не вправе называть его летуном. При характеризации деятельности Ключникова надо принимать во внимание, что он неоднократно поощрялся. В заключении выступающий полагает, что Ключников учтет критику и сделает правильные практические выводы. Перед голосованием мы должны еще раз услышать его отношение к мнению партийного коллектива.

Пермичева В. П. Осуждает попытки инициативной группы поставить «Живую этику» Рериха над марксистской этикой. Затем заявляет, что Ключников погряз в делах этой группы постепенно, что в последнее время перестал выполнять авангардную роль в коллективе. Порой он ведет себя как человек, безразличный к делам издательства. Когда на профсоюзном собрании обсуждался очень важный вопрос, он спал, а потом вообще самовольно ушел с него. Ключникову не может быть места в партии.

Соколов А. И.Замечает, что в выступлениях некоторых товарищей чувствуется горячность. Призывает спокойно и вдумчиво подходить к рассмотрению и оценке поступка Ключникова.

Суворова С. И.Первое – об изучении «Живой этики». Ее не запрещено изучать. Но с какой позиции изучать – вот в чем вопрос. Рерих не был марксистом, его идеи проникнуты идеализмом, который оставил свой след на некоторых картинах. Советские философы интересуются «Живой этикой» для того, чтобы очистить Рериха от рериховщины. Второе – о книгах по «Живой этике». В Академгородке ни в открытых, ни в закрытых фондах их нет. Как пользовались ими участники, пока неясно.

Второе объяснение Ключникова Ю. М. Вначале он сообщает, что в одной из библиотек г. Новосибирска есть шесть книг по «Живой этике» и другие произведения, в том числе Рериха и что именно оттуда он получил их по заказу на временное пользование. Затем возвращается к сути своего поступка. Говорит, что активная и острая критика письма и инициативной группы заставляет задуматься. Но сказать тут сразу «заблуждаемся» невозможно. Это было бы неискренне. Все 20 лет пребывания в партии я думал только о пользе человечества. Чтобы пересмотреть этические взгляды, к которым пришел в своих поисках, нужно время. Рекомендует свои духовные поиски не связывать с положением в редакции общественно-политической литературы. Заявляет, что там никакой буржуазной атмосферы не существует.

Заключительное слово секретаря партбюро Лойко Е. А.В своих выступлениях Русаков, Варенов и некоторые другие коммунисты дали глубокий анализ идеологических заблуждений Ключникова. Излагать доводы нет необходимости. Жаль, что Ключников упрямствует. Я не за то, чтобы «утопить» его. Я давно с ним знаком и мне больно голосовать за решение об исключении из партии, но обстоятельства дела заставляют голосовать. Далее высказывает замечания о беспринципном выступлении Назарянц. В редакции общественно-политической литературы немного коммунистов, но у них нет прочной идейной сплоченности и не дается отпор идеологическим шатаниям. Видимо, это одна из причин отхода Ключникова от марксистско-ленинских этических взглядов.


Результаты первого голосования.

На голосование ставятся два предложения.

В голосовании участвуют 30 членов КПСС. Голоса распределились следующим образом.

Предложение партбюро об исключении из партии:

за – 16

против – 12

воздержалось – 2

Об объявлении строгого выговора с занесением в учетную карточку:

за – 13

против – 16

воздержался – 1

Таким образом, ни одно из предложений не прошло.

Повторный обмен мнениями:

Фалалеев Б. Н.Говорит, что голосовал за строгий выговор и так же будет голосовать. Но все же хотел бы услышать ответ Ключникова: согласен с выводом об отходе от марксистско-ленинской идеологии или нет? Считает, что Ключников не злоумышленник, он честно заблуждается. У него не было никаких партвзысканий. Ставить вопрос об исключении – несправедливо.

Никитин А. И. Ключников не подтвердил на собрании своей верности Программе и Уставу. Я сомневаюсь в его преданности партии. Буду голосовать за исключение.

Бубенков Ю. П. Сегодня кое-кто проявляет к Ключникову непонятную жалость. Ее не должно быть в принципиальных вопросах. Самое проявление жалости есть беспринципность. Я против пребывания Ключникова в рядах КПСС.

Есева Г. А. Ключников не сходит со своих неверных позиций, мы не вправе оставлять его в партии. Раскается – тогда может снова стать коммунистом.

Сницаренко А. А. Кое-кто считает исключение Ключникова казнью чуть ли не в буквальном смысле. Но мы не собираемся казнить его. Он не хочет отступаться от своих грехов и рассчитывает на то, что мы пойдем за ним на поводу. Но Ключников не дождется этого.

Третье объяснение Ключникова Ю. М. Я признаю все марксистско-ленинское учение, Программу и Устав. Свою научную работу продолжу.

Результат второго голосования.

Снова – 2 предложения.

Об исключении из членов КПСС.

Голоса распределились следующим образом:

за – 18

против – 11.

воздержался – 1.

Об объявлении строгого выговора:

за – 11

против – 18

воздержался 1.

После перерыва секретарь партбюро Лойко Е.А. докладывает о заседании бюро. Бюро, рассмотрев сложившуюся ситуацию, считает возможным ограничиться в отношении Ключникова строгим выговором с занесением в учетную карточку. А что касается исключения, то мы всегда можем вернуться к этому вопросу, если т. Ключников не сделает выводы.

За отклонение от требований Программы и Устава КПСС по идеологическим вопросам объявить члену КПСС Ключникову Ю.М. строгий выговор с занесением в учетную карточку.

За это предложение голосовало:

за – 23 чел

против – 3.

воздержалось – 4.

ГАНО. Ф. П-1424. Оп. 1. Д. 26. Л. 10-16

№ 3

Протокол заседания партийного бюро Сибирского отделения издательства «Наука» от 22 февраля 1979 г.

Повестка дня:

О результатах голосования по персональному делу члена КПСС Ключникова на проходящем партийном собрании. Информация т. Лойко Е.А.

Лойко Е. А. Сложилась обстановка такая на собрании, что большинства при голосовании об исключении Ключникова из рядов КПСС, как это решило наше бюро, мы не соберем. Предлагается изменить формулировку решения бюро и объявить т. Ключникову Ю. М. строгий выговор с занесением в учетную карточку за отклонение от требований Программы и Устава КПСС по идеологическим вопросам.

Сницаренко А. А. Я за первое решение бюро. Он ничего не понял.

Есева Г. А. Я тоже за исключение.

Лойко Е. А.Ставлю на голосование. Кто за исключение Ключникова из рядов КПСС? Двое. Сницаренко, Есева. Кто за строгий выговор? Четверо: Лойко, Русаков, Кареева, Ефимова. По большинству голосов проходит второе решение.

ГАНО. Ф. П-1424. Оп. 1. Д. 26. Л. 118

№ 4

Из протокола партийного собрания Сибирского отделения издательства «Наука» от 17 мая 1979 г.

Вопрос: «О постановлении Советского райкома КПСС по персональному делу Ключникова»*

Сницаренко А.А.Зачитала стихотворение Ключникова из стенгазеты, в котором он вновь протаскивает свои идеи.

Предложение: «За допущенные идейные ошибки в стенгазете освободить от обязанностей редактора стенгазеты. Дирекции вернуться к решению партбюро о возможности использования Ключникова Ю.М. в редакции общественно-политической литературы»

Постановление собрания (на закрытой части собрания): «За допущенные идеологические ошибки в стенгазете «Издатель» №5 за 1979 г. члена КПСС Ключникова Ю. М. от обязанностей редактора стенгазеты освободить. Члена КПСС Ключникова Ю. М. предупредить, что если он не прекратит протаскивать в массы своих ошибочных идей и взглядов и не откажется от последних, то будет вновь привлечен к партийной ответственности».

ГАНО. Ф. П-1424. Оп. 1. Д. 26. л. 23–25

--------------------------

* Бюро Советского райкома КПСС утвердило ранее приведенное

постановление партийного собрания о вынесении Ю. М. Ключникову строгого выговора 13 марта 1979 г. (ГАНО. П-269. Оп. 18. Д. 3. Л. 37–44). К сожалению, ознакомиться с данным решения райкома нет возможности, так как в соответствующем архивном деле эти листы «законвертированы».

№ 5

Из протокола заседания партийного бюро Сибирского отделения издательства «Наука» от 7 июня 1979 г.

Повестка дня:

О воспитательной работе в книжной редакции общественно-политической литературы.

Вопросы:

<…> Русаков Р. С.Была ли индивидуальная работа с Ключниковым? <…>

Выступления:

<…> Русаков Р. С.Редакция* сложная. Редакция самая уязвимая и по тематике, и по взаимоотношениям.

Лойко Е. А. Я считаю, что Т.М.** опытный и знающий заведующий редакции. Она находится на месте. Коллектив у нее трудный – много обиженных судьбой мужчин, мнящих о себе, но не добившихся успеха в жизни. Оттого и срывы у них <…>

ГАНО. Ф. П-1424. Оп. 1. Д. 26. Л. 123–125

--------------------------

* Редакция общественно-политической литературы.

** Т. М. Назарянц, зав. названной редакцией.

№ 6

Из протокола закрытого партийного собрания Сибирского отделения издательства «Наука» от 25 октября 1979 г.

Повестка дня:

Письмо ЦК КПСС «Ко всем партийным организациям».

Выступления:

Тряпичников Н. В.То, что пришлось обсуждать Ключникова, серьезный момент в жизни нашей организации. Я слежу за событиями после этого собрания. Почему-то Сибирское отделение АН СССР и общественность стала больше обращаться к Рериху. Приняли знамя Рериха, состоялась научная конференция по наследию художника и вечер Рериха. Они широко оповещались по телевидению и радио. Президент СО АМН выступил с лекцией «Космические аспекты здоровья» на Рериховских чтениях. Я не понимаю такого интереса к Рериху. Мы же его критиковали. Я обращаюсь к представителю райкома Л. Ф. Ковальцу, чтобы нам разъяснили, что принять, что отвергнуть. Я в растерянности, а скоро ведь с Ключникова снимать взыскание.

Бубенков Ю. П.Меня возмутило поведение Лойко на собрании, где обсуждали Ключникова. 15 минут он говорил об исключении, потом на него «надавил райком», и он стал говорить по-другому. Он вел себя не так, как должен вести секретарь. Я буду всегда против деятельности Ключникова и буду себя вести так и на собрании, посвященном снятию с него взыскания…

Ключников Ю. М. По поводу выступления Тряпичникова. Никакими лекциями не привнесешь человеку правильное понимание событий, если человек сам не хочет пропустить их через свое сознание. Тряпичников имел возможность побывать на мероприятиях, посвященных Рериху и сам составить об этом суждение. Да, усилия общественности и правительства по увековечению наследия Рериха расширяются. Косыгин в Индии вел переговоры по институту «Урусвати» в Кулу. Туда сейчас собирается высокая делегация видных ученых (в нее входит и Окладников), планируется расконсервирование Института человека в Кулу. Когда эти вопросы попадают неподготовленному слушателю, начинается недоумение. То, что нас обсуждали, и даже то, что мы были наказаны, неплохо. Хорошо, что наша партия не допускает идейных шатаний. Всегда, когда приходят новые идеи, им нужно время, чтобы завоевать признание. Хорошо, что партийные органы занимаются этим вместе с нами и берут дело в свои руки.

Никаких ошибок я не признавал, и никаких шатаний в своей деятельности не допускал. Были неточные формулировки, расплывчатые позиции, и это получило осуждение. Но еще раз повторяю, моя деятельность продиктована партийными интересами и преследовала интересы нашего общества, нашего народа.

Тряпичников Н. В. (реплика). А я настаиваю на присылке лектора, чтобы внести ясность в то, как мы себя должны вести.

Русаков Р. С. Зря затронул Тряпичников вопрос о Рерихе. Никто не выступал и не выступает против Рериха, мы очень ценим его вклад в русскую и мировую культуру, но мы различаем его деятельность и его идеалистические концепции. Мы критиковали Ключникова не за то, что он «в дружбе» с Рерихом, а за то, что как коммунист брал у него не то, что надо…

ГАНО. Ф. П-1424. Оп. 1. Д. 26. Л. 61–65

№ 7

Из доклада партийного бюро на отчетно-выборном партийном собрании Сибирского отделения издательства

«Наука» от 25 октября 1979 г.

<…> Пожалуй, самым результативным, самым действенным по идейному воспитанию коммунистов стало партийное собрание, посвященное вопросам марксистско-ленинской философии, и хотя оно было вызвано отступлением нашего коммуниста Ю. М. Ключникова от основ этой философии, скатившегося в болото махрового идеализма, собрание это, безусловно, оставило глубокий след в сознании коммунистов. Не могу пока еще судить, как оно отозвалось в сознании самого Ключникова, хотя он и признал ошибочность своих взглядов, и мы его оставили в рядах КПСС, но на других коммунистов это собрание, безусловно, оказало огромное влияние <…>. Для коллектива организовали лекцию доктора филос. наук В. В. Целищева, познакомившего сотрудников издательства с современной марксистско-ленинской оценкой религии и религиозных течений.

<…> Мне кажется, что самостоятельная политическая учеба не подходит ни для Ключникова, ни для Бубенкова. Им предложено в новом учебном году принять участие в работе политических или экономических семинаров…

ГАНО. Ф. П-1424. Оп. 1. Д. 26. Л. 78–85

№ 8

Из протокола открытого партийного собрания Сибирского отделения издательства «Наука» от 21 февраля 1980 г.

Повестка дня:

Итоги 1979 г. и задачи коммунистов по мобилизации коллектива на выполнение задач 1980 г.

Докладчик – Р. С.Русаков.

Выступления:

<…> Ключников Ю. М.Из докладов складывается впечатление, что наша издательская машина двигается достаточно быстро, но везет достаточный груз. Издательство – составная часть государства. Политика государства развивается благополучно, планы выполняются. Если нужно, государство находит резервы и выполняет это дело с размахом. Мы были свидетелями, как издательство оперативно справилось с докладами на совещаниях. Я редактировал один из сборников. В докладах говорилось о вещах вполне выполнимых: новые заводы, машины и т.д.; промышленность и сельское хозяйство.

Один вопрос меня насторожил: бережное отношение к природе, – только одна фраза. Я поговорил с ответственным редактором. Почему нет баланса с вопросами экологии? Есть секция экологии, но эта секция не связана с другими секциями. Несбалансировано наступление на Сибирь. Человек – придаток. У меня конкретные предложения: многие работы нет необходимости печатать тысячными экземплярами, хватит и десяти. Поставим вопрос об уменьшении тиражей. Если собрание поручит, я эти вопросы подготовлю…

ГАНО. Ф. П-1424. Оп. 1. Д. 27. Л. 2

№ 9

Из протокола «кустового партийного собрания партийных организаций СО АН СССР», от 22 мая 1980 г.

Повестка дня:

О работе Советского райкома КПСС по выполнению решений XXVсъезда КПСС и XIIIрайонной партийной конференции (доклад закрытый).

Докладчик – секретарь райкома В. А. Лазовенков.

Выступления:

<…> Ключников Ю. М. Я впервые на таком собрании, а такие собрания нужно практиковать чаще. Скажу о своих впечатлениях. Доклад имеет недостатки, маловат заряд, надо, чтобы он был погорячее, но в целом вопросы затронуты важные. А вот в выступлениях обсуждаются мелкие вопросы: жилье, детсады, ясли. Ведь здесь представлены крупные организации, занимающиеся фундаментальными проблемами. О них и надо говорить. 10 июня в Новосибирске будет совещание по вопросам производительных сил Сибири. Я редактировал второй том (о промышленном развитии). И здесь меня удивило то, что по такой теме тоже не затронуты фундаментальные проблемы. Или, например, в выступлении представителя Института почвоведения я ничего не услышал, в частности, об экологии. По-моему, это более важный вопрос, чем квартирный <…>

ГАНО. Ф. П-1424. Оп. 1. Д. 27. Л. 35

-----------------------------

* В совещании приняли участие представители партийных организаций

институтов горного дела, почвоведения и агрохимии, физико-химических основ переработки минерального сырья, новосибирского отделения Государственного института по проектированию научно-исследовательских институтов и лабораторий АН СССР, ГПНТБ, Сибирского отделения издательства «Наука».

№ 10

Из протокола заседания партийного бюро Сибирского отделения издательства «Наука» от 7 августа 1980 г.

Присутствовали

члены бюро – Лойко Е. А., Русаков Р. С., Есева Г. А., Пермичева В. П., Червова Р. К., Кареева В. М.; приглашенные: Харенко Д. Г. – зам. главного редактора, Ключников Ю. М. – редактор.

Повестка дня:

Заявление т. Ключникова Ю. М. о снятии партийного взыскания.

Слушали:

По первому вопросу – Лойко Е. А.зачитывает заявление т. Ключникова Ю. М. и излагает суть дела: 22 февраля 1979 г. партийное собрание наложило на т. Ключникова Ю. М. партийное взыскание, объявив ему строгий выговор с занесением в учетную карточку «за отклонение от требований Программы и Устава КПСС по идеологическим вопросам». Зачитывает протокол собрания.

Вопросы к ю. М. Ключникову и его ответы:

Лойко Е. А. Признаете ли Вы, что решение партийного собрания было правильным и насколько искренне Ваше заявление?

– Решение собрания считаю правильным. Я многое передумал и пересмотрел за этот год. Мы отказались от какой-либо пропаганды своих взглядов и учения Рериха о «Живой этике», но продолжаем на добровольных началах строить дом-музей им. Рериха на Алтае, который, возможно, когда-то перерастет в крупный культурный центр. Деньги на строительство – 50 тыс. руб. отпустило Алтайское краевое управление культуры. Я хочу сказать, что «Живая этика» в будущем найдет себе признание.

Есева Г. А.Так Вы не отказываетесь от своих взглядов?

– В таком контексте, как они были изложены в нашем письме, отказываюсь. Там много путаного и ошибочного. Но «Живая этика» существует. Сейчас много в печати и по радио появилось различных статей крупных ученых по отдельным ее проблемам.

Русаков Р. С.Как совместить решительный отказ от «прежних взглядов» и сегодняшнее заявление о развитии «учения Рериха»?

– Я уже сказал, что в том виде, как у нас было изложено в письме, я отказываюсь, но «Живая этика» все же существует.

Выступили:

Русаков Р. С.Осудил Ключникова Ю. М. за неискренность и предложил оставить взыскание в силе.

Пермичева В. П. Подметила, что в заявлении Ю. М. Ключникова, в его выступлении на бюро есть противоречия.

Есева Г. А.Заявила, что сам по себе Ключников Ю. М. очень добрый и хороший человек, но в искренность его отказа от прежних взглядов она не верит.

Харенко Д. Г.Сообщила, что за последнее время в печати действительно появилось много статей в защиту идей «Живой этики». Она считает, что Ключников Ю. М. во многом еще заблуждается, но обвинять его в отходе от марксизма-ленинизма преждевременно.

Ключников Ю. М. Еще раз заявляю, что от марксизма-ленинизма мы не отходим; наоборот, труды классиков марксизма-ленинизма нами изучаются глубоко.

Лойко Е. А. Заявил, что считает, что Ключников Ю. М. в основном стоит на позициях марксизма-ленинизма и обвинять его в ревизии этого учения нельзя. Но он слишком путано и неубедительно излагает свои взгляды. Предлагает: рекомендовать партийному собранию от имени бюро снять с тов. Ключникова Ю. М. партийное взыскание.

Русаков Р. С.Я снимаю свое предложение и согласен с предложением секретаря партбюро.

Предложение выносится на голосование.

За снятие взыскания голосовало 4 члена партбюро – Лойко Е. А., Русаков Р. С. , Червова Р. К., Кареева В. М.

Воздержались: Пермичева В. П.

Против снятия партийного взыскания голосовала Есева Г. А.

Постановили: Рекомендовать партийному собранию от имени бюро снять с т. Ключникова Ю. М. партийное взыскание – строгий выговор с занесением в учетную карточку, объявленный ему Советским райкомом КПСС в марте 1979 г.

ГАНО. Ф. П-1424. Оп. 1. 1. Д. 27. Л. 167–169


№ 11

Из протокола заседания бюро Советского райкома КПСС

от 23 сентября 1980 г.

Вопрос: «О снятии партийного взыскания с т. Ключникова Ю. М.»

Ключников Ю. М., 1930 г. рождения, член КПСС с сентября 1959 г., партийный билет № 03620625 (на руках), украинец, служащий, образование высшее, работает редактором книжной редакции общественно-политической литературы Сибирского отделения издательства «Наука».

Первичная партийная организация Сибирского отделения издательства «Наука» решением от 21.08.80 г. * просила райком партии снять с т. Ключникова Ю.М. строгий выговор с занесением в учетную карточку за отступление от принципиальных позиций марксистско-ленинской философии, участие в разработке идеалистических концепций, объявленный Советским райкомом КПСС г. Новосибирска 13 марта 1979 г.

Характеристика дана положительная.

Дело поступило в райком партии 4 сентября, рассмотрено на заседании партийной комиссии при райкоме КПСС 17 сентября 1980 г. в присутствии Ключникова Ю.М.

Партийная комиссия решила поддержать просьбу партийной организации, но на бюро райкома выяснилось, что т. Ключников Ю.М. до конца правильных выводов не сделал, по отдельным вопросам по-прежнему придерживается идеалистических взглядов, противоречащих принципов марксистско-ленинской философии.

В просьбе партийной организации о снятии взыскания с т. Ключникова Ю. М. отказать.

Указать партийной организации Сибирского отделения издательства «Наука» на формальный подход при рассмотрении персонального дела Ключникова Ю. М.

ГАНО. Ф. П-269. Оп. 20. Д. 16. Л. 45

-----------------

* Имеется в виду партийное собрание от 21 августа 1980 г. Его протокол по непонятным причинам отсутствует в материалах фонда П-1424 Государственного архива Новосибирской области.

№ 12

Из протокола открытого партийного собрания Сибирского отделения издательства «Наука» от 25 сентября 1980 г.

Повестка дня:

Доклад партийного бюро «К началу нового учебного года в политсети».

Лойко Е. А.Товарищи! Идейно-политическая, духовно-нравственная зрелость коммуниста проверяется в борьбе с пережитками прошлого, с рецидивами мещанской, мелкобуржуазной идеологии, с другими антиобщественными явлениями. Верность же коммунистическим идеалам доказывается единством слова и дела. организованностью и дисциплиной, добросовестным трудом. И вот с этих позиций давайте еще раз оценим идейно-политическое содержание, так сказать, кредо поведения и труд члена КПСС т. Ключникова Ю. М.

Мы не раз уже о нем говорили. Но в связи с предстоящим новым учебным годом, а главным образом в связи с приближающимся XXVIсъездом КПСС нам следует, как говорится, поставить все точки над «и».

Прямо скажу, этому человеку не пошла впрок ни учеба в государственной системе образования, а он окончил (еще раз напомню) Московский университет и ВПШ при ЦК КПСС, ни учеба в системе политического просвещения. А он учился и не один год.

Суть дела вы знаете. Только на прошлом партийном собрании мы большинством голосов (при трех против) сняли с т. Ключникова Ю. М. партийное взыскание – строгий выговор с занесением за невыполнение Программы и Устава КПСС по идеологическим вопросам. В порядке самокритики скажу – я не мало приложил усилий, чтобы снять с т. Ключникова Ю. М. это взыскание и сумел убедить партийное собрание и партийную комиссию райкома в необходимости этого. Мне казалось, что на партбюро и на собрании он держался довольно скромно, не пускался в защиту чуждой нам идеологии, отделывался лишь небольшими репликами.

Здесь для него была, так сказать, не трибуна. Трибуной же для защиты своих глубоко ошибочных и, я бы сказал, антипартийных взглядов он избрал бюро райкома партии. На бюро он выступил прямо-таки апологетом «Живой этики» и мадам Блаватской (о Рерихе почти не говорилось), назвал это лжеучение марксистским или, точнее, дополняющим и развивающим (не решения партии, не выступления Л. И. Брежнева и других руководителей партии, заметьте) марксизм-ленинизм. На бюро райкома т. Ключников говорил, что Маркс и Ленин в своих трудах нигде не оставили заметок о «Живой этике», и что дескать они на основании этого, сочувственно относились к носителям этого учения. Да, Маркс, Энгельс и Ленин нигде не говорят о «Живой этике» как о философском учении, считая, вероятно, его недостаточно серьезным противником для дела рабочего класса. Но если бы т. Ключников вник бы в работы Маркса и Энгельса, он нашел бы в них немало осуждений и критики в адрес оккультизма, теософии и неортодоксального христианства. из чего, собственно, и состоит «Живая этика».

А теперь я дам справку. Кто же такая Блаватская, которая так «смутила» и «сбила» с пути истинного нашего товарища по работе.

Блаватская Елена Петровна (1831–1891) русская писательница. Путешествовала по Тибету и Индии. Под влиянием индийской философии основала в 1875 г. в Нью-Йорке теософическое общество. Так сказано в Новом энциклопедическом словаре. А теперь пойдем дальше. Что же это за теософия такая, и с чем ее едят?

Теософия (от греческого – бог и мудрость): в широком смысле всякое мистическое учение, претендующее на раскрытие особых «божественных тайн». Мистическая доктрина Е. П. Блаватской и ее последователей (к которым относится Ключников и иже с ним) – эклектическое соединение мистики буддизма и других восточных учений с элементами оккультизма и неортодоксального христианства.

Еще глубже копнем. Оккультизм (от латинского – тайный) – общее наименование несовместимых с научным познанием суеверий о «таинственных свойствах» природы, доступных якобы познанию «избранных». К оккультизму относятся разные формы магии, теософия, итритизм; мистическое увлечение оккультизмом характерно для идеологии отживающих эксплуататорских классов. Неортодоксальное христианство – приспособившееся к новым условиям христианство, меняющее в зависимости от обстоятельств свои формы, но не отказыыающееся от бога.

Где же тут марксизм-ленинизм, позвольте Вас спросить, Юрий Михайлович?! Не зря Вам на бюро райкома задали вопрос: «Назовите точки соприкосновения «Живой этики» и марксизма» и Вы так путано отвечали на него, что дескать «Живая этика» не отрицает революций, что она признает движение – как одну из форм существования материи и т.п. Но ничего не сказали, как «Живая этика» относится к классовой борьбе и диктатуре пролетариата, что является главным в марксизме. Да и что он мог сказать, т. к. бог и марксизм несовместимы.

Бюро райкома КПСС воздержалось от снятия партийного взыскания с т. Ключникова Ю.М. и правильно сделало. Нам нужно было (особенно мне, как секретарю партбюро и коммунисту с 35-летним стажем) более принципиальным в таких вопросах. А для Вас, т. Ключников, точнее перед Вами стоит вопрос: по какому пути Вы пойдете дальше – с нами, начисто отказавшись от всех положений и догматов «живой этики», или же по пути отступничества от теории марксизма-ленинизма, что вольно или невольно приведет Вас в лагерь наших врагов – вначале идейных, а затем и практических. Логика отступничества. И примеров этому в истории можно найти много.

Я поднял вопрос о Ключникове и «Живой этике» не к тому, чтобы мы его сейчас обсуждали. Всему свое время. Но я хотел показать, как бездушная, схоластическая учеба, оторванная от жизни, а т. Ключников много учился, может тут привести к плачевным результатам.

ГАНО. Ф. П-1424. Оп. 1. Д. 27. Л. 73–76

№ 13

Из протокола отчетно-выборного собрания партийной организации Сибирского отделения издательства «Наука» от 23 октября 1980 г.

Из отчетного доклада партийного бюро:

Лойко Е. А.<…> В области идеологической работы у нас допущен серьезный изъян. Это и выпуск недоброкачественных в идейном и научном отношении книг (Посадским и о Д. А. Сабинине). Это и отступление члена КПСС редактора Ключникова Ю. М. от Устава и Программы КПСС по идеологической работе. О последнем хочется сказать особо.

Прошло больше года, как мы приняли решение объявить т. Ключникову Ю. М. партийное взыскание – строгий выговор с занесением в учетную карточку. Думалось, что Ю.М.Ключников продумал свое поведение, отказался от теоретических постулатов мадам Блаватской и иже с ней, пересмотрел свое отношение к «Живой этике». Об этом в какой-то мере свидетельствовало его заявление в партийное бюро о снятии партийного взыскания. И мы его сняли, как вы помните, однако райком партии нас не поддержал и оставил вопрос открытым, т.е. на наше усмотрение – быть или не быть т. Ключникову в партии коммунистов?

Почему же нас не поддержал райком? А потому, что т. Ключников использовал трибуну бюро райкома для активной пропаганды «Живой этики» и защиты Елизаветы Блаватской, назвав «Живую этику» и ее теоретиков чуть ли не продолжателями учения Маркса, Энгельса, Ленина, пытался доказать (весьма сбивчиво и путано), что «Живая этика» ничуть не расходится с марксизмом-ленинизмом, что она признает движение как способ существования материи, что она не против революционных взрывов и перемен и т.п.

Но! Позвольте мне немного отвлечь ваше внимание от отчета партбюро и высказать свои собственные соображения и исследования насчет «Живой этики» и ошибок в идеологических вопросах, допущенных Ю. М. Ключниковым. Это для того, чтобы не выступать мне дважды.

Что такое этика вообще? Этика в самом общем понятии – философская дисциплина, изучающая мораль, нравственность. «Живая этика» – это этика в развитии, в движении, т.е. в развитии и улучшении морали, в нравственном усовершенствовании людей, общества, применительно к условиям современности и на некоторое время вперед. Это, так сказать, одна сторона «Живой этики».

Другая – в преувеличении значения космоса в жизни не только человеческого общества, но и всей природы вообще. И революции, по «Живой этике», это не результат обострения классовых противоречий, не способ перехода от исторически изжившей себя общественно-экономической формации к более прогрессивной, а результат влияния космоса, который обожествляется, и отдельных личностей – махатм-гениев, посланцев неба. Все это перемешивая или подмешивая мистикой буддизма с элементами оккультизма и неортодоксального христианства.

А оккультизм, как я уже говорил на прошлом собрании – это учение, признающее существование скрытых сил в человеке и космосе, доступных лишь для посвященных, прошедших специальную психологическую тренировку и обладающих психической энергией, способной перевернуть мир. Вот вам и «Живая этика», защитником и последователем которой является Ю. М. Ключников. Что же с ней общего с марксизмом-ленинизмом, в котором главное – учение о классовой борьбе и диктатуре пролетариата?

Пропагандисты «Живой этики» (думается, что их не так много, как считает т. Ключников, разве что на Западе) выдают это учение за что-то новое. Они глубоко заблуждаются или сознательно лгут. «Живая этика» – это эклектическое соединение довольно старых учений и воззрений о путях улучшения мира. Что значит эклектическое? Это смешение в одном учении различных воззрений, взглядов, принципов. В свое время Ф. Энгельс обвинял в эклектизме лидера русских народников Петра Лаврова, который пытался создать мировоззрение, в котором бы слились в одно целое идеи утопического социализма, христианства и народничества, не исключая тактики индивидуального террора. Такой вот представляется и «Живая этика». Из чего она состоит? Еще в XIV–XVIвв., в эпоху Возрождения, итальянские натурфилософы высказывались о наличии скрытых связей явлений природы с человеком, рассматривая последнего как микрокосм. В средних веках появилось философское учение, отождествлявшее бога и мировое целое (космос, природа), получившее название гилозоизм. Еще позднее, в 18 веке, в связи с развитием энергетики, появились сторонники так называемого энергетического учения, или энергетизма и т. д. и т. п.

Все в «Живой этике» есть, нет только материализма, как его изложили Маркс, Ленин, Энгельс, т.е. нет исторического и диалектического материализма – основы коммунистического мировоззрения. В своем выступлении на бюро райкома партии т. Ключников сказал, что дескать Маркс, Энгельс, Ленин нигде не говорят о «Живой этике», значит ее не отрицают, и что сторонники «Живой этики» вовсе не выступают против Ленина, наоборот признают его гений и т. д. Да, классики марксизма-ленинизма ничего не говорят о «Живой этике» как о новом философском учении, дополняющем их учение. Но они дают в своих произведениях сокрушительный разгром всем вышеназванным мной теориям и взглядам, из которых и состоит «Живая этика». А что касается Ленина, то для апологетов «Живой этики» он не вождь мирового пролетариата, не продолжатель учения Маркса. а всего лишь махатма, т.е. человек, наделенный сверхъестественными силами, посланный космосом (т.е. богом) на грешную землю, чтобы навести на ней порядок. Впрочем, махатмами они считают всех гениев.

Вот как, товарищи, обстоят дела. В порядке самокритики скажу, что я был за снятие партвзыскания т. Ключникова Ю. М. и на собрании и на парткомиссии, – мне казалось, что за год он продумал, осознал, иначе зачем ему было подавать заявление о снятии взыскания? Но прослушав его выступление на бюро райкома, я понял, что этот человек ничего не пересмотрел, ничему не научился. Поэтому я счел необходимым поставить вопрос о партийной принадлежности т. Ключникова здесь, на отчетно-выборном партийном собрании. Пусть он нам твердо и недвусмысленно скажет, признает ли он Программу и Устав КПСС, а если признает, то почему позволил засорить свой мозг чуждой ленинизму теорией. Думается, что новому составу партийного бюро следует разобраться в поведении т. Ключникова и дать ему правильную оценку. Мы не можем терпимо относиться к каким-либо отклонениям от марксистско-ленинской теории, не можем мириться с людьми, которые пытаются эту теорию подправить, обновить.

Товарищи! Я для того так подробно остановился на деле Ключникова, чтобы вы знали не только суть его ошибочных взглядов, но и сами не запутались в статьях и книгах, в изобилии сейчас появляющихся не только за рубежом, но и у нас на природоведческие темы, в которых иногда (а в капиталистической печати сплошь и рядом) проскальзывает чуждая нам идеология. Читать надо уметь. Уметь анализировать, сравнивать, делать выводы, ни на йоту не отступая от марксизма-ленинизма. А некритическое чтение может далеко завести, как увело оно и Юрия Михайловича в болото идеализма.

Выступления:

Назарянц Т. М.Редакция общественной литературы в докладе прозвучала несколько раз – и как победитель и как редакция, имеющая недостатки. У нас есть коммунист Ключников Ю. М., на которого мы не можем положиться, об этом очень хорошо сказано в докладе. Коммунист со стажем, учился в ВПШ при ЦК КПСС. С него и спрос должен быть больше. Но он позволил себе увлечение чуждой марксизму идеологической теорией. В этом качестве мы не можем назвать его коммунистом. Он мешает работать мне и коллективу редакции. У него, как говорится, 16-часовая рабочая неделя. С утра опоздал, потом читка газет, над рукописью дремлет, в пятницу совсем на работу не приходит. В рукописях, над которыми он работает, много недоделок, которые он отказывается устранять. Даю ему в основном литературоведческие работы, предлагаю посмотреть вышедшие на эту тему книги, но все как-то не получается у него.

Ключников Ю. М. В мой адрес прозвучали в докладе и в выступлении Т. М. Назарянц серьезные упреки. Со мной много работал секретарь партбюро Лойко Е. А. Я ему за это очень благодарен. На бюро райкома я много отвел времени изложению теории Блаватской. Я увлекся и наговорил очень много лишнего. Однако я хочу сказать, что у Блаватской есть очень интересные мысли, например, по вопросу о сионизме. Изучая различные идеологические теории, я исхожу из марксистско-ленинской теории, опираюсь на это учение. Так, например, К.Маркс в «Святом семействе» отмечал, что сионизм это прежде всего выражение интересов буржуазии. Я признаю Устав и Программу КПСС. Живую этику я изучаю с позиций марксизма-ленинизма.

Шпот Л. И., зав. сектором писем обкома КПСС. Вся литература должна быть партийной. Надо строже относиться к содержанию выпускаемой литературы, особенно по экономике и другим общественным наукам. Книга должна служить социалистическому обществу <…>. О Ключникове. Он, видимо, не до конца понял, за что его наказали год назад. Его ошибка – он много путает, забывает о классовой позиции коммунистов, классовых интересах, чьи интересы защищают те «теоретики», чьи теории он изучает и пытается защищать. Мы стоим на классовых позициях и это определяет всю нашу деятельность…

ГАНО. Ф. П-1424. Оп. 1. Д. 27. Л. 80–106

№ 14

Справка

о работе комиссии по заявлению члена КПСС Ю.М. Ключникова о снятии с него партийного взыскания – строгого выговора, вынесенного Советским РК КПСС за отклонение от требований Устава КПСС по идеологическим вопросам*, неранее 23 июля 1981 г.**

Выполняя решение бюро, партийная комиссия в составе: члены КПСС Е. А. Лойко (председатель), К. Д. Павлова, Е. И. Лысая члены) ознакомилась с заявлением тов. Ключникова Ю. М. о снятии с него партвзыскания и предшествующими материалами – протоколом партсобрания от 22 февраля 1979 г., на котором взыскание было наложено, протоколом партсобрания от 21 августа 1980 г., на котором взыскание было снято, протоколом заседания партбюро, на котором данные вопросы обсуждались, решением бюро Советского РК КПСС от 23 сентября 1980 г. об отказе в снятии партвзыскания.

Помимо этого член комиссии К. Д. Павлова познакомилась с имеющимися в Советском райкоме КПСС материалами по персональному делу Ю. М. Ключникова (его письмами, заявлениями, выводами ученых философов).

Член комиссии Е. Л. Лысая проверила производственную деятельность Ю. М. Ключникова и провела беседу с ним.

Председатель комиссии Е. А. Лойко тоже беседовал с тов. Ключниковым и ознакомился с письмом в издательство коммуниста-пенсионера Бобрищева по поводу отрицательного влияния Ключникова на его дочь – С. Бобрищеву, работающую редактором в Сибирском отделении издательства «Наука».

Комиссия пришла к выводу, что Ю. М. Ключников не сделал для себя должных выводов из обсуждения его ошибочных теоретических взглядов и поведения ни на партсобраниях и бюро парторганизации издательства, ни из решения бюро Советского райкома КПСС. Он по-прежнему отстаивает точку зрения, что книги «Живой этики» (нелегальная литература) являются как бы дальнейшим развитием марксизма-ленинизма и что теософские взгляды Елены Блаватской и созерцательные сочинения Н. К. Рериха ему ближе и понятней, чем марксистско-ленинская литература. Огульно он обвиняет в невежестве, в непонимании природы вещей, в догматизме всех, кто ему возражает.

Стремясь как-то подвести базу под свои воззрения, Ю. М. Ключников ссылается на факты нарушений экономического равновесия в современном мире, которые сообщаются в печати.

Исходя из всего сказанного, комиссия считает возможным не снимать в настоящее время партвзыскания с т. Ключникова и дать ему время на обдумывание своего поведения.

Председатель комиссии Е. А. Лойко

ГАНО. Ф. П-1424. Оп. 1. Д. 28. Л. 31–32

----------------

* Заявление Ю.М.Ключникова о снятии с него выговора поступило в партбюро 9 июня 1981 г. См.: ГАНО. Ф. П-1424. Оп. 1. Д. 27. Л. 45.

** Определено по дате заседания партийного бюро, на котором обсуждалось названное заявление.

№ 15

Протокол заседания партийного бюро Сибирского отделения издательства «Наука» от 23 июля 1981 г.

Присутствовали: Промашкова Н. Ф., Русаков Р. С., Павлова К. Д., Назарянц Т. М., Ефимова Р. П., Ваджева В. Н., Червова Р. К., Лысая Е. Д., Базюк М. В.

Повестка дня:

Заявление Ключникова Ю. М. о снятии взыскания.

Зачитывается заявление Ключникова Ю.М

Вопрос Русакова Р. С. (Ключникову). Как сформулировано ваше партвзыскание?

Зачитывают формулировку партвзыскания.

Русаков Р. С. Что Вы называете терминологическими неточностями?

Ключников Ю. М. Например, о значении явления солнечного луча на человека, на его разум. Все психические процессы зависят от солнца.

Русаков Р. С.Еще примеры.

Ключников Ю. М. Не только неточности, но и кое-какие непонятные вещи. Сейчас я бы написал записку четче.

Русаков Р. С.Почему отрицаете, что стоите на идеалистических позициях?

Ключников Ю. М. Книги «Живой этики» появились после смерти Ленина. Нигде нет определения «Живой этики».

Лойко Е. А. Что побудило написать заявление в райком?

Ключников Ю. М.Хотел разъяснить кое-какие путаницы, неточные места.

Павлова К. Д. В чем была ошибка?

Ключников Ю. М.Во втором письме хотел объяснить значение психической энергии. И другие неточности. Были же проведены опыты.

Назарянц Т. М.Кто проводил опыты?

Ключников Ю. М. Читали лекции Казначеев и другие, в газетах писали. Психическую энергию я проверял на себе. Эти вещи вполне реальны и материальны. Их можно поставить на службу человечеству.

Павлова К. Д.Вы согласны с решением райкома и с выговором?

Ключников Ю. М. Ошибок много было допущено все-таки терминологически, они и вывели меня идеалистом. Но я не идеалист, мои идеи материальны.

Русаков Р. С. Придерживаетесь ли вы спасительных идей, которые выведут человечество из тупика?

Ключников Ю. М.Все решает труд, а не болтовня, борьба (и классовая) и личные усилия человека.

Русаков Р. С. Была речь о психической энергии. Это и есть спасительная идея?

Ключников Ю. М.Психическая энергия есть у всех, она – высший вид энергии, она материальна.

Назарянц Т. М. Где Вы изучали психическую энергию?

Ключников Ю. М.В книгах «Живой этики».

Русаков Р. С.Что изменилось в Вас за два года?

Ключников Ю. М. Я внимательно перечитывал Ленина, Маркса, Энгельса, сравнивал их с тем, что написано в «Живой этике». В «Общине» дается оценка Ленина, его психической энергии. Я пытался привлечь внимание парторганизации к книгам «Живой этики», т.к. там скрыты громадные возможности.

Лысая Е. Л.Почему райком не снял выговора год назад?

Ключников Ю. М. На бюро присутствовал Целищев. Он выступил с критикой Блаватской. Я его одернул, а он одернул меня.

Лойко Е. А. Не ответили на вопрос райкома, где соприкасается «Живая этика» с марксизмом?

Ключников Ю. М. Да, не ответил.

Русаков Р. С. У Ю. М. и серьезное, и второстепенное всегда вместе, и идеализм, и материализм. Зачем Ю. М. в заявлении говорит о йогах, народной медицине, тибетской медицине? Это всем известно.

Ключников Ю. М. Медикаментозная интоксикация сейчас сильная. Потому и стоит вопрос о народной медицине. Академик Федосеев выступал по этому вопросу в «Правде». Я стою на этих позициях.

Лойко Е. А.В ВПШ Вы слушали курс «Живой этики?»

Ключников Ю. М. Не надо ставить вопрос в какие-то рамки. Материальное первично всегда.

Промашкова Н. Ф. Почему считаете, что не понимают Вас?

Ключников Ю. М.Экспериментально должно быть подтверждено!

Павлова К. Д. Вы сомневаетесь в марксизме?

Ключников Ю. М. Нет, так не считаю.

Базюк М. В. Заявления Ю. М. подтверждают, что он остался тем же и на тех же позициях.

Промашкова Н. Ф. Что изменилось у Вас в мировоззрении?

Ключников Ю. М.Сейчас я бы написал записку не так, а предложил бы проэкспериментировать некоторые идеи «Живой этики».

Назарянц Т. М. Почему Вы обращаетесь в партийные органы со своими экспериментами?

Базюк М. В. Чем мотивировано Ваше заявление?

Ключников Ю. М.А что мне просить? Я остался на прежних экспериментальных позициях. Я стою целиком на своей позиции. Она – марксистско-ленинская: организация кабинетов народной медицины, вопросы йоги, тибетской медицины.

Русаков Р. С. За это мы Вас не наказываем.

Ключников Ю. М. Считает, что выговор заслуженный.

Павлова К. Д. Почему поднимаете эти вопросы в плане «Живой этики», а не с марксистских позиций?

Лойко Е. А. Комиссия наша заседала дважды. Беседовали с Ключниковым. Конкретно он заявил, что он признал свои ошибки, пережил, проанализировал их. Ничего нового нет из того, что предлагает Ключников. Он стоит на прежней позиции, и выговор снимать преждевременно.

Базюк М. В. Почему оскорбляете Назарянц, говоря, что она может уехать в Израиль?

Лойко Е. Д. На работы Ключникова поступило заявление от акад. Окладникова, проф. Алексеева, Семенова. Столько ни на одного редактора нет. Смотрели верстки и беседовали с Ю. М. Много пометок на стадии верстки. Общения с научным редактором не было. Как можно менять аннотацию после того, как она уже подписана? Редакция общественных наук – горячая точка в издательстве. Надо внимательно подходить к работе. Нельзя допускать такую неточность, неосторожность в работе с авторами.

Русаков Р. С. Предложение Лойко я поддерживаю. Выдержка ему (Ключникову) изменила. Ответы и высказывания Ю.М. убеждают, что снимать выговор нельзя.

Ключников Ю. М. Я не говорю, что не уважаю всех. Я не антисемит, не оскорблял намеренно. Я все-таки коммунист, стою на марксистских позициях.

Лойко Е. А. Ничего не понял Ю. М. Стоит вопрос о его пребывании в партии.

Павлова К. Д.Неуважительно отнесся к нам, к ученым, на бюро – к Целищеву. Он не сказал, что будет рассматривать вопросы с марксистских позиций.

Ключников Ю. М. Все рассматривал с позиций марксизма.

Лойко Е. А. Юрий Михайлович ищет трибуну.

Ключников Ю. М.Написал заявление, что это последнее мое выступление. Больше писать не буду. Ссориться с партией я не буду.

Поступило два предложения: оставить выговор и о дальнейшем пребывании Ключникова Ю. М. в партии.

Единогласно принято второе предложение. Партбюро решает перенести собрание по заявлению Ключникова на сентябрь.

ГАНО. Ф. П-1424. Оп. 1. Д. 27. Л. 26–29


№ 16

Справка

о работе комиссии по персональному делу члена КПСС редактора Ю. М. Ключникова, не ранее 15 сентября 1981 г.*

Комиссия, созданная партбюро в составе Е. А. Лойко (председатель), М. В. Базюк и Е. Л. Лысая – члены 9 сентября 1981 г. (в присутствии секретаря партбюро Н. Ф. Промашковой) провела беседу с Ю.М.Ключниковым по поводу его идеологических взглядов и ошибок, поведения на предыдущем заседании партбюро и причинах выноса его персонального дела на партийное собрание. Тов. Ключников Ю. М. заявил, что он был и остается на марксистско-ленинских позициях, однако от постулатов «Живой этики», идеалистических «учений» Н. К. Рериха и Е. П. Блаватской не отказывается, считает их совместимыми с марксизмом-ленинизмом.

На предложение секретаря партбюро написать объяснительную записку к заседанию партбюро первоначально категорически отказался. И лишь после «уговоров» дал согласие написать такую записку.

На вопросы членов комиссии по различным аспектам подготовки к партийному собранию и его персональному делу т. Ключников Ю. М. отвечал дерзко, не ответив по существу ни на один вопрос.

Членами комиссии было предложено т. Ключникову Ю. М. побеседовать в отдельности с ними или с председателем комиссии, на что т. Ключников Ю. М. ответил, что он никаких претензий не имеет и ему нечего больше сказать.

Однако спустя несколько дней т. Ключников попросил меня побеседовать с ним. Ему был дан совет как написать объяснение в партбюро. Он согласился. Но написал такую объяснительную записку, которая никак не может быть принята партбюро как чистосердечное раскаяние коммуниста, повторив в ней существо своих взглядов.

Я, как председатель комиссии, был ознакомлен также с заявлениями и письмами Ю. М. Ключникова в ЦК партии и в другие партийные органы и пришел к выводу, что либо их писал больной, психически ненормальный человек, либо человек (если он здоров), сознательно ставший на идеалистические позиции и хотя, как нас уверяет т. Ключников Ю. М., что он не ведет никакой пропаганды «Живой этики» и «надомный» семинар в настоящее время не функционирует – это не оправдывает его как коммуниста.

Как стало известно (со слов самого Ключникова), он и его товарищи прочитали ряд лекций о Н. К. Рерихе в музее на Алтае и в клубе «Строитель» в Новосибирске, в которых на первый план выставили идеи «Живой этики». Это ли не пропаганда!

Вывод: т. Ключников ни на йоту не изменил своих взглядов в отношении современных проблем мироздания, по-прежнему остается на идеалистических позициях и тем самым продолжает нарушать Устав и Программу КПСС, более того, как член партии он проявляет вопиющую недисциплинированность, не приняв во внимание предыдущие решения партбюро и партийного собрания по его персональному делу. Увлечение «Живой этикой» и другими произведениями «восточной мудрости» не могло не сказаться отрицательно на производственной деятельности Ю. М. Ключникова, что выразилось в серьезных ошибках при редактировании им книг.

Комиссия считает, что если Ю. М. Ключников не откажется от «Живой этики» и других и других идеалистических взглядов Н. К. Рериха, Е. П. Блаватской и будет продолжать доказывать их совместимость с марксизмом-ленинизмом, то он не может оставаться в рядах КПСС.

Председатель комиссии Е. А. Лойко

ГАНО. Ф. П-1424. Оп. 1. Д. 28. Л. 65–66

-----------------

* Дата определена примерно, исходя из того, что данный документ упоминается на заседании партбюро от 15 сентября 1981 г.

№ 17

Протокол заседания партийного бюро Сибирского отделения издательства «Наука» от 15 сентября 1981 г.

Присутствовали: Н. Ф. Промашкова, Р. С. Русаков, К. Д. Павлова, Т. М. Назарянц, Р. Ф. Ефимов; члены комиссии Е. А. Лойко, Е. Л. Лысая, М. В. Базюк; Ю. М. Ключников.

Повестка дня:

персональное дело Ключникова Ю. М.

Лойко Е. А.(председатель комиссии) зачитывает решение комиссии (прилагается).

Промашкова Н. Ф.зачитывает объяснительную записку Ю. М. Ключникова в Советский райком партии и в партбюро Сибирского отделения издательства «Наука», а также излагает суть приложения и объяснительной записки.

Промашкова Н. Ф. Есть ли у Ключникова добавления к документу?

Ключников Ю. М. Нет.

Лойко Е. А. Считаете ли Вы себя больным?

Ключников Ю. М. Нет.

Базюк М. В. Райком партии не снял с Вас строгий выговор. В чем Вы видите свою вину? Далее, в письме в ЦК Вы пишете, что свою деятельность Вы и Ваши товарищи проводили под руководством партийных и советских органов Алтая и Новосибирска. Кого Вы имели в виду? Кто уполномочивал вас?

Ключников Ю. М. Имел в виду деятельность по строительству музея, о консультации во время составления первого письма в Новосибирский обком об организации Рериховских чтений. По всем вопросам консультировались. Требования парторганизации я выполнил, пропаганду «Живой этики» не вел, а заниматься «Живой этикой» мне никто не запрещал. Изучал я ее с марксистских позиций.

Промашкова Н. Ф. С кем Вы консультировались?

Ключников Ю. М. Назвать имена отказался. Дом-музей Н.К.Рериха строился с ведома Горно-Алтайского обкома КПСС и Усть-Коксинского райкома партии. Во время Рериховских чтений мы проводили концерт и выставку.

Русаков Р. С. Как сочетается с провозглашением себя сторонниками чистоты, многомерности марксистско-ленинской идеологии утверждение о том, что произведения Ленина, Маркса и Энгельса – часть предвидения более высокого порядка?

Ключников Ю. М. Речь идет о Шамбале.

Назарянц Т. М. Судя по вашим запискам, Вы во многом еще не разобрались, много не понимаете до конца, тогда почему же только Вы один из всей вашей группы выходите с предложениями в ЦК? Есть ли кто-либо среди вашей группы, кто больше Вас познал «Живую этику» и кто выступил с предложениями, с публикациями?

Ключников Ю. М. Вернадский, Чижевский, профессор Казначеев, член-корр. Спиркин.

Назарянц Т. М. Откуда и что Вы знаете о Шамбале?

Ключников Ю. М. Из книг о «Живой этике». Сам я там не был, но есть люди, которые там были, и я им верю.

Лойко Е. А. Почему сейчас в СССР не издаются книги по «Живой этике?»

Ключников Ю. М. Я бы их издал.

Лойко Е. А.Чтение книг, изданных в буржуазной Латвии можно расценить как чтение подпольной литературы.

Ключников Ю. М. Нет.

Ефимов Р. Ф. В чем вы видите практическое изучение «Живой этики»?

Ключников Ю. М.В строительстве Дома-музея Рерихов

Русаков Р. С.Ваши письма выдают Вас как человека, запутавшегося в положениях «Живой этики».

Ключников Ю. М.Я не во всем еще разобрался, а в чем разобрался – написал.

Промашкова Н. Ф.Как Вы управляете психической энергией для спасения судеб человечества, о чем Вы пишите в письме в ЦК?

Ключников Ю. М.Мы не считаем себя судьями, пророками, мы люди скромных способностей, заурядные. Только коллективными усилиями можно что-то сделать, и под руководством сильного человека. Необходим Центр по изучению Агни Йоги. Я ничем не владею.

Промашкова Н. Ф. На кого рассчитаны предполагаемые к изданию Ваши труды, какова их природа, кто автор?

Ключников Ю. М. Есть публикации Власова в «Огоньке» о шельмовании тибетской медицины.

Промашкова Н. Ф.Я спрашиваю о Вашем сборнике. И что по-вашему делается в стране не так, что вызывает Ваше возражение?

Ключников Ю. М. Дискотека – сходите сами, тогда почувствуете. Надо провести эксперимент о съеме энергии. Надо проводить посты – половина населения в стране ожирела, а раньше, при постах, люди крепче были. Труды изданы будут там, где их возьмут. Партия разберется. Предварительно пошлем в обком. Авторский коллектив – строители музея Рериха: ученые, инженеры, советские работники.

Ефимов Р. Ф.Кто же лично занимался из специалистов?

Ключников Ю. М.Есть ученые, математики, профессора, открыли точки по изучению земли. Нами интересуются ученые, в частности, комиссия из Академгородка.

Лойко Е. А.Что за комиссия? Кто ее возглавляет?

Ключников Ю. М. Я их не знаю, вместе не работаем.

Лысая Е. Л. Почему Советский райком партии не счел нужным снять выговор?

Ключников Ю. М.Целищев, Суворова выступили против Блаватской. Я возмутился.

Лойко Е. А.Где находится мировое правительство? Кто его видел? Кто с ним знаком?

Ключников Ю. М.Я лишь цитирую книгу «Живой этики».

Промашкова Н. Ф.Вы считаете, что учения марксизма-ленинизма недостаточно, чтобы разобраться в учении о «Живой этике»?

Ключников Ю. М. Я изучал «Живую этику» на основе марксизма-ленинизма.

Ефимов Р. Ф.Вы сами еще не разобрались!

Ключников Ю. М.Не до конца.

Назарянц Т. М.Кто еще из Ваших сторонников пишет в ЦК?

Ключников Ю. М.Подписал письмо в обком в числе других Дмитриев, который занимается «Живой этикой» 25 лет. Защитил диссертацию и опубликовал книгу «На вершинах» Сидоров.

Промашкова Н. Ф.Каковы ваши дальнейшие планы? В чем Вы усматриваете пользу вашей дальнейшей деятельности?

Ключников Ю. М.Мы боремся за создание центра по изучению «Живой этики». Там я буду работать.

Базюк М. В. На это нет официального разрешения?

Ключников Ю. М.Мы обратились с письмом в ЦК. Ждем решения.

Лойко Е. А.В Вашем письме в ЦК все смешано от колбасы до мировых проблем. В ЦК вашим письмом занимаются, письмо передано в райком партии. Письма в высокие инстанции надо писать по конкретным вопросам, а не о том, как вы выбирались в горы.

Ключников Ю. М.В письме изложен весь широкий круг вопросов, поднятых в книгах о «Живой этике», и я веером прошелся по всем этим вопросам.

Назарянц Т. М.Я знаю Ключникова ближе всех, т.к. более пяти лет он работает в редакции. Приняли его хорошо, хотя характеристика с предыдущей работы была скверная. Пытались учить работать, помогали. Отношение к работе было странное. Через некоторое время совсем перестал работать. В основном спал. Решили, что устает дома, т.к. были неприятности с сыном, дочерью, женой. Однако вскоре выяснилось, что все силы отдавались изучению «Живой этики». Начались неприятности с работами. Всякие советы отвергает, замечаниями пренебрегает. Работу над рукописями ограничивает их просмотром.

Лойко Е. А.Создается впечатление, что увлечение Ключникова «Живой этикой» отражается на работе. У Ключникова нечестный прием: он требует, чтобы мы ему поверили на слово. В своих записках и выступлениях он неубедителен, противоречив. У него чересчур легкое отношение к партии, он чувствует себя легко, эдакое состояние эйфории. Смириться с Вашей идеологией я как коммунист не могу.

Русаков Р. С.Главный вопрос в том, в каком качестве выступает «Живая этика» по отношению к марксизму. Ключников считает «Живую этику» теорией более высокого порядка. Заявления Ключникова не соответствуют его делам. В своем письме в ЦК Ключников утонул в словоблудии на 40 страницах. На каждой странице крик: разве вы не видите, слепые? Он требует обратить внимание на его точку зрения. Есть наша точка зрения: законы общественного развития, исторический материализм, марксистское понимание истории. Изучаются все явления, и космические в том числе. Ключников заявляет, что «Живая этика» является навигацией в развитии человечества. Значит, не марксизм-ленинизм, а «Живая этика» определяет пути развития?

Мало объявлять себя марксистом, надо подтверждать себя делами. Чтение «Живой этики» никак не согласуется с учением о классовой борьбе. Ключников глух к критике, считает себя во всем правым, поэтому некритически оценивает и свое увлечение, признает диалектический метод лишь на словах. Чем больше узнаешь о «Живой этике», тем больше убеждаешься в ее идеалистической насыщенности. Лосев прав, когда говорит о возможном переплетении идеалистических и материалистических начал в теории некоторых учений, но в этом случае речь может идти лишь об отсутствии у этого ученого твердого марксистского мировоззрения. У ученого-марксиста такого быть не должно.

В журнале «Коммунист» за 1979 г. опубликованы статья Загладина и Фролова, в которой правильно ставится и правильно решаются проблемы, с которыми Ключников пытался выступать как первооткрыватель. Мы предъявляем к Вам требования прежде всего как к коммунисту. Вы настолько неистовы в пропаганде идей «Живой этики», что возникает вопрос: а нормально ли у вас с психикой?

Ключников в партии 32 года, но как же пренебрежителен он в письме коммунисту-пенсионеру.

Как это согласуется с учением этики? Ключникова явно занесло в сторону от партии. Вы пишите письмо о заносчивых и умничающих интеллигентах, но стоит Вам присмотреться к себе.

Услышал о вашей работе. Издательство – идеологическое учреждение, а он работает в идеологической насквозь редакции. Все изложенное Ключниковым – очевидный отход от марксизма, пропаганда идеалистической точки зрения. Вопрос об использовании Ключникова в качестве редактора издательства «Наука» надо решать.

Базюк М. В.Ключников оказался в опасной идейной трясине. Есть люди оступившиеся, им нужно помогать. Ключников не хочет вырываться, он убежденный человек. Действует он сознательно, не собирается отказываться от своих взглядов, хотя у него было время подумать. Налицо два фронта: 1. Создание фракции, инициативной группы, которая изучает «Живую этику» в отрыве от марксистского учения. Фракционность в нашей партии наказывается. 2. Пропаганда чужих взглядов. В письме Бобрищева изложена концепция Ключникова, хотя он уверяет, что в письме правды лишь 50 процентов, но это немало. Он открыто высказал свои взгляды. Все письма Ключникова – открытая атака, он предлагает организовать для работников ЦК цикл лекций о «Живой этике» – это ли не открытая пропаганда?

Убежден, что Ключников – подготовленный человек, но это не прилагается к делу. В последний год на него поступило несколько жалоб – по работе Семенова и по работе Аранчина, в одном случае авторы отказались от услуг Ключникова.

Об отношении к работе Ключникова говорилось и на собрании в 1979 г. Эти ошибки Юрия Михайловича вызывают вопрос: не мешают ли работе в издательстве взгляды Ключникова? Он убежденный человек, а убеждения диктуют ошибки. В работе допустил много небрежности, с авторами высокомерен, наклеивает ярлыки. Нет гарантии, что и впредь не будет подобных ошибок. Ему нельзя доверять серьезную работу.

Лысая Е. Л.На комиссии шел разговор, который вскрывает несамокритичность Ключникова. Он считает, что его травят, наказывают несправедливо, предъявляют субъективные требования. Ключников не умеет критически оценивать свою работу, не делает выводов. Настораживает отход Ключникова от позиций классовой борьбы. Самосовершенствование – это хорошо, но без позиций классовой борьбы – чистейший идеализм. Очевидно неумение оценивать ситуацию, несамокритичность в оценке своих взглядов. В письмах Ключникова мало логики, даже желания понять, разобраться исчезает при чтении писем, полных сумбура.

Ключников Ю. М.Записки писал не членам партийного бюро. Думал, что будут приняты меры. Нет речи о навязывании своей веры. Излагал не свои мысли, а то, как я понял. Если плохо понял, то другой разговор. Я не умничал, не изображал, а когда философы начинают говорить о книгах, не читая их, тогда я и назвал их «умничающими интеллигентами». Целищева и Блаватскую даже сравнивать нельзя.

Учение о «Живой этике» нигде не раскритиковано. Публикации Парнова – грубая фальсификация. «Живую этику» никто не разбирал. Я изучаю «Живую этику» с позиций максизма-ленинизма. Больше записок не будет.

Относительно Бобрищевой. Она спросила о Рерихе, о его идеях. Дал ей книгу «Зажигайте сердца», биографию Рериха в серии ЖЗЛ. Заинтересовалась лирикой, поговорили о йоге. Она поделилась с отцом, он не поддержал ее, заинтересовался мною, пригласили домой. Говорили о многом, но все, о чем я говорил, было в пределах публикаций. Он не разобрался, написал письмо о работе в издательстве. До записки работал нормально, а потом стал негодным редактором. Относятся ко мне предвзято. Со стороны зав. редакцией допущена подтасовка. В душе я коммунист.

Лойко Е. А.Считаете ли учение «Живой этики» идеализмом?

Ключников Ю. М.Нет.

Лойко Е. А.Ключников ничего нет понял. Ему не место в партии. Или пусть уходит добровольно, или будем исключать. Два года вразумляли. Его не устраивают мнения докторов наук. Мы работаем на ответственных участках, имеем научный багаж. Можем разобраться. Предлагаю исключать из партии.

Промашкова Н. Ф.Все замечания Ключникова не убеждают ни в чем. Он ничего не может объяснить по существу. За 2,5 года ничего в мировоззрении Ключникова не изменилось: то же навязывание своих идей. Ученые Сибирского отделения в своей Записке все убедительно разъяснили.

Русаков Р. С.Можете ли Вы отказаться от учения «Живой этики»?

Ключников Ю. М.Это все равно, что заставлять человека отказаться от медицины, когда он всю жизнь занимался ею.

Решение партийного бюро:

1. Исключить Ю. М. Ключникова из рядов КПСС за отступление от принципиальных позиций марксистско-ленинской философии, участие в разработке идеалистической концепции.

2. Партбюро выражает недоверие Ю. М. Ключникову как редактору Сибирского отделения издательства «Наука».

ГАНО. Ф. П-1424. Оп. 1. Д. 28. Л. 44–48

№ 18

Протокол партийного собрания Сибирского отделения издательства «Наука» от 24 сентября 1981 г.

Состоит на учете членов КПСС – 31 чел.

Присутствовало членов КПСС – 26 человек

Повестка дня:

Персональное дело коммуниста Ключникова Ю. М.

Слушали:

Секретаря партбюро тов. Промашкову Н. Ф.Согласно предложения партийного собрания от 17 сентября 1981 г. было заслушано объяснение Ю. М. Ключникова на заседании партийного бюро 22 сентября 1981 г. о нарушении им партийной дисциплины. Надо сказать, что Юрий Михайлович никакого объяснения и не хотел давать и вообще не видит в своем поступке нарушения. Его больше волнуют вопросы: «Разобрались ли члены бюро во всем, правильное ли приняли решение, не оконфузились ли мы, коммунисты?» Обещал сам все объяснить на партийном собрании.

Ключников Ю. М., 1930 г. рождения, член КПСС с сентября 1959 г., украинец, служащий, образование высшее, работает редактором книжной редакции общественно-политической литературы Сибирского отделения издательства «Наука». Имеет партийное взыскание: строгий выговор с занесением в учетную карточку за отступление от принципиальных позиций марксистско-ленинской философии, участие в разработке идеалистических концепций, объявленный Советским райкомом КПСС г. Новосибирска 13 марта 1979 г.

Первичная партийная организация Сибирского отделения издательства «Наука» решением от 21 августа 1980 г. просила Советский райком партии снять с Ключникова это взыскание. Партийная комиссия решила поддержать просьбу партийной организации, но на бюро райкома партии 23 сентября 1980 г. выяснилось, что Ключников Ю. М. до конца правильных выводов для себя не сделал, по отдельным вопросам по-прежнему придерживается идеалистических взглядов, противоречащих принципам марксистско-ленинской философии. В просьбе партийной организации о снятии партийного взыскания с т. Ключникова Ю. М. было отказано и указано на формальный подход при рассмотрении персонального дела Ключникова.

После этого решения прошло много времени. 9 июня 1981 г. в партийное бюро Сибирского отделения издательства «Наука» поступило заявление Ю. М. Ключникова с просьбой рассмотреть вопрос о снятии с него партийного взыскания. В заявлении нет раскаяния, нет признания ошибок, есть утверждение, что его ошибки скорее терминологического, редакционного характера. «Неточности, содержащиеся в записке с предложением создать в Сибири научно-культурный центр Н. К. Рериха, написанной вместе с группой товарищей, дали основание обвинять его в идеалистических заблуждениях. Но коль скоро они были допущены, – пишет автор заявления, – выговор был принят как должное». Далее Ключников утверждает, что в последнее время в печати появилось немало публикаций, содержащих те же идеи и предложения, которые содержались в «Записке».

Хочу напомнить коммунистам о заключении ученых-философов – Москаленко, Фофанова, Целищева: «Теоретические позиции “Записки“ характерны отсутствием марксистской оценки современного этапа в развитии человеческого общества, попыткой подменить марксистско-ленинский анализ путей разрешения социальных проблем некоей универсальной системой “Живой этики“ и резким отступлением от общепринятых образцов научного исследования и научной практики.

В качестве теоретического базиса выдвигается положение о первичности психической энергии как субстанции, материальным проявлением которой является реальный мир. Важная роль отводится идее сверхъестественной силы, выступающей под именем “космоса“ и способной нарушать естественный ход событий в материальном мире. Таким образом, изложенная в “Записке“ концепция представляется не столько философской, сколько религиозной. Религиозность подобного рода значительно усугубляется тесной связью с мистическими идеями, заимствованными у реакционной спиритуалистски XIXвека Е. Блаватской, а также из идеалистических учений индийской философии. Предложения об издании трудов Блаватской влечет за собой предложение о пропаганде реакционных и враждебных марксизму-ленинизму идей.

Обращение к системе “Живой этики“ мотивируется резко преувеличенной оценкой культурного вклада Н. К. Рериха. Не может быть однозначной оценки его наследия, поскольку при огромном вкладе в живопись и этнографию Н. К. Рериху свойственно увлечение идеализмом, мистикой.

Прикрываясь именем Н. К. Рериха, они предлагают проведение исследований в целом комплексе наук, основываясь на идеалистической и реакционной доктрине, состоящей из теософских и других мистических концепций. Пропаганда и попытка развития этих чуждых марксизму-ленинизму идей в любой форме неприемлемы».

В настоящее время нет никаких оснований для пересмотра такой оценки.

Вернемся к заявлению Ю. М. Ключникова, в котором он далее обращается с предложениями к членам партбюро: дать подборку литературы, где поднимаются вопросы, имеющие отношение к обсуждаемому делу; дать возможность не только отвечать на вопросы, но и задавать и получать на них ответы; пригласить на заседание партбюро А. Т. Москаленко, В. П. Фофанова или других ученых-философов, так как обсуждаемые вопросы носят главным образом философский характер.

Заявление Ключникова обсуждалось на заседании партийного бюро 23 июля 1981 г. (в связи с болезнью членов бюро, отпусками проведение несколько раз переносилось). Члены партийного бюро и комиссии : Лойко Е. А. (председатель), Павлова К. Д., Лысая Е. Л. – пришли к выводу, что Ю. М.Ключников за столь продолжительное время не сделал для себя нужных выводов, идейные воззрения остались теми же. Ответы на вопросы, беседы с членами комиссии, высказывания при обсуждении (выдержка, свойственная ему, изменила на сей раз), само заявление убедило в том, что снимать выговор преждевременно. «Живая этика» и марксизм-ленинизм несовместимы.

В снятии партийного взыскания было отказано. Более того, учитывая, что т. Ключников Ю. М. за время, данное ему для обдумывания своего отношения к марксистско-ленинской идеологии, не изменил своих взглядов в отношении теории «Живой этики», а также философских положений Н. К. Рериха и Е. Блаватской и фактически стоит на позициях деизма, единогласно было принято решение рассмотреть на очередном заседании партийного бюро вопрос о дальнейшем пребывании Ю. М. Ключникова в рядах КПСС. Комиссия, осталась в том же составе (в связи с отпуском вместо Павловой К. Д. членом комиссии утвержден М. В. Базюк)

После тщательного ознакомления с имеющимися документами (заявлением Ю. М. Ключникова, письмом В. С. Бобрищева, письмом первому секретарю Советского райкома КПСС И. А. Лаврову – копия в приемную Генерального секретаря ЦК КПСС т. Л. И. Брежнева, объяснительной запиской Ю. М. Ключникова в адрес бюро Советского райкома КПСС и партийного бюро Сибирского отделения издательства «Наука») партийное бюро рассмотрело 15 сентября 1981 г. вопрос о дальнейшем пребывании Ю. М. Ключникова в рядах КПСС.

Сегодня на обсуждение и утверждение коммунистов выносится решение этого партбюро:

1. Исключить Ю. М. Ключникова из рядов КПСС за отступление от принципиальных позиций марксистско-ленинской философии, участие в разработке идеалистических концепций.

2. Партбюро выразить недоверие Ю. М. Ключникову как идеологическому работнику – редактору Сибирского отделения издательства «Наука».

Решение партийного бюро, по утверждению Ю. М. Ключникова, неправильно. Он призывал нас, членов партбюро, комиссии решить этот вопрос честно и справедливо. Более того, ставить так остро вопрос – это «мракобесие бюро». Но как показали беседы членов комиссии, обсуждение бюро, Ю. М. Ключников на словах стоит на позициях марксизма-ленинизма, в действительности настойчиво защищает учение «Живой этики» – видит в этом спасение судеб человечества и всей своей дальнейшей деятельностью по изучению Агни-Йоги и практической работой в этой области окажет громадную пользу родине, партии и государству.

Трудно передать содержание его заявления, объяснительной записки, приложения к этой записки, где даны выписки из книг учения «Живой этики» (о психической энергии, о роли сердца и овладении психической энергией, о понятии «Шамбала»). Можно только отметить, что на каждой странице крик: разве вы не видите? Просит обратить внимание на его точку зрения, разделить с ним его взгляды. Все написанное Ю. М. Ключниковым – очевидный отход от марксизма, пропаганда идеалистической точки зрения на развитие общества. Он очень убежденный человек, не собирается отказываться от своих взглядов – они для него вся жизнь во имя спасения судеб человечества. Позвольте зачитать заявление и объяснительную записку Ю. М. Ключникова, которая прилагается.

Вопрос т. Промашковой Н. Ф. Рассмотрело ли партбюро вопрос об исключении Ю. М. Ключникова из партии 15 сентября 1981 г.

ОТВЕТ. Да, рассмотрело.

Вопрос т. Ключникову. Дайте объяснение по поводу Вашего отсутствия на партийном собрании 17 сентября, где стоял вопрос о разборе Вашего персонального дела.

Вопрос Лойко Е. А. Выполнили ли Вы, Юрий Михайлович, решение партийного бюро, касающееся Вашего отношения к теории «Живой этики»?

Ответ Ключникова Ю. М.Прошу мне не диктовать, как мне выступать и отвечать. По поводу отсутствия на закрытом собрании я предупредил секретаря партбюбро за 4 часа до его начала, что плохо себя чувствую, не готов к нему и присутствовать на нем не могу. Прошу меня извинить. Чтобы ответить на второй вопрос, прошу разрешить задать присутствующим вопрос. Это не возбраняется. Кто из присутствующих знаком с публикациями в открытой печати о «Живой этике»? Кто, где и когда оценил «Живую этику» как идеалистическое учение?

Вопрос Лойко Е. А.Вы не ответили на мой вопрос. Повторю его: как выполнили Вы решение партийного бюро, осуждающее теорию «Живой этики» как идеалистическую?

Фалалеев Б. Н. Я возмущен поведением Ю. М. Ключникова. Все ясно и без его комментариев. Почему Вы диктуете нам свое мнение?

Есева Г. А.Почему Вы, Юрий Михайлович, диктуете собранию, как вести здесь себя коммунистам?

Ключников Ю. М.Разрешите мне зачитать мое выступление (прилагается).


Вопросы к ю. М. Ключникову и его ответы:

Фалалеев Б. Н.Какое ваше отношение к оценке теории «Живой этики» философами из институтов СО АН СССР?

– Они не читали материалы о «Живой этике».

Базюк М. В.Ключников сам не разбирается в вопросах «Живой этики». Как же Вы, Юрий Михайлович, собираетесь читать лекции работникам ЦК КПСС о «Живой этике»?

– Даже Н. К. Рерих не разобрался до конца в этом учении. В идеологической части учения о «Живой этике» допущены ошибки. Я могу говорить только о практической деятельности в свете учения о «Живой этике».

Павлова К. Д.Ключников говорит, что пропаганда теории «Живой этики» он не ведет, а письма в различные институты пишет. Как это расценить?

– Нигде я публично не выступал, а писал в партийные органы. Это не возбраняется.

Павлова К. Д.Вы, Юрий Михайлович, предлагаете изучать теорию «Живой этики». Где есть публикации по этому вопросу?

– Публикаций по «Живой этике» нет.

Лысая Е. Л.В своем выступлении Вы ссылались на писателя Солоухина. О какой книге Солоухина идет речь? Приведенная Вами цитата – это слова героя книги или самого автора?

– Это высказывание самого Солоухина в его публикациях «Камушки на ладонях».

Фалалеев Б. Н.От какой опасности Вы хотите спасти наше общество?

– Я не собираюсь никого и ничего спасать, но есть программа сохранения экологической системы.

Сницаренко А. А.А кто-нибудь еще занимается вопросами сохранения экологической системы, кроме сторонников теории «Живой этики»?

– Занимаются, но очень мало.

Лойко Е. А. В каких трудах В. И. Ленина отмечается учение о «Живой этике»?

– Ни в каких!

Беседина В. А. Произведения о теории «Живой этики» не печатаются. Откуда Ю. М. о них так подробно знает и пытается нам рассказать? Сам он об этом учении досконально не знает и подробно в нем не разобрался. Вы, Ю. М., запутались сами и нас пытаетесь путать. Если бы в этом учении было что-то ценное, то классики марксизма-ленинизма не преминули бы упомянуть о нем в своих трудах. Почему Вы не пропагандируете классиков марксизма-ленинизма? Об охране природы, окружающей нас среды писали и пишут в нашей печати.

– Член ЦК БКП т. Живкова (дочь Тодора Живкова) в издании «Огонька» выпустила книжку, в которой тоже говорится о «Живой этике», т.е. о красоте окружающей природы, о ее охране.

Выступления:

Павлова К. Д.Юрий Михайлович обвиняет нас в том, что мы к нему не честно подошли. На протяжении нескольких лет мы к нему подходили снисходительно. А честен ли он сам? Судите сами. О том, что не может присутствовать на партийном собрании (прошлом – закрытом) предупредил не за 4 часа, а за 2 часа. Он почему-то пытается подразделять коммунистов нашей партийной организации на коммунистов и членов партбюро. Взгляды его за 2 года не изменились. Он все время требует трибуны для своих выступлений. Нам не стоит касаться подробностей самой теории «Живой этики». Это не наша задача, а нужно обратить внимание на отношение т. Ключникова к нам, коммунистам. Он обвиняет нас в беспринципности при решении вопроса о его пребывании в партии.

Лойко Е. А.На протяжении более двух лет занимаемся делом Ключникова, он же пичкает нас своими идеями, идеями «Живой этики». Мы не читали книг о «Живой этике». Они нам не нужны, они по своей сути идеалистичны, там все трактуется от бога (зачитывает из «Энциклопедического словаря» материалы о Блаватской, теософии). Группа философов из институтов СО АН СССР дала объективную, марксистскую оценку взглядам Ключникова, но как ученые, так и мы для него не авторитет.

Произведения о «Живой этике» нелегальные, в нашей стране они не издаются. Ключников очень вольно обращается с советскими поэтами и писателями. Они не говорят о «Живой этике», а пишут об охране экологической системы на материалистической основе. И болгарская коммунистка Живкова не говорит о «Живой этике», а пишет о значении Н. К. Рериха-художника. Мы ценим Н. К. Рериха как художника. Но не все можем принять из его творчества. Он очень мистичен, его картины насыщены мистицизмом. Они не всегда понятны. Его творчество не идет ни в какое сравнение с творчеством художников-реалистов. Почему такой ему почет. Почему в честь Рериха строится в Алтайском крае центр? А почему не в честь Чехова в Колывани? Он ведь был в этих краях?

К. Маркс и Ф. Энгельс, по всей видимости, знали о Блаватской, т. к. при их жизни она опубликовала свои «произведения». Но о ней они ничего и нигде не писали, а дали оценку теософии в целом.

Поведение Ключникова вызывающе. По его мнению, надо всех переизбрать, т. к. никто его не понимает. Он не смог в райкоме ответить на вопрос о соприкосновении «Живой этики» с марксизмом-ленинизмом. У нас есть одна наука – марксистская. Ее надо изучать, претворять в жизнь. О сохранении окружающей среды говорим, пишем и делаем на практике очень много. Считаю, что Ключников не осознал своих заблуждений, у него убежденность идеалистическая, отказываться от нее он не собирается. Поддерживаю решение партбюро.

Есева Г. А.Юрий Михайлович в своем выступлении правильно сказал, что он никогда не скрывал своих убеждений. И Ваши убеждения, Ю.М., были понятны для членов партбюро еще два года назад. Вам нужно не обвинять партбюро в невежестве и мракобесии за то, что на первом собрании (2 года назад) исключение из партии Вам заменили строгим выговором, а быть благодарным за чуткое и внимательное отношение, за снисходительность, с которой относились к Вам в течение этих двух лет.

На мой взгляд, коммунисты поступили мудро, оставив Ключникова в рядах партии. Два года показали, что ничего не изменилось, и сегодня мы со спокойной совестью можем принять единственно правильное решение об исключении его из рядов КПСС.

Ваши слова т. Ключников, что Вы – коммунист и всегда им будете независимо от решения собрания, не вяжутся с Вашими делами. Достаточно посмотреть на Ваше отношение к служебным обязанностям. Вы утверждаете, что стоите на коммунистической позиции, а трудиться не хотите, манкируете работой. Почему? Может быть учение «Живой этики» запрещает работать? Вы не оправдываете звания коммуниста. Поддерживаю решение партбюро.

Назарянц Т. М.(В отпуске, письмо-выступление зачитывает Н. Ф. Промашкова). В связи с тем, что я уезжаю в отпуск и персональное дело Ю. М. Ключникова будет рассматриваться в мое отсутствие, считаю своим долгом изложить свою точку зрения на рассматриваемый вопрос письменно.

В течение более пяти лет Ю. М. Ключников работает редактором в книжной редакции хорошо, хотя характеристика ему была дана директором Новосибирской кинохроники А. Мамонтовой резко отрицательная (беседа состоялась между мною и Мамонтовой вскоре после приема Ю. М. в издательство). Первое время Ключников проявлял к работе определенный интерес, обращался с вопросами. Я ему помогала во всем, кроме того одну из первых работ – монографию Д. К. Константиновского – контрольно редактировала Д. Г. Харенко. Через некоторое время (года через 1,5–2) Ю. М. заметно сник. На работе в основном дремал, рукописи просматривал бегло, корректуры практически не читал. На мои замечания, попытки активизировать его работу реагировал деликатным равнодушием. Начали поступать первые жалобы авторов (Бойко, Шишкин). Мне было известно, что в этот период у Ю. М. возникло несколько сложностей дома (исключение сына из Томского университета, вынужденный брак дочери, болезнь жены). Кроме того, Ю. М. говорил мне, что в его планы не входит надолго задерживаться в издательстве, т.к. эта работа его не устраивает. По-человечески я ему сочувствовала, помогала в работе, хотя неоднократно упрекала его в недобросовестном отношении к делу. Думала, что временные трудности пройдут и Ю. М. сможет начать трудиться в полную силу. Предполагала, что он тратит время и силы на дополнительный заработок для семьи.

Известие о письме в Новосибирский обком партии, из которого выяснилось, что Ю. М. с группой единомышленников в течение определенного времени занимался изучением «Живой этики», явилось полной неожиданностью для всех сотрудников редакции. Кстати, письмо писалось и выверялось после перепечатки в редакции, но и на сей раз я полагала, что это связано с дополнительным заработком. Незадолго до этого Ю. М. перезванивался с Соломиным, с которым они готовили сценарий для фильма.

Ключников иногда заговаривал в редакции о том, что он с интересом читает книги по восточной философии, иногда пытался излагать некоторые ситуации, рассказывая о Рерихе, Ганди, но все это воспринималось сотрудниками редакции и мною как проявление чисто интеллектуального интереса. Поэтому и на партийном собрании я голосовала за строгий выговор, а не за исключение, уверенная, что захваченный интересом, он увлекается, разобраться не успел, попал под влияние увлеченных людей (об умении быть убедительным его «шефа» Дмитриева я была наслышана и раньше). Да и на собрании он говорил, что многое ему еще не ясно, что он непременно во всем разберется. Я верила в то, что он, окончивший Московскую ВПШ при ЦК КПСС, непременно разберется и сделает правильные выводы. Теперь я с сожаление должна констатировать, что этого не произошло: Ю. М. не только не разобрался, а стал ярым сторонником пропаганды «Живой этики», считает ее высшей ступенью человеческого разума.

Естественно, узнав, что Ю. М. тратит свои силы отнюдь не на заработки для семьи, я стала требовательнее относиться к нему. А он совсем перестал работать. Иногда рабочий день его составлял не более 4–5 часов. С большим трудом удалось лишить его «библиотечного дня», который он использовал совсем не для того, чтобы делать работу, за которую он получает зарплату (я это утверждаю, т. к. не было случая, чтобы Ю.М. за библиотечный день делал хотя бы одну страницу). Я старалась, с одной стороны, давать ему менее ответственные работы, с другой, – контролировать все его работы. Но как же он сопротивлялся! Сколько раз я его предупреждала, чтобы он самым внимательным образом отнесся к политическим оценкам некоторых мест в монографии об Ойунском.Он ничего не желал делать.

Начались серьезные жалобы авторов. Авторы жаловались на хамское, пренебрежительное отношение и полное нежелание редактора работать. Я беседовала с Ю. М., говорила с авторами, но уже начались письменные жалобы в главную редакцию. Отношение Ю. М. к делу видят все сотрудники редакции. Молодые редакторы задают мне вопросы, когда я, наконец, перестану за него работать и обращу на них внимание. А мне, действительно, неудобно за него: седой человек, старше всех в редакции, коммунист, имеющий высшее партийное образование, и не только не служит для всех примером, а напротив, дезорганизует работу, нервирует всех. Он может заявить: «Я завтра не буду на работе, мне надо в библиотеку». На мой вопрос, чем он собирается заниматься в библиотеке, он заявляет, что я слишком много беру на себя.

Последующие поступки Ю. М., в частности, неявка на партсобрание, всем показали, что он ни с кем и ни с чем не желает считаться. Он зарвался.

Относительно Бобрищевой Юрий Михайлович заявляет, что Бобрищев ничего не понял, исказил его разговор. Но ведь мы прекрасно узнали Ю. М. в этом письме, сразу узнали. Он пытается юлить, чтобы избежать вполне законного упрека в вербовке молодой женщины в свою секту.

Во всей истории с Ю.М. меня можно упрекнуть только в одном – в долготерпении. После письма в обком КПСС я стала пресекать какие-либо выступления Ю. М. относительно «Живой этики» и других вопросов. И не только потому, что не желала поддерживать разговоры на подобную тему, но и потому, что была очевидна поверхностность знаний Ю. М. Он не мог ответить ни на один из уточняющих вопросов. Уходил в сторону, а часто переводил разговор на свою любимую тему секса. Он был неинтересен.

Мое отношение к Ю. М. Ключникову сложилось вполне однозначно: человек средних способностей, не реализованных претензий. Ему не мало было дано. Нигде на работе он не смог проявить себя так, как желал, а может быть, не умел работать. Его уволили из радиокомитета, из кинохроники, где он занимал должности старших редакторов, он не стал и редактором научной литературы.

Сейчас он пытается утвердить себя в качестве пропагандиста «Живой этики», даже предлагает себя в качестве лектора по проблемам «Живой этики» для членов ЦК КПСС и в то же время заявляет (в том числе на партбюро), что он еще во многом не разобрался, не все постиг.

Что это? Он не настолько глуп, чтобы не понимать (если он действительно не болен), что его никто всерьез не воспринимает, не собирается приглашать его в ЦК для чтения лекций о «Живой этике».

Может быть, он что-то своей грудью прикрывает? Но что, кого? Неужели только себя? Или он хочет любым способом обратить на себя внимание? Или за этим стоит что-нибудь более серьезное?

Предлагать заменить марксизм-ленинизм «Живой этикой», предлагать искать пути в Шамбалу сейчас, когда пущена в серийное производство нейтронная бомба, когда наше правительство предпринимает огромные усилия по предотвращению Третьей мировой войны, когда империализм идет на все, чтобы разрушить мир социализма (Польша), значит играть на руку империалистической идеологии.

Я в этом убеждена, и поэтому мое решение определенно. Ключников давно перестал быть коммунистом, ему не место в Коммунистической партии, что бы он ни говорил, кем бы он себя не считал.

Русаков Р.С.Юрий Михайлович нагнал на нас страху вопросами и сомнениями. Это хорошо, что такая у него напористость, а на что он напирает? Утверждает, что члены партийного бюро зашли в тупик и своими, видимо, вопросами хочет нас вывести из тупика. 2,5 года он буквально издевается над нами, пишет во все инстанции, вплоть до ЦК КПСС, отнимает время. Своими письмами он разоблачает себя как идеалиста, рериховца. По его представлениям, марксистскую теорию надо отбросить и за основу брать психическую энергию. Ему наши аргументы не нужны, ему страшны наши убеждения, а стремится он к тому, чтобы мы прониклись его идеями. Он считает, что только у него есть правильные взгляды, а мы действуем по указке. Решение нашего партийного бюро правильное.

Базюк М. В.Я согласен с товарищами, что Ключников убежден в идеалистической теории «Живой этики». Разубедить его в ошибочности его взглядов невозможно. Сегодня можно сказать, что у нас появилась фракция, которая автоматически исключает себя из партии. Марксизм-ленинизм тоже пропагандирует нравственные начала. Откровенности и честности со стороны Ключникова нет. Он требовал, чтобы перед ним извинились, а на партбюро он сам всех оскорблял. Он утверждает, что всегда хорошо работал, а это совсем не так (например, в радиокомитете, в телестудии). Он подготовлен теоретически, но его опыт, задатки идут в другую сторону, не на пользу дела. А мог бы хорошо работать. Письмо-выступление т. Назарянц подтверждает, что он работник ненадежный, допускает небрежности, на него поступают жалобы от авторов. Они отказываются с ним работать. Жалобы на его недобросовестную работу поступили и от зав. редакцией. Он лишен премии за срыв работы с рукописью Ю. Л. Аранчина. По его вине книга не выйдет и в этом году. Никакого гонения на него не было, а сам он относился к работе безответственно, доверия к нему нет. Поддерживаю решение партбюро.

Сницаренко Л. А.Каждый пункт Устава КПСС говорит, что Ключников нарушает его. В Уставе сказано, что нерушимы закон жизни КПСС – идейное и организационное единство ее рядов, высокая сознательная дисциплина всех коммунистов, недопустима фракционность и групповщина в партии. Партия освобождается от лиц, нарушающих Программу и Устав КПСС, компрометирующих звание коммуниста. Руководство издательства не выполнило решения партийного собрания о возможности использования Ключникова Ю.М. в общественно-политической редакции. Он должен сказать спасибо, что его держат там и что он пользовался всеми благами, которые дает ему наше государство. Он пренебрежительно относится к коммунистам-пенсионерам, учиняет экзамен, обвиняет в незнании учения о «Живой этике». Считаю, что партийное бюро, в том составе, в каком оно есть, было компетентно решать вопрос о пребывании Ключникова в рядах КПСС. Присоединяюсь к решению партийного бюро.

Ключников Ю. М. Выступающие бросили мне обвинение в неуважении к коммунистам-пенсионерам. Я говорю о пенсионерах, которые потеряли чувство нового. Я не выразил недоверия к коммунистам, я сказал о законности решения партбюро. Из кинохроники я ушел сам, не захотел работать с новым руководством. Я не считаю, что плохо работаю. Одна моя книга удостоена премии Ленинского комсомола. О моей работе много сказано неправды. О книге Аранчина: автор хотел забрать рукопись после беседы с Т. М. Назарянц, заявив, что ее правка рукописи – это глумление над автором и рукописью.

Павлова К. Д.Скажите, Ю.М., каковы Ваши предложения по Вашему персональному делу?

Ключников Ю. М.Почему нарушаете процедуру, т.е. не голосуете мое предложение первым?

Сницаренко А. А.Читает решение партбюро, т.к. оно поступило первым в информации секретаря.

Ключников Ю. М.Заявил, что он не будет присутствовать при процедуре, если не будет первым зачитано его предложение по персональному делу. Он заявил, что уходит с партийного собрания и партийное собрание может принимать решение в его отсутствие.

Ключников Ю. М. демонстративно покидает собрание без разрешения.

Сницаренко А. А.Есть первое предложение – решение партбюро об исключении Ключникова из рядов КПСС за отступление от принципиальных позиций марксистко-ленинской философии, за участие в разработке идеалистических концепций и за активную их пропаганду.

Партийное собрание постановило:

1. Утвердить решение партийного бюро об исключении Ключникова Ю. М. из рядов КПСС (голосовали: за исключение 24 человека, против нет, воздержался 1 человек – Бубенков Ю. П.).

2. Поручить администрации издательства (Русаков Р. С.) рассмотреть вопрос о целесообразности использования Ю. М. Ключникова в качестве редактора в течение в течение трех месяцев (предложение А. И. Роскина).

ГАНО. Ф. П-1424. Оп. 1. Д. 28. Л. 44–61

№ 19

Партийно-производственная характеристика на редактора книжной редакции общественно-политической литературы Сибирского отделения издательства «Наука» т. Ключникова Ю. М.

Рождения 1949 г., украинец, член КПСС с 1959 г., образование высшее (окончил Томский гос.университет и ВПШ при ЦК КПСС), член Союза журналистов СССР.

Тов. Ключников был принят на работу в Сибирское отделение издательства «Наука» в мае 1976 г. редактором из Западносибирской студии кинохроники. В начальный период работы в должности редактора Ключников Ю.М. отредактировал и подготовил в свет ряд книг. В 1978 г. ему руководством отделения была объявлена благодарность.

Позднее Ключников Ю. М. стал небрежно относиться к работе. Ему неоднократно высказывались замечания по качеству редактирования книг, работы с корректором, по фактам нарушения им трудовой дисциплины. В 1979–1981 гг. Ключников Ю. М. допустил при редактировании ряда рукописей серьезные ошибки, за что критиковался на партийном собрании, лишался материального поощрения.

Принимал участие в общественной жизни коллектива. Дважды избирался редактором стенной газеты «Издатель». Работал неровно. Постепенно газета стала выходить нерегулярно. Рекомендации партбюро по улучшению ее содержания не выполнялись.

В 1979 г. Ключникову Ю. М. был объявлен строгий выговор с занесением в учетную карточку за отступление от Программы и Устава КПСС по идеологическим вопросам. После этого решением партбюро он был отстранен от руководства стенной газетой. Однако как коммунисту ему был поручен другой ответственный участок работы – он был избран членом группы народного контроля. Данные ему поручения выполнял.

После поручения партийного взыскания Ю. М. Ключников стал активнее участвовать в работе политсеминара. Однако допускал пропуски и опоздания на занятия.

Первый разбор заявления Ю. М. Ключникова о снятии с него партийного взыскания выявил, что он окончательно отступил от принципов марксистско-ленинской философии, участвует в разработке идеалистической концепций «Живой этики», активно их пропагандирует. При рассмотрении персонального дела Ю. М. Ключникова на партбюро и собрании он вел себя грубо, допускал оскорбления товарищей по партии. На первое партийное собрание по рассмотрению его персонального дела не явился, а со второго собрания демонстративно ушел перед голосованием, предоставив право решать его судьбу без личного присутствия.

Большинством голосов (при одном воздержавшемся) Ю. М. Ключников исключен из партии за отступление от принципиальных позиций марксистско-ленинской философии, участие в разработке идеалистических концепций и активную их пропаганду.

Характеристика дана для представления в Советский райком КПСС. Утверждена на партийном собрании 28 октября 1981 г.

Директор СО изд-ва «Наука» Р. С. Русаков

Секретарь парторганизации Н. Ф. Промашкова

Председатель местного комитета Р. П. Ефимов

ГАНО. Ф. П-1424. Оп. 1. Д. 28. Л. 63–64

№ 20

Из отчетного доклада партбюро на отчетно-выборном партийном собрании Сибирского отделения издательства «Наука» от 28 октября 1981 г.

<…> А теперь немного об ошибках, допущенных в идеологической работе. Это и выпуск недоработанных в идейном отношении книг (назывались уже). Это и отступление члена партии редактора Ключникова Ю. М. от Устава и Программы КПСС по идеологическим вопросам. На состоявшемся 24 сентября 1981 г. закрытом партийном собрании принято единогласно при одном воздержавшемся решение об исключении его из рядов КПСС. Сейчас партбюро готовит документы для рассмотрения на партийной комиссии, а затем на бюро Советского райкома партии. Хочется верить, что решение нашего собрания будет утверждено. Перечитывая все материалы по персональному делу, еще раз убеждаешься, что нами принято правильное решение. В нравственной практике советских людей вызывают определенное уважение те, кто совершая промах, ошибку, не обвиняют в ошибках кого-то, а честно признают и искупают свои ошибки. «Однако ни на йоту не изменил своих убеждений», – утверждал Ю. М. Ключников год назад, не изменил он их и за этот год – утверждаем мы. Он только на словах стоит на позициях марксизма-ленинизма, но настойчиво защищает учение «Живой этики» – видит в этом спасение судеб человечества. Для нас, коммунистов, единственно верным учением является марксистско-ленинская теория, дающая возможность осветить перспективу нашего движения вперед светом научного предвидения. Соблюдение только простой справедливости в узких рамках «не делай другому зла», которое проповедует Ю. М. Ключников, неприемлемо с точки зрения марксизма-ленинизма, говорится в Программе КПСС…

ГАНО. Ф. П-1424. Оп. 1. Д. 28. Л. 99–100

№ 21

Из протокола заседания бюро Советского райкома КПСС от 1 декабря 1981 г.

Персональное дело т. Ключникова Ю. М.

Ключников Юрий Михайлович, рождения 1930 г., член КПСС с сентября 1959 г. (партийный билет на руках), украинец, служащий, образование высшее, окончил Томский государственный университет в 1954 г., Высшую партийную школу в Москве при ЦК КПСС в 1966 г., состоял в ВЛКСМ с 1950 по 1958 г., работает редактором книжной редакции общественно-политической литературы Сибирского отделения издательства «Наука». Имеет строгий выговор с занесением в учетную карточку за отступление от принципиальных позиций марксистско-ленинской философии, участие в разработке идеалистических концепций, объявленный Советским райкомом КПСС г. Новосибирска 13 марта 1979 г.

Первичная партийная организация Сибирского отделения издательства «Наука» решением от 24 сентября 1981 г. исключила Ключникова Ю. М. из членов КПСС за отступление от принципиальных позиций марксистско-ленинской философии, участие в разработке идеалистических концепций, их активную пропаганду.

Существо дела

9 июня 1981 г. в партийное бюро поступило заявление т. Ключникова Ю. М. с просьбой рассмотреть вопрос о снятии с него партийного взыскания. Заявление Ключникова Ю. М. обсуждалось на заседании партийного бюро 23 июля 1981 г. В связи с тем, что Ключников Ю. М. не сделал для себя должных выводов, его идейные воззрения остались такими же, в снятии партийного взыскания ему было отказано. Более того, было предложено рассмотреть вопрос на общем собрании о пребывании Ключникова Ю. М. в рядах КПСС, учитывая, что Ключников Ю. М. за время с марта 1979 г., данное ему для обдумывания своего отношения к марксистко-ленинской идеологии, не изменил своих взглядов в отношении теории «Живой этики», а также философских положений Н. К. Рериха, Е. Блаватской, по-прежнему придерживается идеалистических взглядов, противоречащих принципам марксистско-ленинской философии. Увлечение «Живой этикой» и другими произведениями «восточной мудрости» не могло не сказаться отрицательно на производственной деятельности Ключникова Ю. М. За последнее время т. Ключников Ю. М. стал пренебрежительно относиться к работе. Ему неоднократно высказывались замечания по поводу редактирования книг, работы с корректурой, по фактам нарушения им трудовой дисциплины. В 1979–1981 гг. допустил при редактировании ряда рукописей серьезные ошибки, за что критиковался на партийных собраниях, лишался материального поощрения.

При рассмотрении персонального дела на бюро и партийном собрании т. Ключников Ю. М. вел себя нетактично, грубил и допускал оскорбления в адрес коммунистов. На первое собрание он не явился, а со второго собрания демонстративно ушел перед голосованием без разрешения.

Партийное собрание решило исключить т. Ключникова Ю. М. из членов КПСС .

Дело поступило в райком партии 2 ноября, рассмотрено на заседании партийной комиссии при райкоме КПСС 25 ноября 1981 г. в присутствии т. Ключникова Ю. М. Партийная комиссия поддерживает решение партийной организации.

Решение:

Утвердить решение первичной партийной организации Сибирского отделения издательства «Наука» от 24 сентября 1981 г., исключить т. Ключникова Ю. М. из членов КПСС за отступление от принципиальных позиций марксистско-ленинской философии, нетактичное поведение на бюро райкома КПСС.

Предложить директору Сибирского отделения издательства «Наука» т. Русакову Р. С. рассмотреть вопрос о целесообразности использования Ю. М. Ключникова в качестве редактора книжной редакции общественно-политической литературы.

ГАНО. Ф. П-269. Оп. 22. Д. 10. Л. 33–35

№ 22

Из протокола заседания Новосибирского горкома КПСС

от 11 января 1982 г.

Апелляция Ключникова Ю. М. на постановление бюро Советского райкома КПСС от 1.12.81. об исключении его из партии.

Докладывает Тясто, Ключников присутствует.

Ключников Ю.М., 1930 г.рождения, состоял членом КПСС с сентября 1959 г. по декабрь 1981 г., украинец, служащий, образование высшее, окончил Томский государственный университет в 1954 г., ВПШ при ЦК КПСС в 1966 г., состоял в ВЛКСМ с 1950 по 1958 г. В момент привлечения к партийной ответственности работал редактором общественно-политической литературы Сибирского отделения издательства «Наука». В настоящее время не работает. Имеет строгий выговор с занесением в учетную карточку за отступление от принципиальных позиций марксистско-ленинской философии, разработку идеалистических концепций, объявленный Советским райкомом КПСС г. Новосибирска 13 марта 1979 г.

Первичная партийная организация Сибирского отделения издательства «Наука» 24 сентября 1981 г., бюро Советского райкома КПСС 1 декабря 1981 г. своими решениями исключили Ключникова Ю. М. из членов КПСС за отступление от принципиальных позиций марксистско-ленинской философии, нетактичное поведение на бюро райкома КПСС.

Бюро райкома КПСС предложило директору издательства «Наука» рассмотреть вопрос о целесообразности использования Ключникова Ю. М. в качестве редактора общественно-политической литературы.

Ключников подал апелляцию в горком КПСС 15 декабря 1981 г., дело поступило 16 декабря 1981 г., рассмотрено на заседании партийной комиссии при горкоме КПСС 7 января 1982 г. в присутствии Ключникова Ю. М.

Существо дела: 9 июня 1981 г. Ключников обратился в партбюро с заявлением о снятии с него партийного взыскания. 23 июля 1981 г. партийное бюро издательства «Наука», обсудив его, пришло к выводу, что Ключников не сделал для себя правильного вывода из объявленного ему партийного взыскания и отказало ему в просьбе. Более того, поставило на партийном собрании вопрос о пребывании Ключникова в рядах КПСС, мотивируя это тем, что у Ключникова с марта 1979 г. было достаточно времени для обдумывания своего отношения к марксистско-ленинской идеологии, но он не изменил своих взглядов в отношении «учения живой этики», теософии Е. Блаватской, идеалистических, мистических взглядов Н. К. Рериха, противоречащих принципам марксистско-ленинской философии. Скрытое увлечение «восточными мудростями» отрицательно сказалось на отношении Ключникова к труду и общественной работе.

В период рассмотрения персонального дела Ключников вел себя нетактично, вызывающе, перед голосованием ушел с партийного собрания 24 сентября 1981 г., на вопрос члена бюро Советского райкома КПСС, доктора наук, ныне члена-корреспондента Академии наук СССР т. Накорякова ответил оскорблением, назвал его «научным мракобесом»».

Принимая во внимание заявление т. Ключникова Ю. М. на бюро горкома об осуждении своего неправильного поведения и заверения, что он твердо стоит на марксистско-ленинских позициях, а также учитывая его обещание впредь трудиться добросовестно и активно выполнять партийные обязанности, во изменение постановления бюро Советского райкома КПСС от 1 декабря 1981 г. восстановить Ключникова Ю.М. членом КПСС с сентября 1959 г., указав ему на неправильное, нетактичное поведение в партийной организации и на бюро райкома КПСС.

Поручить Советскому райкому КПСС оформить выдачу тов. Ключникову Ю. М. партийного билета.

ГАНО. Ф. П-22. Оп. 40. Д. 10. Л. 15–17

Приложения

№ 1

Из воспоминаний ю. М. Ключникова

<…> В бытность мою в рядах КПСС, а я состоял в ней до самого последнего времени, (когда иные из тех, кто обвинял меня в религиозном отступничестве и исключал из нее в 1979 г., через двенадцать лет сами сдавали или жгли партийные билеты), – так вот с 1979 по 1981 год я пытался убедить партийных функционеров, что КПСС не выживет, если не сумеет опереться на осмеянные ею религиозно-духовные начала в человеке. Но не был услышан…

<…> Вопросы философии интересовали меня давно. Я учился в Москве (это были 60-е годы), в одном привилегированном учебном заведении *, где была великолепная библиотека, Два года моей учебы я потратил, главным образом, на изучение западноевропейской философии <…>. Позднее <…> вышел на Агни Йогу. Это были уже 70-е годы. Агни Йога настолько меня ошеломила, покорила, что, как всякий прозелит, я стал размахивать этими книгами и восклицать: «Боже мой, есть ответ на все вопросы о смысле жизни! Почему люди не берут их на вооружение!» В это время я и мои единомышленники стали строить музей Н. К. Рериха на Алтае, в селе, в котором проходила месячная стоянка Трансгималайской экспедиции Рерихов. Одновременно со строительством мы предложили Сибирскому отделению Академии наук программу для работы будущего музея как научной единицы, занимающейся вопросами философии, этики, морали, проблемами тонких энергий и многим другим. Реакция была совершенно неожиданной – нас стали обвинять в религиозном идеализме. Поскольку я был выпускником отделения журналистики Высшей партийной школы, мне это не могло «сойти с рук». Два с половиной года меня терзали: исключали из партии, восстанавливали, требовали покаяния, отказа от своих взглядов. Я не покаялся. Всего прошел через 70 (!) собраний. В общем пришлось худо, но эта негативная сторона жизни оказалась и полезной, поскольку сдавленный со всех сторон, я имел только одну возможность – идти по тому верному направлению, которое избрал. И эта прочистка способствовала более быстрому духовному созреванию. Меня уволили с работы. Лет пять я

работал грузчиком на хлебозаводе…

Ключников Ю. Белый остров. М., 2000. С. 595, 385–387 **

------------------------------------------

* Имеется в виду Высшая партийная школа при ЦК КПСС.

** Данное издание представляет наиболее фундаментальную книгу Ю. М. Ключникова, где опубликованы его стихи, интевью и публицистика.


№ 2

Из публицистики Ю. М. Ключникова

Из статьи «Шолохов, Солженицын, Сталин» (2005)

<…> В 1975, как было сказано, я не сумел по достоинству оценить феномен Солженицына, рассматривал <…> сочинения Александра Исаевича, как недостойную большого человека месть сталинскому бульдозеру, прокатившемуся по его личной судьбе. У меня самого спустя два года начались нелады с КПСС, но основа была другой. С группой своих друзей я попытался подпереть качавшуюся уже тогда марксистскую идеологию некоторыми религиозными идеями Востока. Понятное дело, к существующему тогда марксизму этит идеи имели весьма отдаленное отношение. Ничего у нас не вышло, больше того, мы были серьезно наказаны за свою инициативу. Но это был, так сказать «домашний спор», не ставивший под сомнение незыблимость самой коммунистической идеи. Поэтому внутренне я не принимал явный антикоммунизм Солженицына…

Ключников Ю. Лики. Кн. 2. Письма из Гималаев. Новосибирск, 2005. С. 74

Из Открытого письма Патриарху Русской Православной Церкви Алексию II. (1997)

Ваше Святейшество Патриарх Алексий!

С этим письмом к Вам обращается человек, которого церковь называет еретиком, поскольку я являюсь приверженцем Учения Живой Этики, или Агни Йоги. При этом приверженцем многолетним (27 лет), прошедшим в свое время через исключение из рядов КПСС за духовно-религиозные убеждения, через увольнение по этой причине с работы редактора, через пять лет работы грузчиком – больше никуда не брали. Говорю об этом не ради похвальбы или бравады, но потому, что «закоренелый» и мало надежды, что «покаюсь», «воцерковлюсь».

Вместе с тем глубоко почитаю Православие и Христа. Последний раз меня исключали из партии (а эту процедуру пришлось пройти дважды – в 1979 и 1981 гг.) не за идеи Живой Этики, но именно за Иисуса Христа. На бюро РК КПСС секретарь перед голосованием по моему персональному делу сказал такие слова: «Во Вы просите оставить Вас в партии (я действительно просил об этом) и говорите, что идеи живой этики не противоречат нашему Уставу. Допустим это так. У классиков марксизма-ленинизма ничего не говорится о философии Рерихов, не успели сказать. Но вот христинству Маркс и Энгельс оценку дали недвусмысленную. Ответьте, как Вы относитесь к Иисусу Христу?

Вопрос был задан , что говорится в лоб, не допускал многоречия и уклончивости. И я ответил: «Если бы кто-нибудь из руководителей страны хотя на один процент походили на Христа, страна не пребывала бы в таком жалком состоянии».

Вердикт был единогласный – исключить!

А в 1996 г. встретил одного из тех, кто исключал меня. Он снова на «коне», окрестился и журил меня за «неправославность»…

Между прочим, приняв идеи Агни Йоги в 1977 г., я не отрекся от партии, в которой состоял с 1959 г., искренне желал ей помочь уцелеть <…>. Много раз убеждался. Что дело не в партиях или религиях, дело в людях, в их высоте или низости. Мне приходилось встречать замечательных людей среди партийных, особенно в низовом и среднем звене. Точно также видел ничтожных чиновников, именно чиновников, среди служителей церкви…

<…> Когда меня за веру в Бога исключали из партии, моим главным желанием было помочь товарищам по партии переосмыслить свое отношение к духовным исканиям человечества. Я не был противником партии, как не являюсь противником РПЦ…

Ключников Ю. М. Лики… С. 134–135, 143

№ 3

Мемуарные свидетельства ю. М. Ключникова

<…>Память возвращает меня на пять лет назд, в 1982 год. Новосибирский Академгородок. Бюро Советского райкома КПСС. Секретарь райкома зачитывает характеристику на меня, чье персональное дело разбирают члены бюро. В характеристике говорится о том, что редактор академического издательства «Наука» Ключников Ю. М. увлекся идеалистической философией Е. П. Блаватской и Н. К. Рериха, отступил от принципиальных основ Устава и Программы КПСС, что партийные органы в течение двух с половиной лет терпеливо воспитывали коммуниста Ключникова, давали ему время одуматься, но он продолжает упорствовать в своих заблуждениях. Поэтому вновь возникает вопрос об его несоответствии с пребыванием в партии.

Член бюро, ректор университета, академик Накоряков задает вопрос секретарю:

– Что говорят ученые о взглядах Блаватской?

– Вот справка, подписанная восемью докторами наук, где Блаватская характеризуется как международная авантюристка и шарлатанка, а философские взгляды ее – типичное мракобесие.

Накоряков обращается ко мне:

– Как Вы, работник идеологического фронта, могли увлечься мракобесием?

Я отвечаю:

– А Вы читали труды Блаватской?

– Не читал и не собираюсь этого делать.

– Тогда, наверное, вопрос о мракобесии нужно переадресовать Вам?

Накоряков почему-то улыбается. Глава районной милиции, полковник (фамилии не помню), наоборот, пристально и серьезно глядит на меня. Но секретарь райкома не намерен переводить разговор ни в плоскость шутки, ни в милицейскую плоскость. (Позднее, читая протоколы бюро, я обнаружил, что «Ключников обвинил академика в мракобесии»). Он спокойно задает мне следующий вопрос:

– Вы считаете, что не отошли от марксизма-ленинизма, так?

– Так.

– Продолжаете стоять на материалистических позициях?

– Да.

– И не оступали от принципиальных позиций партии?

– Не отступал.

– Оставим Ваших теософских кумиров в покое. Маркс и Энгельс не дали оценки Блаватской – видимо не сочли нужным, а Рериху не успели, потому что жил позже. Но вот Иисусу Христу и христианству классики оценку дали четкую. Как Вы относитесь к человеку по имени Иисус Христос.

Секретарь впился в меня взглядом. Наступил момент истины. Дальнейшие теоретические споры потеряли всякий смысл. Я гляжу в лицо секретарю, говорю:

– Если бы наши партиные лидеры хотя бы чуточку походили на человека по имени Иисус Христос, страна не оказалась бы в таком жалком положении, как сегодня…

Секретарь удовлетворенно хмыкнул, подвел итог затянувшемуся на два года персональному делу.

– Итак, мы видим – человек ничего не понял. Предлагаю исключить Ключникова Ю. М. из рядов КПСС…

Ключников Ю. М. Лики… С. 148–150

 

№ 4

Из статьи о философской прозе Ю.М. Ключникова

<…> Филолог по образованию, как и многие интеллектуалы 60-х, он рано занялся, что называется, богоискательством. Увлекался религиями Востока, философским наследием Рериха, изучал христианство, религиозных мыслителей Запада. В итоге за эти увлечения уже в конце 70-х, был исключен из партии. В течение трех лет отца прорабатывали на нескольких десятках партсобраний (дело дошло даже до Политбюро!), требуя покаяния и так и не получив его. Лишенный работать по специальности как журналист и редактор, он 6 лет проработал грузчиком на хлебозаводе <…>

Ключников С. Ю. * Веселое пророчество // Ключников Ю.М. Поэт и Фея: эзотерическая сказка о странствиях души в видимых, а также невидимых мирах. М.,2004. С. 17–18

---------------------------

Автор статьи сын Ю. М.Ключникова, в настоящее время – известный психолог, работы которого часто публикует журнал «Наука и религия».

№ 5

Из предисловия к книге Ю. М. Ключникова

«…В чем-то он, конечно же, продукт эпохи сталинизма, из тех, что не бросили партбилет на какой-нибудь условный стол, когда пошла такая мода, хотя имели на это больше оснований, чем многие из бросивших, обласканных Советами не только материально.

Корнями – да, сын именно коммунистической России, с ее

коммунистическими, т. е. общинными ценностями <…>. Живет в Сибири, а родился почти семьдесят лет назад на Украине, в Лебедине, в рабочей семье, где мать – верующая, православная, а отец – коммунист-стахановец.

Судьба его многое в творчестве объясняет. Закончил филологическое отделение Томского университета, учительствовал, работал журналистом, учился в Высшей партийной школе в Москве, работал гидом-переводчиком с французского, редактором кинохроники, выпускал восточную литературу в новосибирском издательстве “Наука“…

Это одна половина жизни. А затем – резкая граница, перелом. Он идет грузчиком на хлебозавод. Тот период, когда, чтобы прокормить семью, приходилось за смену (а смены были ночные) перебрасывать десятки тонн хлебных лотков с конвейера в хлеборазвозку, а если собригадники в запое, что, понятное дело, происходит с определенной регулярностью, то множь цифру вдвое-втрое, так вот, этот период сам поэт благословляет, ибо истинную духовную, да и физическую закалку, получил именно тогда. А началась “мистерия“ чуть раньше, когда после долгих и столь мучительных для русского интеллигента поисков истины обрел, наконец, незакатную звезду веры. Вера была, как и всяуая подлинная вера, абсолютно идеалистической, но ему показалась столь практической, что вместе с группой единомышленников он подал в Новосибирский обком КПСС письмо с предложением обновить омертвелую марксистско-ленинскую философию идеями рериховского учения Живой Этики, дабы предохранить ее тем самым от естественного умирания. Кто же знал, что через несколько лет это и так неизбежно произойдет? Тогда, в начале 80-х, идеологические устои казались незыблемыми, а сам он – опасным мракобесом, место которому в лучшем случае в психиатрической лечебнице. После нескольких десятков жутких идеологических проработок, продолжавшихся на протяжении трех лет, угроза палаты № 6 отпала, да и из партии все же не исключили, ограничившись тем, что гуманно перекрыли кислород, выжив с редакторской работы и лишив возможности трудиться по специальности. Важно отметить, что это произошло после безуспешных попыток новосибирских и всесоюзных партийных властей заставить его отречься от своих убеждений и покаяться. Но он ни от чего не отрекся, ни в чем не покаялся, и власти раздраженно махнули на отступника рукой. Однако Ключников не пошел по легкому пути обиженного диссидента, ибо слишком любил Россию.

Ну и слава Богу (и КПСС). Зато как ему писалось после этих ночных хлеборазгрузочных смен. Стихи он писал с юности, хотя порой и с большими перерывами, но неиссякаемым и по сей день лирический поток стал тогда же, после боев с ветряными партийными мельницами: «Стихи стали моей пустынью, белым островом. Где я спасался от отчаяния и огрубления», – говорит сам поэт об этом времени…

Очень многие люди по всей стране от Москвы до Владивостока считают его своим духовным наставником…

Многочисленные возглавляемые им экспедиции на Горный Алтай, к Белухе, и в Индию, к Гималаям, он сам и близкие ему люди называют «духовно-экологическими»…

В своем родном Новосибирске он более десяти лет является председателем Духовного центра имени Преподобного Сергия Радонежского. В последнее время вместе с женой, очень интересной художницей, организовал Русский клуб, занимающийся культурно-просветительной деятельностью…

Михайлов С. Поэзия радости // Ключников Ю. Белый остров… С. 5–7, 12–13

Раздел 5. «Дело» Ю. Г. Марченко

№ 1

Из протокола заседания партийного бюро Института истории, филологии и философии СО АН СССР от 8 февраля 1979 г.

Присутствовали: Савицкий, Якимова, Питенев, Молодин, Костюк, Бочанова, Борисова, Бондарь, Суворова, Марченко, Москаленко, Ларичев, Ефимкин, Соскин, Целищев, Алексеев.

Повестка дня:

Персональное дело коммуниста Ю. Г. Марченко.

Слушали:

Марченко Ю. Г.Группа занималась проблемами «Живой этики» Рериха. Я этими идеями занимался не из-за наличия свободного времени, а потому, что надо заботиться о развитии и управлении внутренними ресурсами человека. Об этом много книг. Я стал членом группы через Ю. М. Ключникова. Его и мои интересы сошлись. Мы познакомились с А. Дмитриевым. Поскольку все связано с экологическим кружком, надо развивать экологическое сознание. Человек – явление космическое, его ответственность – тоже космического масштаба. Человек подвержен стрессам в связи с психологической борьбой капитализма против социализма. Задача № 1 – этические проблемы, преодоление отрицательных эмоций, пессимизма, нытья. Этого становится все больше, поэтому управление мыслительными и эмоциональными процессами очень нужно. Когда пугается 6–8 млн. человек, 500 селений остается без электричества, в Польше например, остановился транспорт, три дня не доставлялось молоко, хлеб, все это вызывало у людей напряжение. Сейчас стоит вопрос о сохранении жизни людей. Отсюда возникла идея нашей «Записки», в ней показаны направления нашей работы, и необходима поддержка. Мы стоим перед проблемой сейсмоустойчивости, а следовательно психологической устойчивости. Трудным участком являются города. У меня нет диплома врача, но ориентация на допинговые таблетки неправильна, нужны реакции иммунитета.

Группа (как группа советских людей – сотрудничающих, а не как группа с Уставом) – не только группа психофизиологических упражнений: мы решили обратиться к секретарям обкомов с целью помочь организовать заповедные места, наиболее благоприятные для жизни человека.

Ряд товарищей высказывают несогласие по поводу формулировок этой записки. Бороться за сохранение жизни – главная задача. Запад навязывает нам идеологию беспощадного потребительства. Этому влиянию подвержены дети и юношество. Мы противодействуем этому процессу. Я читаю лекции 22 года. В написании записки нет корыстных целей, вся работа велась на общественных началах.

Хирургическое вмешательство в космос может привести к срезу экологической пирамиды во главе с человеком. Я коммунист и считаю себя таковым, я сын учителя, дед – батрак. Положения материализма я признаю. Первичность материи я признаю, но за пределами основного вопроса философии решения и проблемы могут быть разными. Я не идеалист и не субъективный идеалист. Почему меня в этом обвиняют? Виною наши несовершенные формулировки. Учение «Живой этики» – материалистично, оно направлено против всякого шарлатанства. Фохат – это понятие фигурирует в советской литературе.

Космос, материальный мир и имеет материальные законы. Фохат включает все виды энергии, в том числе и психическую энергию человека, она материальна.

Нас обвиняют в энергетизме. Но на любое явление мира можно наложить клише, идеалисты видят по-своему, а материалисты по-своему. Я подхожу к энергии как к материальному явлению.

«Природа солнечного луча разумна». Но что есть разум? Разумность – как упорядоченность, организованность. Фотосинтез – яркий пример разумности солнечного луча. Не могу сказать, что это бог. Надо подходить к этому с инженерных позиций. Разумность – не в смысле антропоморфного подхода.

Если слову Фохат нет идентичного термина в европейских языках, надо было бы нам его не употреблять, а заменить другим.

В. И. Ленин говорил, что суть не сводится к терминам, а суть – это живая этика; мы идем по пути ленинизма в будущее.

Обладание психотронным оружием очень сложно, над этим работают специалисты в нашей стране.

Ответы Ю. Г. Марченко на вопросы:

ВОПРОС. Откуда известны Вам секретные сведения?

ОТВЕТ. Есть специальные лаборатории в Новосибирске, Краснодаре и других городах. Утечка секретной информации идет даже через официальную печать.

ВОПРОС. Считаете, что наше общество ударилось в потребительство?

ОТВЕТ. Это вопрос этики. Л. И. Брежнев говорил не об отмене материальных стимулов, а о воспитании людей в другом духе. При разработке полезных ископаемых надо от каких-то вещей отказываться, например, от использования торфяных ресурсов для сжигания в топках.

ВОПРОС. Когда Вы вошли в инициативную группу?

ОТВЕТ. Осенью 1978 г. Записка готовилась в январе 1979 г.

ВОПРОС. Чем занималась группа?

ОТВЕТ. Прорабатывала книги по живой этике, занималась в семинарах.

ВОПРОС. Почему Вы не поставили в известность партийные органы, что такая группа была?

ОТВЕТ. Я был инициатором информирования партийных органов. Кроме того, сама записка адресована партийным комитетам.

ВОПРОС. Почему без ведома партийных органов вообще Вы рассылаете бумагу в партийные комитеты?

ОТВЕТ. Считал, что мы направили в Алтайский крайком, и Советский райком узнает.

ВОПРОС. Посылались подобные записки в предыдущие годы и др. Были ли ответы?

ОТВЕТ. Ответить не смог.

ВОПРОС. На стр. 8 записки «О взглядах Рериха» говорится: о них было известно и раньше, но практических выводов не было.

ОТВЕТ. Это был 1926 год. Историческая ситуация ставила на первое место другое, выдвигала защиту Отечества.

ВОПРОС. Переключить часть энергии на самоусовершенствование – дает ли это что-нибудь? Космос – это совокупность энергий, высшее – Фохат, то что управляется разумом, а энергией является разум человека. Ленин указывал на необходимость уточнения понятий. Разумность и упорядоченность – это одно и то же?

ОТВЕТ. По-вашему, Фохат не имеет эквивалента в европейском языке? Это означает совокупность энергий. Разума не было до появления человека? Тогда как быть с разумностью, по вашему мнению? Разумность существовала.

ВОПРОС. В записке подняты сложные вопросы, и доступны специалистам. Ведь это все изучается, есть специальные постановления по экологическим проблемам. Почему вы решили обратиться с Запиской?

ОТВЕТ. Труды Рериха и др. изучены недостаточно.

ВОПРОС. Вы пишите об антигруппах. Что это за группы? Вы предлагаете изучать труды Блаватской, в частности, в ее трудах есть идеи о космических революциях, которые предлагаются как элемент преемственности.

ОТВЕТ. Есть группы, которые хотят ограничить интерес к Рериху.

ВОПРОС. Решение проблемы Вы предлагаете только такое, как в Записке?

ОТВЕТ. Да.

ВОПРОС. Откуда взяты сведения о Блаватской?

ОТВЕТ. Есть оценки Блаватской Соловьевым. Докладывалось также на семинаре.

ВОПРОС. Ваша группа закрытая?

ОТВЕТ. Чтобы стать ее членом, нужно быть подготовленным. Никого не исключали.

ВОПРОС. Сколько лет работает группа?

ОТВЕТ. Более 10 лет.

ВОПРОС. Что за подобные группы есть в стране? Есть ли между ними связи?

ОТВЕТ. Группы есть. Я встречался с представителями из разных городов страны, в том числе из Москвы, Ленинграда, Днепропетровска, когда строили музей Рериха на Алтае.

ВОПРОС. В чем заключались практические занятия в группе?

ОТВЕТ. Об этом написано в моей объяснительной записке.

Якимова зачитывает записку.

ВОПРОС. Упоминания Ленина в Записке есть, ссылки на Маркса отсутствуют. Почему?

ОТВЕТ. В следующей записке будет Маркс.

ВОПРОС. В чем заключается практика работы группы?

ОТВЕТ. Общение без разговоров.

Выступили:

Целищев В. В.Комиссия по делу Ю. Г. Марченко работала в составе: В. Е. Ларичева, А. Т. Москаленко, В. В. Целищева, Л. П. Якимовой. Я хочу сказать о выступлении Ю. Г. Марченко и его ответах на вопросы. Я утверждаю, что никакой цельной философии в записке нет, что эклектика заимствована из тайных учений Блаватской. Это религиозное явление. Взгляды автора записки не совместимы с марксизмом, с Программой и решениями партии. Далее Целищев читает заключение комиссии (прилагается).

Марченко Ю. Г. Почему Вы исключили упоминание трудов Рериха?

Целищев В. В.Комиссия сочла, что упоминание трудов Ленина в вашей Записке неуместно. Вы берете мистику Рериха.

Москаленко А. Т.Ю. Г.Марченко не высказал принципиальных позиций. Мы – партия единомышленников. И я должен дать партийную оценку «Записке». «Записка» беспринципна, философская основа – энергетизм.

Ефимкин М. М.«Теория» «Записки» мне ясна. Практическая возможность – объяснил Ю. Г. Марченко. И теория и практика стоят здесь далеко от марксизма. Оценка в Записке – мелкобуржуазного отчаявшегося интеллигента.

Костюк В. Г.Гносеологическая сторона «Записки». Люди думают, что они отстаивают правое дело. Но здесь есть идеологические вывихи в сторону идеализма. В работе Ленина «Материализм и эмпириокритицизм» – есть высказывания, которые Вы упоминаете, но они против Ваших спекуляций. Экологические проблемы – тоже фронт идеологической борьбы. Вы, Юрий Григорьевич, ошибаетесь во многом. У Вас есть пробелы в знаниях по диамату. Можно согласиться во многом – есть стрессы, надо охранять природу и т.п. Но у Вас есть шараханья в идеализм.

Познание психики человека отстает от познания других явлений. Но нельзя преувеличивать космического влияния на жизнь человечества. Необходимо углублять свои знания в области философии, понимая, что есть идеалистический уклон.

В практической деятельности я не вижу плохого, что люди обсуждают проблемы на материалистических позициях. Можно было бы обратиться к специалистам. Эта работа есть отвлечение людей от современных и высших проблем нашей жизни. Здесь есть нарушение Устава партии, мы должны указать, что у Марченко есть идеалистический уклон, может быть он подумает над этим и переосмыслит свои взгляды. Если нет, то тогда пребывание Марченко в партии невозможно.

Якимова Л. П.Члены комиссии пришли к выводу, что у Марченко были противоречия во время беседы до партбюро, теперь они углубились. Инициативная группа, по словам Марченко, изучала труды Блаватской, Рериха. В этом нет ничего плохого, не в этом упрекают сейчас Марченко. Это право каждого человека. Речь идет о другом. В записке выражено стремление придать «Живой этике» глобальный характер, предать ленинизм, видеть в этой теории единственный путь спасения человечества. Он полностью разделяет содержание записки, а она ошибочна. Ее объективный смысл – недоверие к марксизму-ленинизму в области воспитания человека, замена его учением Рерихов и Блаватской. «Записка» носит абстрактный характер, беспомощный. Марченко признает себя равноправным автором, а это несовместимо в рядах партии.

Болдырев Б. В.Марченко – историк культуры, он должен понимать роль разных видов искусств. Почему так превозносится Рерих? Зачем тормозить развитие промышленности, а вместо этого заниматься самовоспитанием?

Борисова Л. Р.Каждый, кто чем-то занимается, часто это преувеличивает. Это естественно. Вопрос состоит в том, что и насколько преувеличено. Нереально заменить индустриальное развитие самоусовершенствованием. Всестороннее развитие личности – это наш закон. Только через включение человека во всю многогранную жизнь идет полноценное его развитие. Какое право имеет Марченко говорить о секретной тематике?

Ларичев В. В.Марченко прекрасно понимает, что нам трудно говорить по его персональному делу. Марченко – один из поисковиков-сотрудников Института. И он сам знает об его идеалистических сдвигах. Он составлял «Записку» и мог править. Как можно было пропустить раздел о духовных импульсах или то, что ленинизм изжил себя. Программа о разработке ресурсов совершенно нереальна.

Бочанова Г. А.Я сожалею, что Ю.Г. принадлежит к этой группе. Вы должны, Ю. Г., пересмотреть свои взгляды, но если Вы будете упорствовать, то это печально.

Соскин В. Л.Все, что я слышу здесь, я слышу впервые, может быть, я плохой руководитель, но Ю. Г. ни разу со мной не говорил. Ю. Г. был у нас дома, он говорил, что есть гимнастика врача Стрельникова и показал упражнения. Но между этой гимнастикой и тем, что я здесь слышу, я не подозревал связи. Человек может увлекаться и заниматься разными делами, иметь хобби. В документе, который мы обсуждаем, есть ошибки, например, на стр. 6: «Творение субкультуры действует отрицательно».

Далее – «огненный вызов» 1917 года победил потому, что он соответствовал «эволюционным задачам планеты». Это что? Причины победы революции Вам, как историку, должны быть известны.

Я всегда старался относиться к Ю. Г. хорошо. Знаю его давно. Он человек с разносторонними интересами, но мало достигает в глубине изучения проблемы. Разбросанность и поверхностность суждений служит основой для его нового увлечения. Он очень самоуверен, эмоционально невыдержан, он считает себя более значимым для человечества. Он опытный оратор. Но судить человека за натуру нельзя, но я хочу объяснить происходящее через призму его характера. «Записка» носит немарксистский характер. Позиция непреклонная, фанатическая к хорошему не приведет. Я бы рекомендовал Ю. Г. пересмотреть свои позиции.

Алексеев В. В.Марченко ставил благородную задачу – заботу о человеке. Но разве этим никто не занимается? Почему он выступает как первооткрыватель. Делается очень много и делается специалистами. Вы взялись за важную проблему, но перевели это в мифическую форму. Я знал Марченко способным сотрудником. Составленный Марченко документ сомнителен, политически сомнителен. Где же профессиональный долг? Коммунист не должен так себя вести. Во главу дела можно поставить теорию Блаватской. Вы ставите в неудобное положение Институт. Вы впутались в нехорошее дело, что несовместимо со званием коммуниста. Это целая организация со своей программой, сектантской деятельностью. В идейном плане Вы просто ошибаетесь. Если Вы считаете себя коммунистом, нужно пересмотреть взгляды.

Савицкий И. М. Обсуждаемый факт – тяжелое дело для нашего Института. Ю. Г. – коммунист, идеолог, но участвовал в группе, стоящей не на марксистских позициях. Никогда наша партия не уговаривала пересмотреть свои взгляды, но мы дали возможность Ю. Г. подумать и пересмотреть свои взгляды, но он этого не сделал. Ю. Г. еще не все сказал, он о чем-то недоговаривает. Есть мнения, что он сообщает своим товарищам каждый с ним разговор. Почему эта «Записка» представлена в партийные органы? Почему люди из группы считают себя специалистами? Там есть и люди без высшего образования. Идеи «Записки» не совместимы с идеями партии.

Заключительное слово Марченко Ю. Г.Обращение к восточным учениям и религиозным организациям правомерно, религии Востока ближе к науке. Не пропагандировать Блаватскую мы хотим, а содержащиеся в ней знания. «Записка» нуждается в чистке. Я стремился как член группы много сделать. Блаватскую надо издавать и изучать.

Никакого героя я не строю. Гражданина – да. В очень высоких собраниях совсем недавно генетику называли продажной девкой империализма, а кибернетику лженаукой, а теперь «Живая этика» находится под обстрелом. Рерих – великий сын нашего отечества. Блаватская много сделала. Мы можем говорить плохо о психической силе, но американцы пользуются этим. Медицина упустила человека. Лечили отдельные органы.

В нашей группе нет Устава, противоречащего идеям партии. Моя судьба – это второстепенная проблема. «Записку» надо отредактировать, чтобы не было подозрения в идеализме. В целом документ надо оставить таким же. «Живая этика» является живым источником ленинизма.

Целищев В. В. – зачитывает проект постановления.

За констатирующую часть голосовали единогласно.

В постановляющей части Костюк В. Г.предложил отметить ошибочность взглядов Марченко и рекомендовать пересмотреть свои взгляды. Была отвергнута вторая часть предложения.

Целищев В. В.предложил исключить Марченко из партии за несовместимую деятельность.

Москаленко А. Т.Мы можем судить Марченко за отход от единства партии.

Целищев В. В. Внес предложение за нарушение Программы и Устава партии, выразившееся в отходе от мировоззрения Коммунистической партии – диалектического и исторического материализма и учитывая, что Марченко Ю. Г. не отказался от взглядов, изложенных в «Записке», исключить Марченко Ю. Г. из рядов партии.

Костюк В. Г.Отметил противоречие взглядов Марченко Ю. Г. с Уставом и Программой и предложил ему изучить, а к обсуждению вопроса вернуться на следующем заседании партбюро.

За предложение Костюка голосовал один член бюро.

За предложение Целищева – 8 членов бюро.

Таким образом, по большинству голосов принято предложение В. В. Целищева (постановление бюро прилагается).

ГАНО. Ф. П-5415. Оп. 1. Д. 41. Л. 141–154


№ 2

Протокол закрытого партийного собрания Института истории, филологии и философии СО АН СССР от 15 февраля 1979 г.

На учете в партийной организации состоят:

членов КПСС – 68

кандидатов в члены КПСС – 1.

Присутствуют:

55 членов КПСС и 1 кандидат.

Повестка дня:

Персональное дело коммуниста Ю. Г. Марченко.

Председатель собрания Матвеенков И. И. Слово для оглашения решения партийного бюро и изложения «Записки о проблемах создания культурно-научного центра в развитие идей Н. К. и Е. И.Рерих» предоставляется Якимовой Л.П.

Якимова Л. П. Делает краткое сообщение о содержании «Записки» и зачитывает решение партийного бюро.

Марченко Ю. Г.Просит заслушать его объяснительную записку, поданную им в Советский райком КПСС.

Бочанова Г. А.Зачитывает записку.

Марченко Ю. Г.Я должен поблагодарить товарищей, которые со мной беседовали, за доброжелательное и внимательное отношение. «Записка» была адресована партийным органам, но теперь она изъята из оборота. Ни в «Записке», ни в моих взглядах не присутствуют идеи о сверхъестественных началах мира. Мне 42 года, сын батрака, ставшего учителем. Никаких реставраторских идей относительно частной собственности у меня нет. Материализм я изучал, читал и читаю работы Ленина, я признаю первичность материи и т.п.

Я не фанатик и не догматик, но знакомиться с учением «Живой этики» надо серьезно. Беседы в группе носили характер обсуждений. Можно отказаться от вступительной части «Записки». Я призываю философов ее исправить, чтобы она не производила впечатление идеализма.

Психическая энергия материальна. У нас это изучают. Компетентные люди не считают это шарлатанством. Науки такой нет, но есть психотроника как область знаний и есть даже попытка применения психотронного оружия. Пример – матч между Карповым и Корчным. Я думаю, после того, как мне будет вынесено наказание, будет и другое отношение к нашей «Записке», где постараются найти полезное для нашего общества.

Я болел ишемией, но я себя вылечил благодаря приемам воздействия на психику.

Суть «Записки» будет в дальнейшем известна широким кругам общественности, когда это будет необходимо.

Нас интересует не термин «Фохат», не мистика восточных учений. В основе «Живой этики» – человек как космическое существо, не одинокое во вселенной, ответственность человека – тоже явление космическое. Сейчас на земле ощущается повышенная сейсмичность, солнечная активность, весной будет много аномалий в здоровье людей, поэтому надо учиться управлять мысленными и психическими процессами, стремиться к высшему уровню нравственности.

Я получил упреки обоснованные – почему историк занимается стрессовыми ситуациями «спасения» человечества. Потому что экологические проблемы – не инженерные, а психологические. Человек должен защититься от продуктов распада. Обращение к трудам Блаватской связано с задачами научными, а не теософическими, в ее книгах зашифровано научное знание. Елена Петровна Блаватская – борец против мистики, в ее «тайной доктрине» за символикой видна цикличность развития вселенной.

Никто не разработал так глубоко теоретические основы мирового сионизма, как Блаватская – какова мирская основа еврейства и т.д. – об этом пишет Блаватская, об этом писали Маркс и Энгельс (т. I. Соч. «К еврейскому вопросу»). Об этом пишет журнал «Коммунист» (№ 1. 1979 г. редакционная статья).

Вопросы к Ю. Г. Марченко:

Матвеенков И. И.Ваша концепция в рамках марксизма-ленинизма?

Марченко Ю. Г.Нам высказаны замечания, говорят, что у нас сползание в идеализм. Я хотел бы изменить вступление к «Записке» и пригласить Вас и других философов участвовать в написании нового вступления. Наши идеи и идеи «Живой этики» не противоречат Ленину.

Матвеенков И. И. Каков статус вашей группы?

Марченко Ю. Г.Группа неформальная, но у нее есть моральный устав. Есть серьезная методика проверки нравственности. Таких групп в стране много. Журнал «Огонек» опубликовал работу члена нашей группы (№ 49. 1978 г.) * и др.

Матвеенков И. И.Каковы теоретические основы программы Вашей группы?

Марченко Ю. Г.Есть много публикаций по нашей программе. Вторая часть «Записки», надеюсь, будет изучаться и обсуждаться. Возможно, академик Лифшиц приедет, мы должны организовать конференцию. Как и Ю. М. Ключников и другие товарищи, мы можем тоже внести свой вклад в реализацию идей «Живой этики».

Московский А. С.Вы знаете, что существуют подобные группы в стране?

Марченко Ю. Г.Я не могу говорить о местах расположения и составе групп, их работе. О них знают компетентные органы, они знают и про нас. Это люди из КГБ.

Ламин В. А.Вы подписались как старший научный сотрудник. Почему?

Марченко Ю. Г.Это ошибка при печати, я исправил в том экземпляре, который мне был дан.

Матвеенков И. И.Вы считаете ошибочным вступление «Записки». Вы хотите его изменить, а что тогда останется? Создание центра Рерихов?

Марченко Ю. Г.Снять первую часть «Записки» – это не тактический ход, ее надо доработать. Я могу в первую часть внести положения Маркса, Энгельса (например, из «Ранних произведений»). Я могу признать ошибки в первой части, но главное – это вторая часть, создание культурно-научного центра.

Комогорцев И. И.Дело не в культурном центре. Вы знаете, что в «Уставе партии» написано, что групповщина не совместима с моралью партии.

Марченко Ю. Г.Я не считаю это групповщиной. Наша «Записка» поэтому адресована в партийные органы.

Ламин В. А.Когда Вы поняли, что первая часть содержит ошибки?

Марченко Ю. Г.После того, как ее изучали многие люди и комиссия высказала свои замечания.

Ламин В. А.Какой раздел Записки Вы готовили?

Марченко Ю. Г.Я писал о психологической эрозии, о тибетской медицине, мне принадлежит общая редакция «Записки».

Болдырев Б. В.Только часть первая противоречит Уставу и Программе КПСС или есть ошибки и в основной части?

Марченко Ю. Г. Программа партии принималась давно, в 1961 г. Я не вижу противоречия между программой КПСС и «Запиской».

Молодин В. И.Как Вы расцениваете свое поведение, – с несовершенным документом Вы выходите на высокие уровни, не поставив в известность дирекцию Института.

Марченко Ю. Г.Это предварительный материал, мы действовали в соответствии с грифом «ДСП». У нас есть и сопротивление и поддержка.

Матвеенков И. И.В группе есть дисциплина, которая противоречит партийной дисциплине?

Марченко Ю. Г.Нет. Я не считаю, что обращение в обком партии – нарушение партийной дисциплины.

Кобков В. П.Есть Устав и Программа КПСС и есть ваша наука об этике, в каком соотношении эти документы?

Марченко Ю. Г.Группа не ставила цели заменить учение Маркса, но «Живая этика» дает большие резервы. Мы не можем их не замечать. Ленинизм апеллировал к массам. Это попытка закладывания основ социализма. «Живая этика» не абстрактна, мы должны заниматься ею. У нас классовая борьба – не только дипломатия; идеологическая борьба происходит и в автобусе, и в семье. Подвиг будней – этого мы еще не оценили.

Москаленко А. Т.Группа ваша существует с 1969 г. и работала не в секретных условиях, а от парторганизации у Вас секреты. Здесь идет речь о том, согласны ли Вы с тем, что Ваш документ противоречит марксистко-ленинскому учению?

Марченко Ю. Г.И все-таки это «режимные» вопросы. Например, я не знаю, где находится Институт токов, но с товарищами из этого Института наши люди встречались. П. П. Лабецкий, разумеется, что-то знает, я здесь не могу говорить о характере и результате работ.

Москаленко А. Т.Согласны ли Вы с выводами комиссии и бюро? Признаете ли Вы свои ошибки в области мировоззрения?

Марченко Ю. Г.Вступительную честь я согласен снять. Ее надо доработать, но зачеркнуть весь документ я не могу.

Ламин В. Л.С кем Вы? С парторганизацией или с группой?

Марченко Ю. Г.Я – с парторганизацией, но соответствующей наукой мы занимаемся с группой высококвалифицированных людей.

Асеев И. В.Вы предлагаете вывести планету из тупика? Воспитывать детей? На чьих детях Вы собираетесь экспериментировать?

Марченко Ю. Г.Наши эксперименты связаны с комплексными использованием произведений искусства, музыки и т. д. Я занимаюсь со своими детьми. У нас есть серьезные предложения системы воспитания.

Ефимкин М. М.Сколько времени у вас уходит на группу и на Институт?

Марченко Ю. Г.Свой научный план в Институте я выполнял всегда. Я думал, что какую-то часть работы по программе группы директор внесет мне в мой план.

Лукинский Ф. А. Если «Живая этика» не противоречит ленинизму, то каково соотношение между нею и ленинизмом? Что общего, что различно?

Марченко Ю. Г.Что общего: у Ленина мы читаем, что лучше всех трудящихся поднять на первый этаж, чем одного – на пятый. «Живая этика» – идеология трудящихся. Все, что противоречит ленинизму, из «Живой этики» надо исключить.

Ларичев В. Е.Самое главное, что Ю. Г.отказывается от ошибок «Записки». Я хотел бы просить его четко сформулировать, от чего именно?

Марченко Ю. Г.Вступительную часть я готов снять, за исключением проблемы Блаватской, там много интересного. Я хотел бы ее заменить. Меня обвиняют в «энергетизме». Но можно на это наложить клише идеализма и материализма.

Костюк В. Г. Вы думаете, что работаете для государства, а партийная организация рассматривает Ваше партийное дело. Как это совместить?

Марченко Ю. Г.Это парадокс. Но у нас есть исторические прецеденты, в свое время отвергали генетику и кибернетику.

Москаленко А. Т.Партия – это партия единомышленников. База – марксизм-ленинизм. Мы обсуждаем мировоззрение коммуниста. Судя по основным вопросам, мы все за то, чтобы соблюдались основные положении я партии. Во время войны все служили одной идеологии. Для Америки это проблема – единство советских людей, там выделяют средства для создания единой философии. Мы не обсуждаем вопросы, которые выносит на обсуждение группа, мы не изучаем их. Марченко только редактировал этот документ. Члены комиссии тщательно изучили этот документ и пришли к выводу, что там многое противоречит марксизму-ленинизму. Основа его, энергетическая психология, подвергнута критике в книге Ленина «Материализм и эмпириокритицизм». В документе говорится о космическом разуме, основу основ составляет психика. Это не продукт мозга, а космическая сила. Это идеализм. В этом – суть противоречия документа и марксизма-ленинизма. Есть ошибки и у Рериха. Нельзя смешивать все. В области Учения об этике Рерих смотрел внеисторически. Он не признавал классового характера морали. Авторы «Записок» используют этот взгляд и пытаются доказать, что «Живая Этика» – новый, высший этап в развитии марксистко-ленинской этики. Методы воспитания нового человека путем самопостижения несостоятельны. Эти методы стремятся отгородить личность от коллектива, зачеркнуть гармоническое развитие личности. Признавать и отстаивать эти взгляды – несовместимо с идеологией коммуниста.

Соскин В. Л. Я выступаю потому, что я зав.сектором и научный руководитель Марченко Ю. Г. Сегодня поведение Марченко отличается от поведения на партбюро. Сегодня такой убежденности в своей правоте он не демонстрирует. Я готовился к сегодняшнему выступлению, но мне трудно в полной мере судить. Смысл завуалирован, что не украшает авторов. «Записки» созвучны Вл. Соловьеву, религиозному философу. Здесь есть созвучие «этическому» социализму, где подменяется, естественно, историческая трактовка развития общества ответственностью человека. Концепция «социальной» педагогики. Здесь есть энергетизм и другие непоследовательные учения.

На стр.8 «Записки»: «Огненный вызов, брошенный в 1917 году, победил, потому что он соответствовал эволюционным задачам планеты» (!). Комментарии излишни. Авторам надо было обратить внимание на реальные проблемы нашего общества. Марченко мог бы успешно работать в области истории культуры. Есть реальная опасность для планеты – китайский гегемонизм, а не нравственное разрушение человечества.

Зная Ю. Г. много лет, думаю, что он почувствовал себя мессией, спасителем человечества. Ю. Г. весьма неуравновешенный, не способный к самоконтролю человек. Обсуждение его статей он воспринимает как насилие над его личностью. По приказу директора Института мы работали над историей СО АН, но Ю.Г. требует включить в план его монографию. Трижды это обсуждал наш сектор. Объективное основание – Ю. Г. не удовлетворяет его положение в Институте. Я ставил вопрос о выборе его старшим научным сотрудником. За характер не судят, но надо себя перевоспитывать, а потом все человечество.

Предлагаю, учитывая, что Ю. Г. заявил об отказе от своих теоретических позиций, отнестись к нему мягче. Если он самокритично оценит свои взгляды, предлагаю уменьшить меру наказания.

Ларичев В. Е. Я был в составе комиссии. Мы серьезно отнеслись к делу, т. к. за этим стоит судьба человека. Уже говорили подробно о документе. Все, что связано с группой, не ограничивается этим документом. Это похоже на идеологическую диверсию.

Марченко этот документ не писал, только редактировал. Строительство рериховского музея делается так, что странно видеть это. Члены группы берут отпуск, рубят избы. Это вызов: «Только мы имеем право этим заниматься». «Рериховские чтения» – это институтское мероприятие, готовились провести в этом году снова. Но группа вела другие «рериховские чтения». У них была своя программа, свой оргкомитет. Наша тема и тема группы резко отличались (50 лет Агни Йоге – у нас, 90 лет со дня рождения Е. И. Рерих – тема группы).

Их документ характеризован. Суть документа такова: идеи Рериха и марксизм-ленинизм сходны, они питают друг друга. Ленинизм устарел, он не мог адаптироваться к новым условиям, – надо обратиться к идеям Рерихов. В них – наше спасение. В 20-е годы их не поняли, сейчас надо к ним обратиться. Как же можно было этого не заметить?

Что предлагается в документе по издательской деятельности? Издание «Живой этики» и книг Е. Блаватской. А потом нужно взять это за основу идеологии?

Группа существует как элита. Они – выше всех, им надо особые условия. Ведь это будет определенный круг лиц, обладающих определенными психическими свойствами. Призыв – сбавить темпы сбавить темпы экономического развития, к этому нас, якобы, подстегивает Америка.

Я не упоминал имени Марченко. Он не имеет к документу отношения. Составлен документ умным, тонким человеком, но суть его нехорошая. Я видел, как давит на Марченко Дмитриев. Я виню его.

Марченко резко изменился с осени 1978 г. Всем больно за него, хочется помочь ему выйти из этого положения. Ю. Г. очень честен, прям и умен. Он замечательный историк современности. Его книга читается с интересом. Она умна. Личная драма наложила отпечаток, возможно, поэтому Марченко пошел в эту группу. Но пошел не туда. Нужно сделать выбор между товарищами из группы и товарищами из партии.

Матвеенков И. И.Юрий Григорьевич слабо разбирается в философских вопросах самых даже элементарных. «Энергия солнечного луча разумна»(?!), «психика материальна» – это крен в другую сторону. Мы все знаем, как Ленин объяснял Дицгену об основном вопросе философии и о « материальности» сознания. Методы воспитания нового человека, методы коммунистического воспитания члены группы обходят. Они предлагают «путь» выхода из тупика, в который попало человечество.

О психике. Психика играет огромную роль в жизни человечества. Ленин обращал на это внимание. Но объявлять психику всеобщей категорией нельзя. «Мир как воля и представление» – это Шопенгауэр.

Члены группы преувеличивают значение Рериха, якобы дополняющего ленинизм. Что же это за группа? Это ревизионисты, они отступают от марксизма, но боятся, поэтому «дополняют» его. Марксизм «дополняли» многими учениями, но не религиозными, а мы видим религиозное дополнение марксизма.

Юрий Григорьевич! Если Вы считаете свои позиции ошибочными, надо признать это открыто.

Марченко Ю. Г.Самодеятельность в строительстве музея Рериха имеет основания – решение исполкома и т. д. Я не пытаюсь уточнять философские свои позиции и позиции оппонентов. Ошибки есть и у меня и у них. В Канаде уже уничтожили всю рыбу. В США ее не будет через два года. «Ашрам» на Алтае мы хотим сделать наподобие станции. Некий Андреев выступил с 9-часовой лекцией о Рерихах. Он обвинил их в фашизме, так что антигруппы у нас есть. Наследие Рерихов завещано России. Идет расконсервация Института. Там есть представители разных стран, но не СССР. Луч солнца – разумен. Разум – источник организации, упорядоченности. С инженерной точки зрения луч солнца разумен. Мы его не обожествляем. Вывод: в теоретической части есть ошибки. В науке хорош и отрицательный результат. Нужны научные станции по изучению работ Рерихов. Психическая энергия материальна, нет разума без мозга, есть приборы, фиксирующие аурическое свечение, почему это не надо изучать. Я не был доволен своим знанием философии, я буду изучать ее.

Алексеев В. В. Отказываетесь ли Вы от ошибочных положений вашего документа?

Марченко Ю. Г.От необходимости изучения «Живой этики» не отказывался.

Костюк В. Г. Вы за ленинизм или за «Живую этику»?

Комогорцев И. И. Идейные позиции группы нам ясны. Вы с группой или с партией?

Марченко Ю. Г. Я с группой высококвалифицированных научных работников и с партией.

Бойко В. Г. Я разделяю политические аргументы выступавших товарищей. Я осуждаю позицию Марченко. Он заблуждался теоретически. Коммунист обратился со своим меморандумом в партком, он имеет право. Мы разбираем теоретически этот документ. Это очень полезно и важно. Сам Марченко в группе всего четыре месяца. Мы повлияли на него. Мы можем дать выговор с занесением в учетную карточку, чтобы подождать, дать возможность теоретически подковать себя.

Болдырев Б. В.Юрий Григорьевич заблуждается, но это добросовестное заблуждение.

Савицкий И. М.Юрий Григорьевич с группой не порывает, собирается сотрудничать. Я не вижу никаких принципиальных изменений в его взглядах за время между бюро и собранием.

Москаленко А. Т.Мы обсуждаем его мировоззрение. Партия – это партия единомышленников. Человек не отказывается от ошибочных взглядов. Он сам порывает с партией и делает это открыто.

Комогорцев И. И.В Уставе четко написано о несовместимости групповщины с партией.

Марченко Ю. Г.Мой партнер Ключников работал над дистанционным приемом психического воздействия. Мы не собираемся писать учебники, печатать брошюры по философии. Мы изучаем другое.

Якимова Л. П.Если слушать Юрия Григорьевича, то со многим нельзя не согласиться. Надо учесть, что его речь и документ – разные вещи. Нас тоже волнуют многие проблемы охрана природы, нравственное воспитание, издание трудов Рериха и т.д. И мы осуждаем Ю. Г. не за это. Он отступил от марксизма потому что возвел мировоззрение Рериха в глобальную теорию. Ищет в Блаватской эквивалент партийному мировоззрению. Записка носит характер ревизионистский. Я поддерживаю решение партбюро.

Соскин В. Л.Людмила Павловна права. Мы должны учесть устное выступление Марченко.

Бойко В. И.Я хотел бы просить учесть смягчающие обстоятельства.

Матвеенков И. И.Поступило два предложения:

1. Исключить Марченко из рядов КПСС.

2. Объявить Марченко строгий выговор с занесением в учетную карточку с мотивировкой «за нарушение Программы и Устава КПСС, выразившееся в отходе от мировоззрения Коммунистической партии – диалектического и исторического материализма, и учитывая, что коммунист Марченко Ю.Г. отказался от вступительной части Записки (1–9 стр.)».

Марченко Ю. Г.Я отказываюсь от вступительной части Записки на 9 страницах, в них есть ошибки. Надо серьезно доработать.

Комогорцев И. И.Отказ от 9 страниц ничего не решает, надо принять во внимание весь документ, а от него он не отказывается.

Голосовали:

За исключение 14 человек, за выговор 31.

Воздержалось 3.

ГАНО. Ф. П-5415. Оп.1. Д. 41. Л. 24–33

----------------------------------

* Видимо, имеется в виду подборка стихов В. М. Сидорова «Ступени», содержание которых этот известный поэт предварял следующим пояснением: «Они являются попыткой соединить русскую и индийскую поэтические традиции» (Огонек. 1978. № 49. С. 18). Вероятно, данная публикация воспринималась тогда не только как факт литературы, но и идеологической жизни. По этому поводу в книге названного автора «Знаки Христа», написанной в начале 1990-х гг., говорится: «Не надо забывать о той конкретной ситуации, в которой я жил и работал. Лишь счастливым стечением обстоятельств можно объяснить появившуюся возможность публикации моих вещей медитативного свойства. Естественно, я спешил использовать каждый шанс, который получил в свое распоряжение, – чтобы донести до людей дыхание духовных истин, забытых и полузабытых, запретных и полузапретных. Я вкладывал их в уста персонажей; я вклинивал в свои тексты фрагменты подпольных рукописей. Стихотворные медитации объявлял порою вольными переводами с санскрита и сензара. Разумеется, я прекрасно понимал, что выхожу за границы собственно литературы <…>. Тогда это было единственным способом сделать достоянием гласности то, на чем долгие годы стояла печать “табу“» (Сидоров В. М. Лотос Брамы. Дилогия. М., 1995. С. 332).

В связи с этим следует отметить, что вскоре после рассматриваемых событий в журнале «Москва» было опубликовано произведение В. М. Сидорова «Семь дней в Гималаях», где он знакомил читателя с восточной духовностью, с идеями Н. К. Рериха, рассказывал о своей встрече с С. Н. Рерихом. Названная работа имела немалый общественный резонанс и была воспринята не только как симптом нарастающего интереса к Востоку, но и как призыв к синтезу идей социализма с восточной духовностью и идеями Н. К. Рериха. О такого рода восприятии говорит предисловие к повести, написанное член.-кор. АН СССР Е. П. Челышевым, вице-президентом Общества советско-индийской дружбы: «Большой принципиальной удачей автора книги следует считать то, что ему удалось без декларативности и искусственных построений сочетать прошлое и настоящее. В книге встречаются два плана: пафос мудрости древней Индии, зовущей к внутреннему преобразованию каждого человека, и пафос наших революционных идей, зовущих к социальному преобразованию мира <…>. Живая реальность революционного времени – этому в книге посвящено немало страниц – овеществлена в документах, связанных с именем Рериха: послание Махам двадцать шестого года Советскому правительству, письме, сопровождающем священную для индийцев гималайскую землю на могилу “брата нашего Махатмы Ленина“» (Москва. 1982. № 8. С. 3).

№ 3

Выступление Л. П. Якимовой на закрытом партийном собрании ИИФФ СО АН СССР 15 февраля 1979 г.

В партийные органы была представлена записка «О проблемах создания культурно-научного центра в развитие идей Н.К. и Е.И.Рерихов», одним из авторов которой явился научный сотрудник нашего института, кандидат исторических наук, младший научный сотрудник сектора культурного строительства Ю. Г. Марченко. Именно в связи с этим документ был передан партбюро Института истории, филологии и философии, после предварительного рассмотрения которого здесь по решению членов партбюро была создана комиссия для более тщательного изучения документа и подготовки материала для обсуждения персонального дела коммуниста Марченко на партийном бюро. В состав комиссии вошли доктора наук Ларичев В. Е., Целищев В. В., Москаленко А. Т., возглавить комиссию было поручено кандидату филологических наук, члену партийного бюро Института Якимовой Л. П.

После тщательного ознакомления с содержанием «Записки» комиссия нашла необходимым встретиться с Ю. Г. Марченко, как одним из авторов ее и членом той инициативной группы, которой «Записка» составлена, чтобы в личной беседе с ним выявить его позиции, степень его участия в составлении «Записки», чтобы более подробные сведения получить о характере самой «инициативной группы», ну и главное, конечно, для того, чтобы убедить Ю. Г. Марченко в научной идеологической несостоятельности подписанного им документа. Вся беседа носила доверительный характер и Ю. Г. Марченко не замыкался в себе, довольно охотно характеризовал суть исповедуемых им идей, и члены комиссии были исполнены самого искреннего желания убедить его в ошибочности позиций, но Юрий Григорьевич был непреклонен, ни в чем не отступал от сути взглядов, изложенных в «Записке».

Суть ее такова: члены «инициативной группы», исходя из сложности «общепланетарной обстановки», которая создается «конфронтацией двух мировых систем», из той опасности психологической и нравственной эрозии, которой подвергается каждый житель нашей страны, из острой необходимости «победить врагов социализма мощностью позитивных психологических состояний» (стр. 3), считают необходимым обратиться к использованию «дополнительных и эффективных средств борьбы – тех новейших гносеологических, эмоциональных и волевых средств, предоставленных нашей стране еще в 20-30-е годы Н. К. и Е. И.Рерих в виде учения, именуемого “Живой этикой“».

С точки зрения авторов «Записки» это учение по существу своему «продлевает жизнь в еще более далекое будущее по великому пути Ленина».

По существу дела, авторы видят в учении «Живой этики» тот новый духовный импульс, который способен вывести человечество и страну из тупика. Каждый этап человеческого развития нуждается в новых духовных импульсах. Таким мощным импульсом в 1917 г. стал ленинизм (стр. 4); в наше время «человечеству дан новый духовный импульс» – идеи «Живой этики», изложенные в книгах Н. К. и Е. И.Рерих. Идеи «Живой этики» ставят целью создание нового человека посредством внутреннего и внешнего постижения себя. Ключом такого постижения является овладение психической энергией. Психическая энергия является высшей и наименее изученной из всех известных человечеству видов энергии (стр. 5). Далее дается расшифровка понятия «психическая энергия» и оказывается, что «Живая этика» учит, что психическая энергия – материальная форма проявления реальности и степени утончения ее беспредельны, что она вмещает, согласует и управляет всеми остальные виды энергии» (стр. 5). Но овладение высшими формами ее доступно лишь людям высокой духовной и этической организации. Наука может методами точнейшего анализа начать изучать, замерять и характеризовать виды психической энергии (стр. 6). При этом психическая энергия имеет космический характер, космические истоки, по природе своей разумна.

И далее на стр. 8 еще раз возвращаясь к вопросу о роли и месте учения «Живой этики» в ряду идеологических систем, авторы «Записки» утверждают, что эти идеи есть ничто иное, как продолжение идей Ленина, – что эти идеи уже сами по себе перестали отвечать потребностям времени, исчерпали себя: «Наивно полагать, что изощренного противника можно победить раз навсегда установленными методами. Закостенелость, негибкость, неумение адаптироваться в изменившихся условиях могут дорого обойтись: идеи “Живой этики“ полнокровны, мощны, светоносны. Они помогут вывести планету из тупика. Свет победит тьму» (стр. 8).

«Записка» состоит из нескольких частей: «Вводные замечания», «Проблемная обстановка» и «Предложения». Главное место среди них занимает создать в стране «Культурно-научный центр имени Н. К. и Е. И.Рерих» (далее просто Центр). Главное место в нем займут люди, овладевшие психической энергией. Вот как об этом говорится: «Мы исходим из того, что достаточно многочисленные группы, глубоко овладевшие психической энергией, способно стабилизировать экологическую ситуацию на земле (стр. 9)». И поскольку Рерихи всегда подчеркивали, что лишь синтезировали данное им духовное знание Востока с идейным знанием, постольку Центр установит связи с обществами «Живой этики», действующими в ряде стран мира, с некоторыми буддистскими общинами в Бурятской АССР, в МНР, в странах Юго-Восточной Азии, с отдельными странами Индии, с некоторыми мусульманскими школами, с Институтом «Урусвати» в Кулу (Индия). Еще раз подчеркивается, что все это не противоречит ленинизму (стр. 10): «Что касается связи Центра» и т.д. Далее программа конкретизируется. Основными подразделениями Центра станут Институт психической энергии, строительство которого может обойтись в 200 млн. руб. Основные подразделения Центра должны быть размещены в Горно-Алтайской автономной области. Автор объясняет почему (стр. 11).

Предлагается всестороннее изучение человека, способов и методов воздействия на его психику. стр. 12. «Проблема исследования воздействия…» и т.д.

Предполагается большая издательская работа и в частности в ближайшее время нужно начать издание книг «Живой этики», трудов Блаватской (стр. 14).

Уже в разговоре с Ю. Г. Марченко, который осуществила комиссия, четко был сформулирован вывод о несовместимости содержания «Записки», взглядов, выраженных в ней, с целями и задачами, которые каждый из нас осуществляет, будучи членами партии, с целями и задачами пребывания в ее рядах.

В любом случае говорилось тогда, необходимо иметь в виду не только субъективные планы, намерения авторов «Записки», а объективный смысл ее, роль, значение. Объективный же смысл «Записки» состоит в выражении недоверия к ленинизму, к диалектическому и историческому материализму как философии и идеологии нашей партии, к поискам бога, пропаганды религиозно-мистических учений.

Указывалось на научную беспомощность, неконкретность, приблизительность конструктивных предложений.

Обсуждая поставленную проблему, ведя беседу с Юрием Григорьевичем, члены комиссии не могли отделаться от ощущения, что между содержанием ее и позицией Ю. Г. есть некоторые расхождения. Ю. Г. говорил о своем праве заниматься изучением трудов Рериха, о высоком и почтительном отношении к их учению, творчеству, о своем праве заниматься проблемами личности, ставить и решать вопрос о путях воздействия на нее – все это естественно, все это в правах коммуниста и не за это осуждают Ю. Г.Марченко товарищи, а в том суть дела, что авторы «Записки» стремятся придать своим частным исканиям глобальный характер, видеть в ней теорию спасения человечества, противопоставить свою теорию по силе действенности ленинизму, видеть в ней продолжение ленинизма, найти диалектическому и историческому материализму своего рода религиозно-мистический эквивалент, теософский адекват, придать своей теории идеологический, мировоззренческий характер. Юрий Григорьевич или не понимает этого, или не хочет понять. Но суть дела такова, что от взглядов своих он не отказывается, и обсуждение вопроса было перенесено на партийное бюро. Здесь оно приобрело еще более глубокий и всесторонний характер, потому что выводы комиссии были дополнены и подкреплены высказываниями других членов партбюро. Но при всей активности и страстности обсуждения этого дела в отношении к нему не было разногласий, в результате чего партбюро предлагает следующее постановление.

ГАНО. Ф. П-5415. Оп.1. Д. 41. Л. 35–38


№ 4

Постановление закрытого партийного собрания Института истории, филологии и философии СО АН СССР от 15 февраля 1979 г.

Заслушав и обсудив выступление Ю. Г.Марченко и ознакомившись с «Запиской» «О проблеме создания культурно-научного центра в развитие идей Н. К. и Е. И. Рерих», партийное собрание считает, что взгляды Марченко Ю. Г., разделяемые с другими авторами «Записки», отходят от научного мировоззрения, являющегося основой марксистско-ленинской идеологии.

Совершенно неприемлемой является попытка авторов «Записки» выработать теоретическую концепцию картины мира, исходя из мистических доктрин теософии Е. И. Блаватской и восточных эзотерических учений. Несостоятельность подобной попытки усматривается в полной эклектичности, терминологической и идейной, в приспособлении этих взглядов к концепции так называемой «Живой этики».

Получившаяся в результате концепция не совпадает ни с одной из крупных философских школ в мировой философии. Антинаучный характер этой концепции усугубляется апелляцией к сверхъестественной силе, способной нарушать законы развития материального мира и общества.

Указанные аспекты теоретических положений «Записки» позволяют сделать заключение об ее мистическом характере; кроме того, они выступают в особо реакционной форме теософского учения. Привлечение «трудов» Блаватской для оккультного обоснования «нового» видения судеб человечества и Вселенной являются не только не научным, но и аполитичным шагом. Предложение о желательности распространения произведений Блаватской способствует пропаганде реакционных и чуждых марксизму-ленинизму идей.

Не менее неприемлемым являются предложения автора «Записки» по реализации своих теоретических предложений и построении некоей внеклассовой абстрактной этики, а также выработки специальной программы «спасения человечества». Подобного рода меры во имя мистических идеалов человеческого развития не совместимы с практикой коммунистического строительства, осуществляемого в соответствии с марксистской теорией общественного развития.

Попытка увязать идеи «Живой этики» с ленинизмом есть попросту камуфляж, призванный прикрыть сущность теософских идей «Записки».

Как теоретические положения «Записки», так и предлагаемое их применение свидетельствует о мистических взглядах ее авторов, усугубляемых реакционным и мистическим характером. Пропаганда и попытка развития этих чуждых марксизму-ленинизму идей в любой форме несовместимы с пребыванием в рядах КПСС. Признание этих взглядов истинными и совершение действий по их распространению являются нарушением Программы и Устава КПСС.

Собрание постановляет:

За нарушение Программы и Устава КПСС, выразившемся в отходе от мировоззрения Коммунистической партии – диалектического и исторического материализма и учитывая, что Ю. Г. Марченко отказался от вступительной части «Записки» (1-9 стр.), объявить Ю. Г. Марченко строгий выговор с занесением в учетную карточку.

ГАНО. Ф. П-5415. Оп. 1. Д. 41. Л. 40–41

№ 5

Из доклада партийного бюро Института истории, филологии и философии СО АН СССР на партийном собрании института «О состоянии идеологической работы в Институте в свете постановления ЦК КПСС “О дальнейшем улучшении идеологической, политико-воспитательной работы“», 7 июня 1979 г. *

<…> Несомненно, острым моментом идеологической работы Института явилось обсуждение записки «О проблеме создания культурно-научного центра в развитие идей Н. К и Е. И. Рерихов», одним из авторов которой был научный сотрудник нашего Института, кандидат исторических наук, младший научный сотрудник сектора культурного строительства Ю. Г. Марченко. Именно в этой связи документ был передан в партийное бюро Института истории, филологии и философии, после подробного рассмотрения которого была создана авторитетная комиссия для более тщательного изучения документа и подготовки материала для обсуждения персонального дела коммуниста Ю. Г. Марченко.

Сначала на партийном бюро, затем на партийном собрании коммунисты партийной организации Института заняли принципиальную позицию как в оценке самого документа, выше поименованной «Записки…», так и в оценке места и роли Ю. Г. Марченко в ее создании, отметив, что взгляды Ю. Г. Марченко, разделяемые с другими авторами «Записки» отходят от диалектического и исторического материализма, составляющего основу мировоззрения марксистско-ленинской партии, что является «совершенно неприемлемым» и т. д. и приняв решение (цитирует решение).

Однако при этом необходимо все-таки указать и на то, что принципиальность эта была проявлена несколько «постфактум», что коммунисты вовремя не обратили внимания на ошибочные и опасные взгляды и позиции Ю. Г. Марченко, живя и работая с ним в одном коллективе, и прежде всего это относится к самому близкому для Ю. Г. Марченко коллективу сектора культурного строительства. Вот это-то настораживает и во весь рост заставляет поставить вопрос о нравственном и духовном облике коллектива…

ГАНО. Ф. П-5415. Оп. 1. Д. 14. Л. 97–98

--------------

* Доклад сделала член партбюро Л. П. Якимова.

№ 6

Из протокола заседания партийного бюро Института истории, филологии и философии СО АН СССР от 14 февраля 1980 г.

Присутствовали: Савицкий И. М., Борисова Л. Г., Бочанова Г. А., Костюк В. Г., Якимова Л. П., Алексеев В. В., Молодин В. И., Медведев В. Е., Целищев В. В., секретари партбюро отделов.

Повестка дня:

О снятии взыскания с коммуниста Марченко Ю. Г.

СЛУШАЛИ. Председателя комиссии Целищева В. В.Марченко Ю. Г. признал свою вину полностью при беседе с ним. Он обратил внимание на то, что к Марченко нужно отнестись внимательно и еще раз спросить с него строго. В состав комиссии входили Ларичев, Москаленко, Целищев. Комиссия ставила цель спросить о мировоззрении Марченко.

Вопросы, выступления:

Составила ли комиссия беседу с заведующим сектором В. Л. Соскиным, секретарем партбюро отдела Ефимкиным?

– Нет.

Москаленко А. Т.Можно ли проводить партбюро без достаточной подготовки вопроса? Считает, что вопрос не подготовлен.

Вопрос к Москаленко А.Т. Какие вопросы возникали при работе комиссии? Ведь на заседании комиссии было рассмотрено заявление Марченко о снятии выговора?

Москаленко А. Т.Я думаю, что взыскание надо снять. И это рекомендовано комиссией.

Ларичев В. Е.Комиссия так и считает. Производственные вопросы комиссия не выясняла.

Ламин В. А.Каковы основания для рекомендации комиссии?

Ларичев В. Е.Комиссия работала с протоколами партийного собрания. У нас были сомнения в том, что Марченко в некоторых моментах вернулся на старые позиции. Он спрашивал, что было сделано комиссией по докладной Марченко.

Алексеев В. В.Что изменилось во взглядах Марченко за истекший год?

Москаленко А. Т.Марченко признал свои ошибки.

Московский А. С.Сектор обсудил работу Марченко и доложил свое решение Ученому Совету.

Вопрос Якимовой Л. П.к Марченко. Что повлияло на Ваши взгляды и что помогло изменить их?

Марченко Ю. Г. Марксистско-ленинская коммунистическая идеология для меня единственная. Я за свои ошибки получил взыскание. Я был на 14-ти заседаниях (60 часов), где должен был держать ответ. Это помогло мне уточнить позиции. Комиссией была замечена моя неуравновешенность, это верно. Нигде и никогда я проблему взыскания не обсуждал и не усомнился в его строгости. Я не собирался апеллировать и т.д. Я должен извиниться перед Алексеем Степановичем, что какая-то работа не была сделана. Я стремился получить работы с иногородних авторов и свою работу положить в том в последнюю очередь. Поэтому на Ученом Совете было сказано о невыполнении мной плана, а произошла лишь задержка моей работы. Ни с кем я не говорил о несправедливости решения Ученого Совета.

Питенев И. В.Встречались ли Вы с группой и если да, то оказали ли Вы влияние, проводили ли опыты?

Марченко Ю. Г.Да, я встречался с некоторыми товарищами, группы как таковой сейчас нет. Опыты мной производились, опыты лечебного свойства на себе, связанные с психическим балансом личности. Мы допустили методологические ошибки, касающиеся теоретического обоснования нашей работы. Я занимался медитацией. Читал книгу Налимова.

Московский А. С.Советовались ли Вы с медиками?

Марченко Ю. Г.Да, мы провели опыты. Сергеев провел работу на аппаратуре. В Сибирском отделении должна быть создана специальная комиссия.

Ламин В. А.Чем вызвано Ваше заявление о снятии взыскания?

Марченко Ю. Г.Всем тем, о чем я сказал. У меня нет разногласий с партией и ее идеологией.

Алексеев В. В.Группа работает?

Марченко Ю. Г.Я с группой не работаю, семинаров не было.

Алексеев В. В.Отказываетесь ли Вы от первой части Вашего текста, который мы осуждали год назад?

Марченко Ю. Г.Первая часть текста была ошибочной, – я это признал год назад.

Алексеев В. В.Где Вы работаете?

Марченко Ю. Г. Пока я не работаю. В ГПНТБ буду говорить с директором. На должности библиографа я не пойду. Только на должность научного сотрудника.

Костюк В. Г.Изменились ли цели Вашей жизни?

Марченко Ю. Г.Нет. Я три года не болею. Это результат моих опытов. За 3 года я написал 18 печатных листов.

Ламин В. А. Докладывали ли Вы комиссии о результатах ваших опытов?

Марченко Ю. Г.Есть позитивные результаты, и я буду продолжать опыты.

Питенев И. В. Изменились ли Ваши отношения с коллегами по той группе? Признала ли она ошибки?

Марченко Ю. Г.С Ключниковым у нас нет разногласий.

Оненко С. Н.Мы год назад просили Вас оценить первую часть вашего документа. Как вы его сейчас оцениваете?

Марченко Ю. Г.Я считаю себя коммунистом, и мои взгляды не расходятся с идеями партии.

Алексеев В. В.Не опасны ли Ваши опыты?

Марченко Ю. Г.Я помог свой жене, а врачи не могли. Новое знание рождается в условиях риска, я рисковал и получил хороший результат.

Савицкий И. М.«Психическая энергия», «сбавить темпы экономического развития», «Блавацкая» и т.д. – каково сейчас Ваше отношение к этому?

Марченко Ю. Г.Психическая энергия – факт реальный. Комиссия Спирина ею занимается. В Болгарии занимаются этими проблемами. Психическая энергия имеет голос, цвет, давление… О Блаватской – труды ее изучать надо. Отделение истории АН СССР призывает изучать мировые религии.

Савицкий И. М.Какое участие Вы принимали в Рериховских чтениях 1979 года?

Марченко Ю. Г.Перед Рериховскими чтениями я говорил с некоторыми членами оргкомитета о том, что нужно организовать выставку, хор и т.д. Разговор вели мы с Ключниковым. Я не требовал, а высказывал мои предложения. Мои предложения принимали, но перед самым чтением они стали возражать. Однако концерт состоялся. Известно, что ни один раз не состоялось заседание оргкомитета.

Савицкий И. М.Вы с Ключниковым члены оргкомитета по проведению чтений?

Марченко Ю. Г. Нет. Это было в порядке частной инициативы..

– Как прошел концерт?

Марченко Ю. Г.Концерт состоялся, прошел успешно. Организован он Канчальской.

– Кто давал разрешение на афишу?

Марченко Ю. Г.Никто не разрешал. Оргкомитет тоже не разрешал.

– Как обстоит дело с трудоустройством?

Марченко Ю. Г.Этим занимается отдел науки обкома КПСС. Сам я ориентируюсь на преподавательскую работу. Пока же нет.

– Чем осложняется трудоустройство?

Марченко Ю. Г.Осложняется взысканием, то что не прошел по конкурсу в ИИФФ.

Ларичев В. Е.С самого начала существовали 2 оргкомитета – один официальный, другой неофициальный. Оргкомитет официальный работал. Все решено было до апреля. То, о чем говорит Марченко, не было принято оргкомитетом. Доклады были утверждены. Марченко не подал доклад, но уже в процессе чтений он стал претендовать на выступление. Относительно афиши Алексеев был поставлен в заблуждение, подписав разрешение на ее вывеску, т. к. не было решено оргкомитетом. Это была инициатива Марченко.

Московский А. С.Марченко исполнял обязанности ученого секретаря тома истории рабочего класса и работал в секторе культуры. Он должен был написать первую главу, он ее не представил к отчету на отделе, но представил к Ученому Совету.

Вопрос к Московскому.

– То что требовалось от Марченко по тому, все сделано?

– В основном все (за исключением одного параграфа).

Ламин В. А.Судьбу человека решать непросто. Надо посмотреть на весь путь Ю. Г. Марченко. В Институте его история складывается как цепь последовательных событий. Как он решал свою жилищную проблему, он начал притягивать к решению этого вопроса ложь; приобретение «Москвича» тоже оставило нехорошее впечатление. В науке возник конфликт между руководителем и Юрием Григорьевичем, который должен быть ему благодарен, но он отвернулся от него. При утверждении темы докторской диссертации тоже были допущены неэтические поступки. Рериховские чтения. Вы нам показали, что действовали как теневой комитет. Мировоззрение год назад – вы отказались, ушли от главного ответа, а сегодня я не увидел никаких существенных изменений во взглядах Марченко. Возврата на марксистско-ленинские позиции не произошло. Я голосовал за исключение из партии год назад, я остаюсь на этой позиции и сегодня.

Целищев В. В. Заявление Марченко мы помогали переписывать три раза. Ю. Г. Марченко в конце заявил, что мы перед ним извиняемся. Возрождение теневого комитета на рериховских чтениях способствует созданию ажиотажа. Я не верю в искренность Марченко. Думаю, что Ю. Г. Марченко обязан прояснить свои идейные позиции, когда его просят их изложить. Он читает лекцию о буддизме. Это уводит от вопроса и занятых людей раздражает.

Молодин В. И.Основная задача человека – труд. После выговора, который получил Марченко, он должен был упорно трудиться. Но он не был аттестован как младший научный сотрудник. Заявление Марченко о снятии взыскания подано преждевременно.

Питенев И. В.Разбирали Записку, подписанную Марченко. В ней было 2 части – теоретическая и практическая. От отказался от первой части, но практической деятельностью он занимается и теперь. Продолжает встречаться с членами группы. Он продолжал и практическую деятельность, в частности, принимал активное участи в организации рериховских чтений, хотя не имел к ним отношения.

Алексеев В. В.Мы рассмотрели «работу» Марченко в группе сомнительного направления, он от этой группы не отошел. Судя по Рериховским чтениям, он своих взглядов не изменил.

Москаленко А. Т.Мы судим не только Марченко, но и себя. За что мы судим его? За неправильную оценку теоретического наследия Рериха. Он проявил инициативу в Рериховских чтениях, по-моему, это хорошо. О неправильном поведении Марченко с машиной и квартирой надо было говорить год назад. Он не участвует в работе группы, такой группы не существует. Взыскание сыграло воспитательную роль. Мы обязаны помочь Марченко устроиться на работу по специальности. Я считаю, что он – наш, советский человек, честный коммунист, мы не должны исключать его из партии, он наш человек. Его ошибка – он в Рерихе не разобрался. Никто не запрещает изучать религиозные, самые фантастические учения. Не надо предъявлять к человеку максимум, есть заявление и раскаяние, надо дать человеку возможность работать. Наше влияние дало результат.

Якимова Л. П.Мы вопрос подготовили. Мы хорошо его обсуждали. Наметились некоторые противоречия в работе комиссии, но они на бюро разрешились. На нас большая ответственность. Ю. Г. Марченко вел большую общественную работу. Мы еще ни одного коммуниста не обсуждали на бюро за невыполнение плана. Мы его осудили за идеалистические ошибки, за подписание документа, расходящегося с ленинизмом, Уставом КПСС и т.п. Сегодня мы убеждаемся, что есть сдвиг в жизненном поведении Марченко. Вопрос с машиной и квартирой вспомнился в связи с его личностью. Я чувствую прогресс в его взглядах, он ответственно заявляет, что он коммунист. Пусть люди лучше узнают истину, чем пьют. Хорошо, что люди стали думать о своем месте в жизни, о путях развития человечества. У него были ошибки. Пусть его интересы развиваются, но они не должны противопоставляться Программе и Уставу партии. Я хочу уяснить свою позицию. Я против исключения Марченко из партии.

Бочанова Г. А. У нас остается впечатление о его неискренности потому, что он искренен. Если его опыты помогают здоровью жены, пусть он это делает. Ему надо работать, его надо оставить в партии и снять выговор. Мне понравилось выступление Людмилы Павловны, я с ней согласна.

Костюк В. Г.У меня нет полной ясности о моей точке зрения. Мне не нравится вот что: я бы не допустил, чтобы столько людей столько часов занимались мною. У Ю. Г. Марченко происходит переориентация – он больше хочет заниматься своими делами, интересами, чем институтскими делами. Но за них нельзя получать зарплату, надо выполнять план. Я думаю, надо отложить решение вопроса, чтобы получить основание для справедливого решения.

Медведев В. Е.За истекший год произошли существенные изменения во взглядах Марченко. Но думаю, что не до конца он осознал все, что с ним случилось, и выговор надо оставить.

Борисова Л. Г.Все должно иметь меру. Прежде всего человек должен трудиться, а потом увлекаться хобби. Есть идеология и есть практика в деле Марченко. Такое впечатление складывается, что Марченко мало имеет теперь отношение к первому. И все-таки складывается впечатление, что Марченко не до конца определился в своих позициях.

Савицкий И. М. Не уверен, что Марченко осознал все, что с ним произошло. Он до сих пор продолжает заниматься своим хобби, которым приносит вред. После взыскания Марченко еще не доказал в деле, что он отошел от своих взглядов, не трудится в меру своих возможностей. Он не выполнил план работы за 1979 г. Сколько затрачено времени на персональное дело. Думаю, что вопрос о снятии выговора надо отнести на более позднее время.

Вопрос к Марченко.

– Говорил ли Марченко в дирекции Института, что он был членом Оргкомитета по проведению Рериховских чтений?

– Нет. Я не был членом Оргкомитета и действовал по собственной инициативе.

Марченко Ю. Г.Я искренне заявил о своих ошибках и искренне подписал заявление о снятии взыскания. Ошибки обязуюсь не совершать.

Москаленко А. Т.Прошу поверить этим словам. Я уверен, что они искренние.

Савицкий И. М.Поступило 3 предложения – снять выговор, отложить вопрос о снятии взыскания. исключить из партии.

Суждения о предложениях имеет Москаленко А. Т.Третье предложение снято. На голосование вынесено два предложения. За снятие выговора голосовало 2, за то, чтобы отложить решение о снятии выговора – 6. Воздержалось – 2.

ГАНО. Ф. П-5415. Оп. 1. Д. 42. Л. 125–131

№ 7

Из протокола партийного собрания Института истории, филологии и философии СО АН СССР от 5 мая 1980 г.

<…> По третьему вопросу о снятии партийного взыскания с коммуниста Марченко Ю. Г. выступил Целищев В. В.Комиссия по рассмотрению персонального дела коммуниста Ю. Г. Марченко внимательно изучила его заявление о снятии партийного взыскания и обстоятельства, связанные с этим вопросом, и пришла к выводу, что оснований для снятия взыскания нет.

Вопросы к в. В. Целищеву:

– Каковы аргументы, сдерживающие положительное решение?

Целищев В. В.Этих аргументов три: практическая деятельность Ю. Г. Марченко не свидетельствует о том, что он действительно признал свои ошибки; его выступления по данному вопросу свидетельствуют о том о том же; его заявление о снятии взыскания писалось в нескольких вариантах. Комиссия считает, что во взглядах Ю. Г. Марченко серьезных изменений не произошло.

Бойко В. И.Каким юридическим (письменным) документом, выработанным комиссией, руководствовалось партийное бюро при рассмотрении персонального дела Ю .Г. Марченко?

Целищев В. Е.Письменных документов нет. Члены комиссии доложили итоги своей работы бюро. Это запротоколировано.

Слово предоставляется секретарю партийного бюро Савицкому И. М.Четырнадцатого февраля на заседании партийного бюро, когда были приглашены члены комиссии, занимавшиеся персональным делом Ю. Г. Марченко, а также секретари первичных партийных организаций, выступили и высказали свое мнение все члены партийного бюро. Все присутствовавшие на заседании члены партии пришли к выводу, что Ю. Г. Марченко не до конца осознал свои ошибки, за которые ему был вынесен выговор. Прежде всего рассматривалась практическая деятельность Ю. Г. Марченко. Ю. Г. Марченко следовало бы больше заниматься производственной деятельностью, общественной работой. Однако он не выполнил план Института, осложнив при этом работу по написанию трехтомника Истории рабочего класса. Во время Рериховского чтения Ю. Г. Марченко вместе с другими членами группы Дмитриева затрудняли работу Оргкомитета, пытались в ряде случаев подменить его, дезорганизовать работу конференции, провести линию, шедшую вразрез с линией оргкомитета, что вызвало ряд вопросов и нареканий со стороны участников чтения и со стороны обкома КПСС. В мировоззрении Ю. Г. Марченко произошли определенные положительные сдвиги, но признание им своих ошибок не окончательное.

Вопросы к и. М. Савицкому:

Бойко В. И.Имеется ли официальный документ, свидетельствующий о работе комиссии?

Савицкий И. М.Есть протокол заседания партийного бюро, в котором зафиксированы выступления всех членов комиссии.

Слово предоставляется Марченко Ю. Г.Иван Михайлович нарисовал очень обстоятельную и верную картину. Я хотел бы обратить внимание комиссии на тот факт, что между заседанием комиссии и заседанием партийного бюро очень большой разрыв во времени, за которые могли произойти очень важные изменения. Комиссия дважды рассматривала мое персональное дело, в результате чего мне было объявлено решение комиссии ходатайствовать перед партбюро о снятии с меня взыскания.

На заседании партбюро А. С. Московский заявил, что академический план 1979 г. мною не выполнен. В действительности же я выполнил план не к моменту моего переизбрания на должность младшего научного сотрудника, не к 1 октября, а к 1 ноября 1979 г., что послужило основанием для снятия меня с работы. За это время мною получено 2 благодарности от Дирекции – за научную и общественную деятельность.

За прошедшие с момента объявления мне выговора 1 год и 4 месяца мои позиции принципиально не изменились. В то же время я искренне признаю, что допустил ряд ошибок идеологического, а не мировоззренческого характера, за что понес суровое, но справедливое наказание. Сейчас я работаю почасовиком в Институте народного хозяйства, читаю лекции от общества «Знание».

Вопросы к ю. Г. Марченко:

Окладников А. П.Каковы отзывы о прочитанных Вами лекциях?

Марченко Ю. Г.Положительные.

Соскин В. Л.Марченко как активный член рабочей группы по проведению Всесоюзной научной конференции «Советская интеллигенция и ее роль в коммунистическом строительстве» получил благодарность дирекции.

Комогорцев И. И.В чем Ваша основная ошибка перед партией?

Марченко Ю. Г.Я допустил ошибки идеалистического характера, за что понес суровое наказание.

Окладников А. П.Вы считаете, что наказание было справедливым?

Марченко Ю. Г. Да, ряд положений Документа носят идеалистический характер, неприемлемый для мировоззрения коммуниста.

Питенев И. В.Продолжаете ли Вы встречаться с членами «рериховской группы» ? Продолжаете ли Вы работать над трудами, положения которых интерпретировались неверно? Пытаетесь ли Вы переубедить членов «Рериховской группы»?

Марченко Ю. Г.Группы не существует. Трудами Рериха, в интерпретации которых я допустил ошибки, я продолжаю заниматься. Переубеждать бывших членов группы я не пытался.

Комогорцев И. И.У Вас была попытка подмены идей Ленина идеями Рериха. К 110-й годовщине со дня рождения Ленина активизировали свою работу. Какое участие в лекционной пропаганде приняли Вы?

Марченко Ю. Г.Я прочитал более 50 лекций по ленинским принципам внешней политики.

Савицкий И. М.Что Вы можете сказать о психической энергии?

Марченко Ю. Г.Я не заявлял на партийной комиссии, что передо мной извинялись. Но вопросы о психической энергии не входят в компетенцию партийного бюро. Это признавали некоторые мудрые и высокопоставленные товарищи, а некоторые извинялись передо мной, что задавали очень много вопросов по этому поводу.

Ефимкин М. М. Как Вы работаете над собой последнее время?

Марченко Ю. Г. Я читал труды классиков марксизма-ленинизма.

Выступления:

Московский А. С., зав. сектором памятников истории. Я 40 лет в партии, но впервые встретился с коммунистом, который так передергивает факты, дает бесконечные обещания, но не выполняет их. Фактически Марченко сорвал написание второй главы «Истории рабочего класса Сибири». Поскольку редакторскую работу он выполнил частично, я на партбюро заявил о частичном выполнении академического плана. Теперь же Ю. Г. Марченко, извращая факты, утверждает, что я говорил о выполнении им плана.

Бойко В. И.Собрание пошло в плоскости обсуждения персонального дела Ю. Г. Марченко на предмет исключения. За невыполнение плана его не избрали по конкурсу. Комиссия, рассматривая вопрос о снятии взыскания, работала неорганизованно, выводы ее неясны. Я считаю, что здесь есть существенная недоработка. Нужно учесть, что у Марченко Ю. Г. нет махрового идеализма, есть заблуждения. Вношу предложение снять партийное взыскание с коммуниста Марченко Ю. Г.

Бессонов А. В.Вопрос к партбюро: кто должен здесь доказывать невиновность – Марченко Ю. Г. или комиссия?

Костюк В. Г.Я член партбюро и голосовал за сохранение взыскания в силе. Для рассмотрения персонального дела Ю. Г. Марченко была создана специальная комиссия; в нее входил и Москаленко А. Т., с которым трудно работать. Комиссия единого мнения не выработала, но каждый член комиссии выработал свои соображения. Были конкретные претензии к Ю. Г. Марченко в области идеологии. Как оценить изменения, произошедшие в сознании Марченко Ю. Г. за прошедший период? По его выступлениям особых изменений в области мировоззрения не видно. Научную деятельность Марченко охарактеризовал Московский, о его практической деятельности по дезорганизации «Рериховских чтений» говорил Савицкий. Принимая решение, мы должны учитывать все эти моменты. Я высказываюсь за сохранение взыскания.

Окладников А. П. Проблема сложная, человеческая, решить ее не просто. Марченко Ю. Г. получил свое за невыполнение плана – он не работает в Институте. Он мог бы нас обмануть, но он не скрыл колебания, свои сомнения. Он старался решить проблему марксист ли он? Это делает честь ему как человеку – готовность идти на жертву ради идеи, даже если она неправильна. Много таинственности.

Поиск в этом направлении не есть зло. В самом процессе размышления о сложности человеческой природы есть много привлекательного. За честное признание ошибок, за порядочность его обвинять нельзя. Я считаю, что лучше не подталкивать человека в пропасть, не обрывать его с партией, а помочь ему исправиться. Задача партбюро и парторганизации способствовать просвещению Ю. Г. Марченко. Нужно дать ему возможность творческой работы в школе, в университете, техникуме и т.д. Хорошо, что комиссия нашла мужество решить вопрос не однозначно. Решается судьба человека, и очень важно решить ее правильно.

Горюшкин Л. М. Предлагает подвести черту (принято единогласно).

Кто за предложение снять выговор с коммуниста Марченко Ю. Г.?

За – 41.

Против – 13 .

Воздержалось – 2.

Постановили: большинством голосов партийное взыскание с коммуниста Марченко Ю. Г. снять.

ГАНО. Ф. П-5415. Оп. 1. Д. 42. Л. 60–64


№ 8

Из протокола заседания бюро Советского райкома КПСС

от 24 июня 1980 г.

О снятии партийного взыскания с тов. Марченко Ю.Г.

Марченко Юрий Григорьевич, 1937 года рождения, член КПСС с мая 1971 г., партийный билет № 00505973 (на руках), русский, служащий, образование высшее, в ВЛКСМ состоял с 1964 по 1965 г., временно работает преподавателем в Институте народного хозяйства.

Первичная партийная организация Института истории, филологии и философии СО АН СССР решением от 5 мая 1980 г. просит райком партии снять с тов. Марченко Ю. Г. выговор с занесением в учетную карточку, объявленный Советским райкомом КПСС г. Новосибирска 15 февраля 1979 г. * за отступление от принципиальных позиций марксистско-ленинской философии, участие в разработке идеалистических концепций.

Дело поступило в райком партии 28 мая, рассмотрено на заседании парткомиссии при райкоме КПСС 18 июня 1980 г. в присутствии т. Марченко. Парткомиссия поддерживает просьбу партийной организации.

РЕШЕНИЕ: Снять с т. Марченко Ю. Г. строгий выговор с занесением в учетную карточку, объявленный Советским райкомом КПСС г. Новосибирска 15 февраля * 1979 г.

ГАНО. Ф. П-269. Оп. 20. Д. 14. Л. 166–167

-------------------------

* Здесь в тексте допущена ошибка: 15 февраля 1979 г. выговор был объявлен партийным собранием ИИФФ СО АН, утвержден же бюро Советского райкома КПСС 13 марта того же года. См.: ГАНО. Ф. П-269. Оп. 18. Д. 3. Л. 37–44 (Данные листы «законвертированы, поэтому невозможно определить, какие из них относятся к «делу» Ю. Г. Марченко, а какие к «делу» Ю. М. Ключникова).

Приложения

№ 1. Краткие сведения об участниках обсуждений

Алексеев В. В.– докт. ист. наук, зам. директора ИИФФ СО АН СССР, позднее академик, директор Института истории Уральского отделения РАН.

Асеев И. В. – археолог, канд., позднее докт. ист. наук.

Бессонов А. В. – канд. филол. наук.

Бойко В. И.– докт. филос. наук, зав. отделом философии ИИФФ.

Болдырев Б. В.– канд. филол. наук.

Борисова Л. Г.– канд. экон. наук.

Бочанова Г. А.– канд. ист. наук, ст. науч. сотр

Горюшкин Л. М.– докт. ист. наук, зав. отделом дооктябрьской истории ИИФФ, позднее – член-корр. РАН, директор Института истории СО РАН.

Ефимкин М. М. –канд., позднее – докт. ист. наук.

Кобков В. П.– канд. филол. наук.

Комогорцев И. И. – докт. ист. наук, зав. сектором.

Костюк В. Г.– канд. филос. наук

Ламин В. А.– канд. ист. наук, ученый секр. ИИФФ, позднее – член.-кор. РАН, директор Института истории СО РАН.

Ларичев В. В.– докт. ист. наук, известный археолог.

Лукинский Ф. А.– канд. ист. наук, ст. науч. сотр.

Марченко Ю. Г.– канд. ист. наук, младший науч. сотр. ИИФФ, позднее – преподаватель вузов, доцент.

Матвеенков И. И.– докт. филос. наук, старейший философ Новосибирска.

Молодин В. И.– канд. ист. наук, в настоящее – академик, зам. председателя Президиума СО РАН.

Москаленко А. Т.– докт. философ. наук.

Окладников А. П. – академик, директор ИИФФ.

Оненко С. Н.– канд. филол. наук.

Московский А. С.– докт. ист. наук, зав. сектором истории памятников.

Питенев И. В.– младший науч. сотр. (без степени).

Савицкий И. М.– канд. ист. наук, ст. науч. сотр., секретарь партбюро ИИФФ, позднее – докт. ист. наук.

Соскин В. Л.– докт. ист. наук, зав. сектором истории культуры ИИФФ.

Целищев В. В.– докт. филос. наук, позднее – директор Института философии и права СО РАН.

Якимова Л. П.– канд. филол. наук, член партийного бюро, позднее – докт. филол. наук.

№ 2. Библиография трудов Ю. Г. Марченко

Марченко Ю. Г. Культурное развитие рабочего класса Сибири (1921–1928 гг.). Автореф. дис. …канд. ист. наук. Новосибирск, 1973.

Марченко Ю. Г. Очерки истории культурного развития рабочих Сибири (1920–1928 гг.). Новосибирск, 1977. – 173 с.

Марченко Ю. Г. Константин Николаевич Нечаев [Композитор и педагог]. Новосибирск, 1988. – 109 с.

Марченко Ю. Г. Культ света. Новосибирск, 1995. – 213 с.

Марченко Ю. Г., Матвеев П. В., Насыров А. Н., Загоруйко Н. Г. Стратегия отрезвления. Новосибирск, 1990. – 100 с.

Марченко Ю. Г. , Мамай И. И. Культурология. Учеб. пособ. Новосибирск, 1995. – 157 с.

№ 3. Из книги Ю. Г. Марченко «культ света»

<…> Устраивают уже и не лекции, а своеобразные литургии, даже шабаши с дикими песнями, как и дикими текстами. Кликуши и лицемеры – их уже легион. Зовут в братский мир, на путь благородства и высокой любви, но сами разваливают свои же семьи (словно бы в пример другим), сиротят детей, бегут от социальной активности. Одобряют лишь путь прямо в рай, без общих земных страданий, “отработок“. Кому они хотят их оставить?

Тонко знающие свое разрушительное дело проповедники в квазинаучной форме преподносят доверчивым и опять же тоскующим о нужном для всех деле людям) сколки, обрывки древних мистических концепций. Автор книги совсем не тот, кто бы отрицал существование высшего знания, объятого древними терминами – “мистика“, “окультизм“, “спиритмизм“ или новым “психотроника“. Однако, чем выше, тоньше, неочевиднее силы и знание, тем легче злоумышленникам вносить разлад, путаницу в умы людей…

<…> Почему надо обязательно начинать расширение сознания с ценностей из-за гор или морей? Повторим еще раз: чужие мысли хороши для развития собственных. Не познав и не полюбив отчего края, бесполезно, а то и вредно пускаться в дальний туризм, в том числе и интеллектуальный.

На о предупреждениях из космоса? Да, да. Идут, нарастают спасительные предупреждения. И о них говорят ученые. Например, доктор геолого-минералогических наук А. Н. Дмитриев рассматривает предупредительную активность космоса как “развертывание природного отклика на антропогенную деятельность текущей фазы цивилизации (См.: Дмитриев А. Н. Вопросы глобальной экологии. // Непереодические быстропротекающие явления в окружающей среде. (Тезисы докладов междисциплинарной научно-технической школы-семинара. – 18–24 апреля 1988 г.). Ч. I. Томск, 1989. С. 15). Ученый говорит о нарушении природных взаимосвязей и естественных отсюда следствиях – откликах в районах добычи полезных ископаемых, распаде вековых магнитных аномалий (а может, они – вовсе и не аномалии?). изменении атмосферного электричества, о необычных шаровых молниях и других нарушениях геофизических полей. В перечне ответных явлений природы есть и итоговые – мутагенез, плутониевый удар по процессу видообразования и видоподдержанию в будущем…

<…> Ныне знаемые на всей Земле Н. К. и Е. И. Рерихи – не боги, как и их знаменитые сыновья. “Живая этика“ – не религия. Назови ее религией – и готова очередная ересь….

<…> Однажды меня привел случай беседовать с митрополитом Гедеоном. Коснулись темы вероискательства, лжепророков, улавливающих свои жертвы. Иерарх церкви спросил: “ Вы русский,.. Так не забывайте, русский – значит, православный! “ Так оно и есть…

Марченко Ю. Г. Культ света. Новосибирск, 1990. С. 198, 199, 212

Раздел 6. И. С. Кузнецов. «Никто не хотел обострять…»:

Новосибирский академгородок в зеркале идеологического конфликта

Исторический очерк

История Новосибирского научного центра, Академгородка в настоящее время вызывает повышенное внимание историков. Помимо прочему этому способствут приближающийся полувековой юбилей СО АН (май 2007 г.), – такой почтенный возраст требует более основательного изучения истории данного социально-исторического феномена. Однако к настоящему времени в опубликованной литературе в большей мере отражено становление и развитие ННЦ как научно-организационной структуры, научного сообщества (1). Гораздо в меньшей степени исследована его социально-политическая история. Академгородок как определенная система социальных и властных отношений (2), – эта тема, безусловно, заслуживает фундаментального исторического изучения, но в настоящее время в данном направлении сделаны лишь первые шаги (3).

Значительные возможности для исследования социально-политической истории Академгородка дает изучение ряда сложных, «нештатных» ситуаций 1960–1970-х гг. (скажем, событий 1968 г., связанных с фестивалем «бардов» и «письмом 46-ти»). Будучи определенными значимыми вехами в истории общественной жизни, подобного рода ситуации идеологического конфликта вместе с тем ярко обнажали «структуры повседневности». Их изучение позволяет рельефно проследить особенности властных отношений, взаимоотношения академической и партийной иерархии, особенности менталитета научного сообщества и т.д.

Предметом данной статьи являются события, развернувшиеся в Новосибирском Академгородке на рубеже 70–80 гг. прошлого столетия. Как уже говорилось, видимым импульсом для них стало появление в начале 1979 г. Записки «О проблеме создания культурно-научного центра в развитие идей Н.К. и Е.И.Рерих» (4), которая была направлена в Новосибирский обком КПСС и другие партийные инстанции группой энтузиастов «Живой этики».

При анализе рассматриваемой ситуации необходимо, разумеется, в полной мере принимать во внимание соответствующий исторический контекст. Как известно, в конце брежневского периода общественно-политическая и идеологическая жизнь нашей страны характеризовалась определенными «застойными тенденциями», носила преимущественно формализованный и официозный характер.

«Диссидентское» движение к этому времени было практически сведено на нет. При этом следует иметь в виду, что и в период его апогея в конце 1960-х–начале 1970-х гг. идейный потенциал «диссидентства», как известно, не отличался большой содержательностью. В сущности, он преимущественно сводился к негативизму по отношению к существующем порядкам (в диапозоне от умеренной критики в духе «социализма с целовеческим лицом» до крайнего антикоммунизма) без какой-либо ясной альтернативы. К концу же «застойного периода» какие-либо заметные проявления нонконформизма, свободомыслия в целом были весьма редкими. Все это в полной мере относилось и к Новосибирскому академгородку, общественный облик которого к этому времени весьма заметно изменился в сравнении с периодом максимальной политической активности научной интеллигенции, пик которой пришелся на 1968 г.

Не удивительно, что инициатива новосибирских энтузиастов учения Н.К.Рериха («Живой этики») стала своего рода уникальным эпизодом общественно-политической жизни конца 1970-х гг. – не только на региональном, но и на российском уровне.

Что касается содержания неоднократно упоминавшейся «Записки», то в полной мере оценить его весьма сложно, поскольку автор не считает себя достаточно компетентным в идеях Н. К. Рериха. Можно высказать по этому поводу лишь некоторые общие соображения.

Первое что бросается в глаза при знакомстве с рассматриваемым произведением, – то, что его содержание далеко выходило за рамки названия. В сущности, это был своего рода манифест, где анализировались фундаментальные процессы в стране и в мире, выдвигались соответствующие задачи. С этой точки зрения рассматриваемый текст, видимо, представляет собой уникальное явление идейной жизни рассматриваемого периода.

Второе, что обращает на себя внимание – позитивное отношение авторов «Записки» к существующему общественному строю, к самой идее социализма. Можно сказать, что здесь была сформулирована определенная реформистская альтернатива, своего рода проект внутреннего обновления системы на базе своеобразного синтеза «идей Ленина» и «Живой этики».

Не беремся судить, насколько реальными были высказанные авторами предложения о путях изменения к лучшему. Что является бесспорным – их большая озабоченность положением дел в стране, нарастающими негативными процессами и опасностями. Речь идет прежде всего об ухудшении экологической и в особенности духовно-идеологической ситуации в стране, – последнее связывалось авторами «Записки» прежде всего с активизацией «психологической войны» против нашей страны.

В настоящее время, после того как с такой видимой легкостью рухнули КПСС и СССР, высказанные в рассматриваемом документе опасения представляются более чем обоснованными. Ведь очевидно, что саморазрушение системы стало результатом в первую очередь того идеологического и психологического распада, который, помимо внутренних факторов, возможно, в той или иной мере инициировался определенными внешними силами (5). Можно сказать, что в произведении новосибирских «рериховцев» прозвучал сигнал тревоги, своего рода удар набатного колокола, и произошло это накануне «великих потрясений», буквально за несколько лет до гибели советской державы…

Весьма показательна реакция на эту инициативу со стороны научного сообщества официальных инстанций разного уровня. Известно, что после появления «Записки» в Академгородке прошла серия различных разбирательств, где основные авторы «Записки» подверглись тем или иным санкциям. Знакомство с соответствующими документами позволяет внести дополнительные штрихи в картину общественной жизни конца «застойного периода». Думается, что публикуемые материалы, весьма рельефно характеризуют менталитет как партийного руководства, так и различных групп научной интеллигенции.

При этом, оценивая содержание публикуемых документов, видимо, неправомерно воспринимать их в однозначно политизированном контексте. Не исключено, что соответствующие инстанции в силу тех или иных ведомственных и личных интересов целенаправленно утрировали политико-идеологический аспект событий. С другой стороны, возможно, острота разбирательств не в последнюю очередь определялась не столько идейными разногласиями, сколько научными или межличностными конфликтами в тех или иных коллективах и сообществах, в том числе и в самом рериховском движении. В силу целого комплекса причин рассматриваемые события приобрели преобладающую политико-идеологическую окраску, хотя, быть может, идеологический момент здесь в основе своей и не был определяющим.

При этом, разумеется, следует иметь в виду относительность граней между политическими и иными аспектами событий в условиях общественной системы, которая существовала в тот период в нашей стране. В частности, хорошо известно, как на известных этапах нашей истории те или иные корпоративные конфликты, в том числе и в научном сообществе, разного рода научные разногласия порой переводились в плоскость идеологического противостояния вплоть до репрессий по отношению к инакомыслящим. При этом речь идет не только об относительно далеких временах гонений на генетику и кибернетику…

Не в последнюю очередь это касается и экологических проблем, которым столь значительное место отводилось в «Записке». Повествуя об истории борьбы против проекта «поворота сибирских рек» во второй половине 1980-х гг., лидер экологического движения академик А. Л. Яншин отмечал: «Мы понимали, что борьба наша за идеи правильной, разумной, научной экологии – это политическая борьба. Споры и дискуссии были остры и напряженны. Лет двадцать назад о таких спорах не могло быть и речи. Если тогда А. Синявского могли осудить только за то, что он в Париже опубликовал свою книгу, то нам, мешающим “работать“ министерствам, и подавно бы несдобровать. Но теперь реальность стала совершенно иной» (6).

В приведенном мемуарном свидетельстве речь идет уже о временах горбачевской «перестройки». В предшествующий же период картина, согласно тому же авторитетному свидетельству, выглядела следующим образом: «Нам памятны “аргументы“, использовавшиеся в те годы против защитников природы: шпионаж, пособничество империализму. Научная дискуссия вокруг экологически важного проекта превращалась в политические нападки на ученых, противостоять которым в административно-командной системе было трудно» (7).

По этому поводу один соратников А. Л. Яншина академик Б. С. Соколов вспоминает, что Александру Леонидовичу «уже с Сибири пришлось вступить в резкое столкновение с государственным аппаратом и мощными правительственными ведомствами в защиту окружающей среды и природных ресурсов, отношение которых с бездумной расточительностью стало приобретать черты почти колониальной политики. Выдающееся сопротивление этому натиску оказало Сибирское отделение во главе с академиком А. А. Трофимуком и его единомышленниками, среди которых, естественно, оказался и А. Л. Яншин» (8).

В свою очередь Н. Ф. Глазовских (член.-корр. РАН, зам. директора Института географии РАН) вспоминает о характерной ситуации начала 1980-х гг., когда борьба по поводу «поворота сибирских рек» достигла наибольшей остроты: «Александр Леонидович полностью проявил себя как гражданин. Не секрет, что Президент Академии наук академик А. П. Александров поддерживал идею переброски. Поддерживали мелиораторов и многие члены правительства и, что более важно, члены Политбюро ЦК КПСС. Поэтому Яншин постоянно испытывал прессинг со стороны властных структур, но не сдавался, активно работал сам и всячески прикрывал нас своим авторитетом. Минводхоз был тогда мощной структурой. Его действия поддержвиались правящей партией. Тучи над нами сгущались, ходили упорные слухи, что все экологи занесены в список неблагонадежных и пользуются подчеркнутым вниманием московского КГБ. Александр Леонидович написал письмо председателю КГБ СССР, которое прошло по первому отделу, с изложением всех наших подходов к этой проблеме. И на удивление быстро. Буквально дней через десять, от председателя КГБ СССР пришел очень вежливый подход, где он написал, что полностью с такими подходами согласен. К письму была приложена аналитическая справка, подготовленная специалистами КГБ по проблемам переброски рек. И это была великолепная справка – абсолютно профессиональная, в ней все было названо своими именами. Московскому КГБ было дано указание оставить нас в покое» (9).

Возвращаясь к анализу публикуемых документов, нельзя не обратить внимание, что помимо обвинений идеологического порядка «подписантам» предъявлялись претензии морального характера, отмечались недостатки в их личной жизни, трудовой дисциплине и т. д. Следует иметь в виду, что такого рода обвинения также являлись стандартным приемом дискредитации противников либо в политико-идеологическом контексте, либо в ходе персональной или межгрупповой борьбы за власть (10).

Хочется еще раз подчеркнуть неправомерность сугубо политизированной трактовки публикуемых документов и драматизации отраженных в них событий. Не исключено, что они в большей мере являются отражением не столько общественно-политической жизни, сколько истории повседневности. В самом деле, как всякая конфликтная ситуация, такого рода события обнажают рутинные отношения, дают мгновенный срез нравов и настроений. Как можно убедиться, они весьма рельефно отражают менталитет научного сообщества (а также и других групп интеллигенции) в конце «периода застоя», накануне «великих потрясений». В них находят отражение такие аспекты повседневности, как профессиональная этика, отношения в коллективах, стиль общественной жизни и ряд других. Думается, даже в таком качестве, если не сводить содержание публикуемых документов к политико-идеологическим моментам, они представляют значительный интерес для изучения недавнего прошлого. В немалой степени это определяется спецификой отражаемого в них социального объекта: ведь это не завод, не колхоз и не магазин, а преимущественно научные коллективы…

* * *

Обращаясь к конкретному рассмотрению событий в Академгородке на рубеже 1970–1980-х гг., необходимо, разумеется, при анализе действий различных инстанций в рассматриваемой ситуации кроме основного, политико-идеологического контекста, учитывать и воздействие некоторых более конкретных и специфических факторов. Не исключено, что, помимо прочего, болезненная реакция соответствующих структур на инициативу последователей Н. К.Рериха определялась сложностью международной обстановки, опасениями по поводу «идеологических диверсий». Свидетельством

возможного влияния этих мотивов может служить справка, направленная 20 июня 1978 г. Советским райкомом в обком и горком КПСС. Этот документ под стандартным грифом «совершенно секретно» информировал о работе райкома по выполнению постановления ЦК КПСС «О мерах по дальнейшему повышению политической бдительности советских людей» (1977 г.). В ней, в частности, указывалось, что после выхода указанного документа данный вопрос был обсужден на заседании бюро райкома КПСС, после чего приняли план соответствующий мероприятий. В справке в том числе сообщалось, что в данной связи «в ряде институтов СО АН проводились заседания ученых советов, на которых рассматривались и утверждались меры по повышению политической бдительности». Отмечалось также, что «разработана тематика лекций и бесед по пропаганде советского образа жизни, постоянной защите завоеваний Октября, непримиримости к буржуазной идеологии», при этом «в первую очередь учтены те коллективы, где имели место проявления политической беспечности, нарушения режима секретности» (11).

Как следует из публикуемых документов, важнейшим обвинением в адрес А. Н. Дмитриева и его единомышленников было утверждение о «религиозном» характере их взглядов, о создании ими некой «секты». В связи с этим необходимо отметить, что в рассматриваемые годы религиозная активность – несмотря на определенное смягчение позиции властей в этом вопросе в сравнении с хрущевским периодом –

по-прежнему вызывала подозрительное отношение. Как и раньше культивировалась идеология «воинствующего атеизма», свидетельством чего стало, к примеру, появление несколько позднее секретного постановления ЦК КПСС «Об усилении атеистического воспитания» (22 сентября 1981 г.)..

В этом контексте обвинения в создании «секты» звучали далеко небезобидно, поскольку в предшествующие годы деятельность религиозных энтузиастов заканчивалась порой весьма печально. К примеру, можно вспомнить, что незадолго до рассматриваемых события (в 1974 г.) в Улан-Удэ был арестован за создание буддистского кружка известный буддолог Бидия Дандарон, который так и не увидел больше свободы (умер в тюрьме) (12)…

Рассматривая ход событий, следует отметить, что важнейшей их вехой стало заседание бюро Советского райкома КПСС от 13 марта 1979 г., на котором данной теме были посвящены три пункта повестки дня: информация секретаря партбюро Института геологии и геофизики А. А. Оболенского об «инициативной группе» А. Н. Дмитриева и персональные дела Ю. М. Ключникова и Ю. Г. Марченко. Заседание прошло под председательством первого секретаря райкома Р. С. Васильевского, который к тому времени являлся доктором исторических наук, известным археологом. По устному свидетельству доктора филологических наук Л. П. Якимовой, в данной непростой ситуации Руслан Сергеевич показал «широкий кругозор и гуманизм», что, вероятно, позволило не допустить чрезмерного обострения ситуации. Последующее рассмотрение соответствующих персональных дел в 1980–1981 гг. шло под председательством вновь избранного первого секретаря райкома КПСС И. А. Лаврова. Как известно, Игорь Андреевич являлся доктором физ.-мат. наук, известным математиком, учеником академика А. И. Мальцева.

Вторым секретарем райкома (отвечавшим за идеологическую работу) в это время был В. А. Миндолин. Будучи выпускником гуманитарного факультета, кандидатом ист. наук Владимир Александрович снискал широкую известность творческим, новаторским подходом к партийной работе. Не случайно, что когда требованием времени стало обновление общества, он возглавил (в 1990 г.) Новосибирский обком КПСС и являлся его первым секретарем вплоть до августовских событий 1991 г.

Возвращаясь к «делу Дмитриева», следует отметить, что основное разбирательство по этому вопросу состоялось на заседании партийного бюро Института геологии и геофизики СО АН СССР 28 февраля 1979 г. Выступивший на нем секретарь партийного бюро А. А. Оболенский (в то время канд., затем – докт. геол.-минер. наук) сообщил, что деятельность Дмитриева начала рассматриваться после того, как в ноябре 1978 г. г. в ходе бракоразводного процесса одного из сотрудников лаборатории № 151 выяснилось, что Дмитриев «создал какую-то группу, типа секты, которая собирается на квартире Дмитриева, на какие-то семинарские занятия, которые проходят в основном в ночное время».

Для «выяснения характера деятельности этой группы» была создана специальная комиссия под председательством одного из ветеранов института доктора геол.-минер. наук В. В. Вышемирского. Это был участник войны (в настоящее время уже ушедший из жизни), как большинство представителей этого поколения – человек весьма определенных убеждений, что помимо общезначимых факторов, видимо, предопределило результаты данного «расследования». Добавим, что в предшествующие годы, а затем и через некоторое время после рассматриваемых событий В. В. Вышемирский и А. Н. Дмитриев неоднократно выступали в качестве соавторов в научных публикациях по проблемам нефтяной геологии.

Согласно информации секретаря партбюро, комиссия установила, что план научно-производственной работы лаборатории выполняется, в ней хорошо работает научный семинар, но о деятельности названной «группы» комиссия не смогла выяснить суть дела до конца из-за того, что «Дмитриев отказался что-либо рассказать, мотивируя свой отказ тем, что группа якобы занимается секретными научными исследованиями особой важности. Представитель из районного Управления КГБ подтвердил наличие таких работ и не советовал привлекать внимание к этому вопросу».

Далее секретарь партбюро информировал, что в это же время в обком КПСС и редакцию газеты «Правда» поступило письмо от тестя упоминавшегося разведенного сотрудника лаборатории, в котором отмечались те же факты: «Дмитриев организовал какую-то полурелигиозную группу, которая собирается на его и часто в ночное время. В этой группе большинство разведенных, а сам Дмитриев имеет две жены. Дальнейшее рассмотрение этого вопроса партийным бюро и дирекцией Института выявило группу, в которую вошли не только сотрудники лаборатории № 151 Института, но и сотрудники других организаций Сибирского отделения и города. Идеологическая сущность группы была оформлена в Записке “О культурно-научном центре им. Рерихов“, содержащей пропаганду немарксистской идеалистической философии» (13).

В ходе последующего обсуждения все члены партийного бюро осудили действия руководителя лаборатории № 151. Тон обсуждения задал директор института акад. А. А. Трофимук. Он, в частности, отмечал: «Группа не была зарегистрирована, собиралась на квартире Дмитриева. Для ознакомления со стилем семинарских занятий этой группы Дмитриев предоставил мне магнитофонную запись одной беседы. Выступление Дмитриева на этом семинаре и весь стиль беседы похожи больше на проповедь, а не на семинар. Сложилось впечатление, что эта, так называемая инициативная группа, скорее похожа на секту. В магнитофонной записи и Записке “О культурно-научном центре им. Рерихов“есть значительное отклонение в сторону теософии, есть попытки уточнить, развить марксизм-ленинизм путем подключения к нему учения “Живой этики“. Таким образом, группа под руководством Дмитриева способствовала проникновению идеалистической буржуазной идеологии. Деятельность этой группы сказалась на их морально-бытовом облике. Большая часть членов группы, в том числе и Дмитриев, имеет неблагополучие в семейной жизни. Необходимо строго спросить с А.Н.Дмитриева за его идейное заблуждение, за деятельность по созданию группы-секты, за семейные непорядки».

Далее А. А. Трофимук подчеркнул: «Во всех предыдущих беседах мы убеждали и разъясняли Дмитриеву ошибочность его позиций, предлагали ему отказаться от идеалистической деятельности, наладить семейные отношения, прекратить порочную практику нарушения субординации и обращения сразу в вышестоящие инстанции через голову дирекции, местных партийных и государственных органов. В настоящее время наши претензии и предложения такие же. Ошибаться свойственно каждому, но выходить из игры надо без оговорок. Вы пытаетесь оставить себе лазейку для продолжения деятельности своей группы. В действительности всю эту деятельность надо прекратить» (14).

Прозвучавшие затем выступления членов партийного бюро продолжили эту негативную линию, в основном варьируя те же обвинения. При этом большинство участников заседания предлагали принять в отношении заведующего лабораторией № 151 «не только моральные, но и административные меры» (15).

Говоря об атмосфере рассматриваемого заседания, – как она реконструируется по документам, – следует сказать еще несколько слов о менталитете его участников. Об одном из них, В. В. Вышемирском, мы уже говорили. Большинство других были в чем-то схожи: как правило это были известные в своей сфере профессионалы, представители поколения, сполна испытавшего бедствия военных и первых послевоенных лет, что оказало определяющее воздействие на их мировоззрение.

Судя по протоколу, в ходе обсуждения особенно активно выступал доктор геол.-минер. наук Л. В. Фирсов. О некоторых человеческих чертах Льва Васильевича, в той или иной мере типичных для целого поколения, можно судить по воспоминаниям другого известного ветерана института, член.-корр. Ф. П. Кренделева, посвященных член.-корр. Игорю Владимировичу Лучицкому: «В соседнем доме жил Лев Васильевич Фирсов, с которым мы обитали во время войны в одной комнате в студенческом общежитии и учились в одной группе – он, моя жена и я. Он тоже создавал лабораторию (абсолютного возраста) и тут мы все трое – он, Лучицкий И. В. и я – упирались в одну и ту же проблему – где достать материалы, провода, гайки, диоды и еще черт знает что, как поскорее заполучить наряд в мастерские, оформить заказ на слесаря, энергетика и пр. У Льва Васильевича была фора: он абсолютно все умел делать своими руками, вплоть до выполнения сложных стеклодувных работ. Человек судьбы в чем-то сходной с судьбой Игоря Владимировича, кроме участия в войне, поскольку не попал на нее по возрасту, он тоже закончил гидромелиоративный техникум, потом, закончив высшее образование, уехал в Магадан и уже позднее занимался там организацией лаборатории, будучи заместителем директора академика Н. А. Шило. Фирсов не терпел административной деятельности, рвался к научной работе и получил эту возможность, переехав в Новосибирск, Он был, так же как и Игорь Владимирович, человеком разносторонних интересов, писал прекрасные стихи, включая такой трудный жанр как “Венок сонетов“, отлично рисовал. Мы нередко встречались у Л. В. Фирсова <…> Вечера посвящались поэзии <…>. Лев Васильевич предпочитал всем поэтам Пушкина и Лермонтова…(16)

Обращает внимание, что из всех участников обсуждения некоторую снисходительность к «заблудшим» проявил лишь член партбюро канд. геол.-минер. наук В. Д. Карбышев. Видимо, здесь сказалась определенная разница в менталитете поколений – это представитель «шестидесятников», комсомольский активист юного Академгородка (в конце 1960-х гг. – один из секретарей райкома ВЛКСМ). В связи с этим следует отметить, что в то время А. Н. Дмитриев также активно работал в комсомоле, а организация эта представляла тогда общественный авангард в Академгородке да и в целом в стране…

На фоне преобладавших резко негативных высказываний участников отмеченного заседания в известной мере примирительно прозвучало заключительное выступление А. А.Трофимука: «Дмитриев злоупотреблял своими служебными обязанностями и вовлек в кружок сотрудников своей лаборатории <…> не последовал нашим советам и не отрегулировал свои семейные дела. Теперь важно, чтобы он осознал свои ошибки, честно их признал, прекратил свою идеалистическую деятельность и работу группы. Мы желаем, чтобы Дмитриев искренне и честно признал свои ошибки, что вся эта деятельность будет прекращена» (17).

По итогам рассматриваемого обсуждения было принято решение партийного бюро, где отмечалось, что руководитель лаборатории № 151 организовал группу «Живой этики», которая имела идеалистическую идеологическую направленность, занималась в основном изучением философского наследия Н. К. и Е. И.Рерихов, провозгласив эту систему взглядов своим философским мировоззрением; вовлек в эту группу сотрудников возглавляемой им лаборатории, злоупотребив тем самым своим служебным положением, проводил нерегламентированные планами научно-исследовательских работ эксперименты по парапсихологии и биоволновым измерениям. Далее отмечалось, что «членами группы была составлена записка “О проблеме создания культурно-научного центра в развитие идей Н. К. и Е. И.Рерих“, в которой авторы, прикрываясь именем Рерихов, сформулировали идеологическую платформу группы, идущую вразрез с философией диалектического материализма». Наконец, было подчеркнуто, что «имеются отклонения от нормальной семейной жизни и распад семей у пяти сотрудников лаборатории».

В соответствии с этим партийное бюро постановило «Осудить создание группы по изучению так называемой “Живой этики“, рекомендовать <…> прекратить деятельность этой группы, стоящей на немарксистских идеалистических позициях». Помимо прочего партийное бюро рекомендовало дирекции Института «рассмотреть вопрос о целесообразности продолжения работ, проводимых <…> в лаборатории логико-математических методов обработки геологической информации по парапсихологии и биоволновым процессам, не стоящих в планах научных исследований института…» (18).

Указанное решение партийного бюро Института геологии и геофизики было рассмотрено и одобрено на упоминавшемся заседании бюро Советского райкома КПСС 13 марта 1979 г. (19).

Продолжение рассматриваемых событий прослеживается в ряде последующих документов партийного делопроизводства, в частности, в отчетном докладе партийного бюро на отчетно-выборном собрании партийной организации Института геологии и геофизики СО АН СССР 24 октября 1979 г. Помимо повторения ранее прозвучавших критических оценок, здесь было сообщено, что руководитель лаборатории № 151 снят со своей должности (20).

Оценивая контекст этих событий, следует иметь в виду, что к моменту их разворота научная деятельность А. Н. Дмитриева получала большую поддержку со стороны А. А. Трофимука, а сам он пользовался полным доверием лидера сибирской геологии. Сочувствие и в какой-то мере поддержку со стороны академиков А. А. Трофимука и А. Л. Яншина находили и взгляды Н. К. Рериха.

А. Н. Дмитриев вспоминает: «Еще осенью 1967 г. после ознакомительных бесед с А. Л. Яншиным и А. А. Трофимуком мною было составлено письмо в Ригу в республиканскую библиотеку города с просьбой прислать “полное собрание томов Агни-Йоги“с целью их научного применения. Письмо ушло за подписью первого заместителя Председателя СО АН СССР акад. А. А. Трофимука. Через две недели в ИГиГ СО АН пришла полная фильмокопия всех 12 томов Агни-Йоги. А еще через месяц я показал фильмокопии отдельных томов А. А. Трофимуку».

Далее, согласно тому же свидетельству, «принятие решения снизу (со стороны инициативной научной молодежи Академгородка)» о строительстве музея Н. К. Рериха и Е. И. Рерих на Алтае «было одобрено и А. А. Трофимуком и А. Л. Яншиным» (21).

В этих условиях достаточно резкая реакция руководства института на инициативу энтузиастов Агни-Йоги, видимо, определялась прежде всего прагматическими соображениями. Вероятно, гавным «криминалом» здесь были не сами по себе неортодоксальные идеи, а нарушение субординации. Действия А. Н. Дмитриева «подставляли» А. А. Трофимука, компроментировали его в глазах властей предержащих, что, понятно, требовало соответствующей реакции.

Разумеется, понимание смысла рассматриваемых событий, их ретроспективное восприятие выглядит по-разному у их участников, находившихся по разную сторону «баррикад». Основной «возмутитель спокойствия», А. Н. Дмитриев вспоминает: «За рьяное вхождение в это знание (Агни Йоги. – И. К.) я был социально наказан: понижен в должности, зарплате<…>. Был подвергнут соответствующей проработке. И одновременно получил богатый урок, наблюдая коллективное поведение людей в режиме социальной опасности. Люди, которые были рядом, разделились на тех, кто “за“, и тех, кто “против“. И каждый показал себя со своей глубинной стороны, со своих систем предпочтения в жизни. Ситуация мне показала, что в целом люди – слабые <…>. Слабые в принятии самостоятельного решения <…>. Во время этого партийного наезда на меня, беспартийного, и длительных бесед в комитетах партии и других комитетах я укрепился окончательно в своем предположении <…>. Уже тогда мои попытки в беседах отделить коммунизм от Маркса получали наиболее яростные и нелогичные возражения <…>. И мое тогдашнее выражение, что бородой Маркса не закрыть будущее России, оказалось <…> наиболее сильным доводом против меня. В беседах с членами партии и даже секретарями я свои аргументы приводил. Уверен, что некоторые из этих бесед имеются в записях в определенных комитетах» (22).

О другом взгляде на рассматриваемые события можно судить по устным свидетельствам А. А. Оболенского, беседа автора с которым состоялась в феврале 2006 г. В ходе нее он в полной мере подтвердил все оценки тех лет, в том числе о создании А. Н. Дмитриевым «секты», о чрезмерном влиянии его на своих духовных подопечных. Однако, судя по его свидетельству, дело не приняло бы такого резкого характера, если бы не появление неоднократно упомянутой «Записки». Как сказал наш собеседник, по нынешним временам «дело не стоило выеденного яйца», однако тогда были иные «правила игры». В ходе интервью мой собеседник не раз повторял: «Не понимаю, на что рассчитывал Дмитриев».

Как свидетельствовал названный ветеран, к нему, как секретарю институтского партбюро, по этому поводу позвонил зам. зав. отделом науки обкома КПСС и как «взмыленный» примчался в институт. Вместе они пошли к А. А. Трофимуку, который был крайне поражен и повторял: «Этого не может быть, Алеша не мог так поступить».

По словам А. А. Оболенского, в ходе обсуждения данного вопроса не было стремления к излишнему обострению ситуации. Вместе с Л. В. Фирсовым они вели многочасовые беседы с А. Н. Дмитриевым и, в конце концов, как считает ветеран, убедили своего коллегу в неправильности его действий. По его утверждению, в отношениях между ними не осталось какой-то неприязни…

Из числа других «подписантов» наиболее длительное разбирательство выпало на долю члена КПСС Ю. М. Ключникова ввиду его особого упорства в отстаивании своих воззрений.

Первое из серии этих мероприятий, заседание партийного бюро Сибирского отделения издательства «Наука», имело место 8 февраля 1979 г. Как и в Институте геологии, члены партбюро издательства единодушно осудили соавтора «Записки». Помимо указаний на несоответствие положений «Записки» марксизму-ленинизму, приводился еще ряд аргументов. В частности, секретарь партбюро заявил, что «данный факт является проявлением идеологической диверсии со стороны империализма и сионизма – в частности» (23).

В результате члены партбюро единогласно проголосовали за исключение Ю. М. Ключникова из партии «за нарушение Устава КПСС, выразившееся в отходе от марксизма-ленинизма, за кружковщину и непризнание допущенных ошибок». Вторым пунктом постановления бюро записало: «Предложить дирекции рассмотреть вопрос о возможности использования т. Ключникова на работе в издательстве в должности редактора общественно-политической литературы» (24). В переводе с бюрократического языка это означало рекомендацию об увольнении редактора.

Дальнейшее обсуждение персонального дела Ключникова развернулось на партийном собрании издательства 22 февраля того же года. Все его участники активно осуждали своего коллегу за отступления от марксистской идеологии. Кроме того указывали на недостатки в его работе в качестве редактора (недисциплинированность, невнимательность при редактировании текстов). Было вынесено два предложения – об исключении из партии и о вынесении строгого выговора с занесением в учетную карточку, однако ни одно из этих решений при голосовании не набрало достаточного количества голосов.


Далее в ходе этого мероприятия имела место весьма необычная ситуация: собрание было прервано и члены партбюро удалились на свое заседание. Секретарь партбюро объявил: «Сложилась обстановка такая на собрании, что большинства при голосовании об исключении Ключникова из рядов КПСС, как это решило наше бюро, мы не соберем. Предлагается изменить формулировку решения бюро и объявить т. Ключникову Ю.М. строгий выговор с занесением в учетную карточку за отклонение от требований Программы и Устава КПСС по идеологическим вопросам» (25). После того как четверо из шести членов бюро поддержало этот вариант, партийное собрание было продолжено и утвердило новое предложение партийного бюро.

Возможно, в таком повороте событий сказались и другие факторы. Некоторые основания для этого дает выступление одного из членов парторганизации издательства на последующем партийном собрании 25 октября 1979 г. Он заявил, что его «возмутило» поведение секретаря партбюро на собрании по «делу Ключникова»: «пятнадцать минут он говорил об исключении, потом на него “надавил райком“, и он стал говорить по-другому» (26).

Оценивая правдоподобность такого рода версии, нельзя исключать, что партийные органы не стремились к обострению идеологического конфликта, можно сказать, занимали примиренческую позицию. Как показывает рассматриваемый далее пример И. А. Калинина, в случае «раскаяния» вполне можно было ограничиться относительно мягким наказанием. Помимо прочего, такая позиция партийных органов, видимо, диктовалась нежеланием «выносить сор из избы», создавать у вышестоящих инстанций впечатление о неудовлетворительной идеологической ситуации на подведомственной им территории.

Дальнейший ход событий по «делу Ключникова» выглядел следующим образом. В июне 1980 г. он подал заявление о снятии взыскания. О последующем можно судить по решению бюро Советского райкома КПСС от 23 сентября 1980 г.: «Первичная партийная организация Сибирского отделения издательства “Наука“решением от 21.08.80 г. просила райком партии снять с т. Ключникова Ю.М. строгий выговор с занесением в учетную карточку <…>. Партийная комиссия решила поддержать просьбу партийной организации, но на бюро райкома выяснилось, что т. Ключников Ю.М. до конца правильных выводов не сделал, по отдельным вопросам по-прежнему придерживается идеалистических взглядов, противоречащих принципов марксистско-ленинской философии». В связи с этим бюро райкома постановило: «В просьбе партийной организации о снятии взыскания с т. Ключникова Ю.М. отказать. Указать партийной организации Сибирского отделения издательства “Наука“на формальный подход при рассмотрении персонального дела Ключникова Ю.М.» (27)

Можно предположить, что такой негативный поворот в ходе событий был обусловлен не только поведением Юрия Михайловича на указанном заседании, но и тем, что его, ввиду отсутствия И. А. Лаврова, вел второй секретарь райкома Н. А. Соловых (канд. физ.-мат. наук, выпускник НГУ). По общему мнению, это был довольно догматичный и негибкий руководитель, не раз зарекомендовавший себя таким образом в различных непростых ситуациях.

Прошел еще больше года и опальный редактор вновь попытался снять с себя партийное взыскание. О том, к чему это привело, можно судить по протоколу заседания бюро Советского райкома КПСС от 1 декабря 1981 г. Там отмечалось: «В связи с тем, что Ключников Ю.М. не сделал для себя должных выводов, его идейные воззрения остались такими же, в снятии партийного взыскания ему было отказано. Более того, было предложено рассмотреть вопрос на общем собрании о пребывании Ключникова Ю.М. в рядах КПСС, учитывая, что Ключников Ю.М. за время с марта 1979 г., данное ему для обдумывания своего отношения к марксистко-ленинской идеологии, не изменил своих взглядов в отношении теории “Живой этики“, а также философских положений Н.К.Рериха, Е.Блаватской, по-прежнему придерживается идеалистических взглядов, противоречащих принципам марксистско-ленинской философии. Увлечение “Живой этикой“и другими произведениями “восточной мудрости“не могло не сказаться отрицательно на производственной деятельности Ключникова Ю.М. За последнее время т. Ключников Ю.М. стал пренебрежительно относиться к работе <…>. При рассмотрении персонального дела на бюро и партийном собрании т. Ключников Ю.М. вел себя нетактично, грубил и допускал оскорбления в адрес коммунистов <…>. Партийное собрание решило исключить т. Ключникова Ю.М. из членов КПСС» (28).

Бюро райкома утвердило это решение, вскоре после чего Ключников был уволен со своей скромной должности редактора. Однако далее дело приняло неожиданный оборот, что вновь подтверждает ранее высказанное предположение о неоднозначной позиции различных партийных инстанций, их нежелании чрезмерно обострять идеологический конфликт.

Этот энтузиаст «Живой этики» обратился с апелляцией в Новосибирский горком КПСС, которая и была рассмотрена на заседании бюро горкома 11 января 1982 г. В решении данного партийного органа были повторены все ранее высказанные обвинения, в том числе и в «нетактичном поведении». В качестве наиболее нетерпимого примера последнего сообщалось, что Ключников «на вопрос члена бюро Советского райкома КПСС, доктора наук, ныне члена-корреспондента Академии наук СССР т. Накорякова ответил оскорблением, назвал его “научным мракобесом“».

Однако после всех этих обвинений бюро горкома постановило: «Принимая во внимание заявление т. Ключникова Ю.М. на бюро горкома об осуждении своего неправильного поведения и заверения, что он твердо стоит на марксистско-ленинских позициях, а также учитывая его обещание впредь трудиться добросовестно и активно выполнять партийные обязанности, во изменение постановления бюро Советского райкома КПСС от 1 декабря 1981 г. восстановить Ключникова Ю.М. членом КПСС с сентября 1959 г., указав ему на неправильное, нетактичное поведение в партийной организации и на бюро райкома КПСС» (29).

Разумеется, заслуживает особого анализа вопрос о причинах такой «снисходительности» более высокой партийной инстанции в сравнении с непреклонной позицией низовой партийной организации и райкома КПСС. Определенный свет на это проливает интервью, взятое автором данной статьи в январе 2004 г. у И. Ф. Цыплакова, который в рассматриваемый период был одним из секретарей Новосибирского горкома КПСС, – он непосредственно «курировал» Академгородок.

Как вспоминает этот ветеран КПСС, получив материалы рассматриваемого «дело», он затребовал всю имеющуюся литературу по Рериху, получил ее в виде микрофильмов и несколько недель читал ее с помощью лупы. В результате пришел к выводу, что особого криминала в действиях «инициативной группы» не имеется, – это и определило его позицию на соответствующем заседании бюро горкома.

В принципе такая версия представляется вполне правдоподобной, принимая во внимание человеческие и гражданские качества Ивана Федоровича Цыплакова. Он хорошо известен в Новосибирске не только как замечательный краевед, автор многих книг по истории нашего города, но и в высшей степени порядочный человек.

В дополнение к этому можно высказать гипотезу, что, наряду с личными факторами, в данной ситуации могли сказаться и некоторые более фундаментальные причины. Одна из них уже отмечалась ранее, – это незаинтересованность партийных инстанций в чрезмерном обострении вопроса, нежелание «выносить сор из избы». Возможно, здесь сказалось и дававшее порой о себе знать некоторое различие в подходах обкома и горкома: последний в политико-идеологических вопросах нередко занимал более либеральные позиции, что также вполне понятно: ведь объектом его воздействия было население индустриального мегаполиса, в том числе масса инженерно-технической и научной интеллигенции, по отношению к которой, естественно, необходима была определенная гибкость.

Разумеется, как и ранее рассмотренном случае, объективная реконструкция исторической ситуации предполагает обращение не только к документам, но и к разнообразным свидетельствам современников. Особый интерес представляет в этом плане интервью, которое автор взял у Р. С. Русакова в 2004 г., – Роберт Сергеевич в то время являлся директором Сибирского отделения издательства «Наука». В своем рассказе об этих событиях он прежде всего напомнил, что издательство в то время являлось большим коллективом, включавшим более 100 чел., – только редакторов было 42 чел. Что касается Ю. М. Ключникова, то по словам ветерана, тот показал себя как «человек развитой, с разносторонними интересами». Под его руководством выходила интересная стенная газета. Но он манкировал своими обязанностями, в сязи с чем заведующая редакцией общественно-политической литературой Т. М. Назарянц не раз ставила вопрос о его увольнении, на что директор отвечал: «Ну как я его выгоню». По словам Роберта Сергеевича, были в Юрии Михайловиче также моменты снобизма, высокомерия, что проявилось, например, в стихотворении, помещенном им в стенгазете, где члены коллектива обвинялись в том, что они, как коровы, жуют траву, в то время как надо смотреть на звезды. Однако все это не выходило за определенные рамки и не приводило к конфликтам в коллективе.

Согласно приведенным свидетельствам, обострение ситуации было обусловлено действиями соответствующих инстанций: все указания по этому делу давались в отделе науки и высших учебных заведений обкома КПСС, куда представители издательства неоднократно вызывались по этому поводу. Особую роль играл зам. зав. названного отдела, который отличался особенно консервативными взглядами и всячески раздувал это дело…

Дополнительные свидетельства «другой стороны» были получены в интервью, взятом у Ю. М.Ключникова автором данной публикации 15 января 2004 г. В ходе беседы Юрий Михайлович прежде всего подчеркнул, что основным инициатором раздувания рассматриваемой истории стал тогдашний секретарь обкома по идеологии М. С. Алферов. Последний даже давил на КГБ, чтобы довести «возмутителей спокойствия» до ареста или помещения в «психушку». По свидетельству тогдашнего начальника «идеологического отдела» областного управления КГБ, партийный деятель ему не раз звонил по этому поводу. Этот работник госбезопасности хорошо знал Ю. М. Ключникова и, убедившись, что в письме нет «антисоветчины», сказал представителю обкома: «Это не по нашей части, а по вашей» (т.е. по идеологической).

По словам Ю. М. Ключникова, в ходе затянувшегося разбирательства он направил в ЦК КПСС ряд писем с разъяснением своей позиции, что лишь дополнительно «подлило масла в огонь». Как он говорит, особое возмущение руководящих товарищей вызвало содержавшееся в одном из писем предупреждение, что КПСС в ближайшее время рухнет, если не встанет на предлагаемый путь духовного обновления…

Еще один характерный человеческий штрих: по словам Ю. М. Ключникова, в конечно итоге он благодарен своим гонителям, которые по-своему помогли ему начать новую жизнь, развернуть свой духовный потенциал. В противном случае, как он говорит, можно было всю жизнь «остаться серым чиновником»…

В какой-то мере по сходному сценарию проходило также весьма затянувшееся разбирательство персонального дела Ю. Г. Марченко. В феврале 1979 г. на партийном собрании Института истории, филологии и философии этому младшему научному сотруднику был объявлен строгий выговор с занесением в учетную карточку /30/. Через год с небольшим, в мае 1980 г., на партийном собрании названного института рассматривался вопрос о снятии этого взыскания. Следует отметить, что к тому времени Юрий Григорьевич был уволен из Института (за «невыполнение плана научной работы») и к моменту собрания был безработным.

Созданная для рассмотрения этого вопроса комиссия под председательством доктора философ. наук В. В. Целищева высказалась против снятия выговора. В ходе собрания большинство его участников также были настроены весьма негативно. Из всех участников собрания за снятие взыскания высказался только докт. философ. наук В.И.Бойко, который сказал: «У Марченко Ю. Г. нет махрового идеализма, есть заблуждения. Вношу предложение снять партийное взыскание».

Казалось дело было предрешено, и тут вдруг неожиданно подал голос директор института академик А.П.Окладников. Он сказал: «Проблема сложная, человеческая, решить ее не просто. Марченко получил свое за невыполнение плана – он не работает в институте. Он мог бы нас обмануть, но он не скрыл колебания, свои сомнения. Он старался решить проблему, марксист ли он? Это делает честь ему как человеку – готовность идти на жертву ради идеи, даже если она неправильна. Поиск в этом направлении не есть зло. В самом процессе размышления о сложности человеческой природы есть много привлекательного. За честное признание ошибок, за порядочность его обвинять нельзя. Я считаю, что лучше не подталкивать человека в пропасть, не обрывать его связи с партией, а помочь ему исправиться. Задача партбюро и парторганизации – способствовать просвещению Ю.Г.Марченко. Нужно дать ему возможность творческой работы в школе, в университете, техникуме и т.д. Хорошо, что комиссия нашла мужество решить вопрос не однозначно. Решается судьба человека и очень важно решить ее правильно».

Это выступление мгновенно разрядило сгустившуюся атмосферу: в ходе состоявшегося после этого голосования было принято решение о снятии взыскания (41 голос против 13) (31).

Разумеется, весьма интересен вопрос о причинах такого неожиданного демарша академика, по поводу чего среди сотрудников гуманитарных институтов Академгородка циркулируют определенные устные версии. В частности, отмечается, что Алексей Павлович давно был связан с рериховским движением и конечно не мог не понимать, что в рассматриваемом вопросе нет идейного «криминала». Вероятно, на предшествующем этапе его позиция определялась прежде всего прагматическими соображениями, статусом в академической иерархии. Помимо этого, высказывается предположение, что на изменение позиции академика могла повлиять состоявшаяся незадолго перед рассмотренным собранием его поездка в Индию, общение с С. Н. Рерихом, более глубокое знакомство с духовным наследием Рерихов.

Что говорят о ходе событий в Институте истории, филологии и философии сами их участники? В беседе, состоявшейся в марте 2004 г., Ю. Г. Марченко основную ответственность за обострение ситуации возложил на партийные органы. По его словам, особую активность здесь проявил секретарь советского райкома КПСС (ответственный за идеологическую работу), который на одном из заседаний, в частности, сказал что ни в коем случае нельзя допускать Марченко к работе со студентами. Как вспоминал Юрий Григорьевич, это лишь укрепило его решимость в отстаивании свой позиции. Будучи уволен из академического института, он работал кровельщиком и в то же время бегал по занятиям – вел «за гроши» семинары в институтах, нередко пряча за спину порезанные на работе руки.

По его утверждению, рассматриваемые события получили определенный международный резонанс – «радиоголоса» передавали, что «в Академгородке готовится идеологический переворот». При этом ход событий находился под самым пристальным вниманием ЦК КПСС. На партийном собрании в Институте истории, филологии и философии присутствовали два представителя центральных газет, – возможно на каком-то этапе предполагались разгромные публикации в прессе. После данного собрания Юрий Григорьевич, как он вспоминает, стоял в коридоре около «рериховского стенда» и слышал, как А. П. Окладников, провожая корреспондентов, обращал их внимание на то, что в ходе разбирательства Ю.Г. Марченко откровенно рассказал о своих духовных поисках и сомнениях…

Ценные штрихи в реконструкцию рассматриваемых событий вносят устные свидетельства Л. П. Якимовой, у которой было взято интервью в феврале 2006 г. Как известно, она является известным литературоведом, доктором филол. наук. В то время Людмила Павловна была членом партийного бюро Института истории, филологии, философии СО АН СССР, ей и было поручено возглавить комиссию по «делу» Марченко для доклада на соответствующем партийном собрании. Наша собеседница отметила, что достаточно хорошо помнит рассматриваемые события, хотя никаких документов по этому поводу у нее не имеется. Она подчеркнула, что в целом большинство участников обсуждений с пониманием относились к ситуации, не склонны были обострять ее. Соответствующие санкции предпринимались без какого бы то ни было озлобления, в соответствии с существовавшими «правилами игры».

Она вспоминает, что сама с большим сочувствием относилась к Ю. Г. Марченко и всячески стремилась помочь ему. Именно она представляла его дело на «партийной комиссии» райкома КПСС и настолько решительно защищала Юрия Григорьевича, что вызвала недовольные реплики ветеранов КПСС, членов комиссии, примерно следующего содержания: «Теперь понятно, почему в этом институте имеют место такие выступления».

Об отсутствии какой-то предвзятости к участникам рассматриваемого дела, по словам Л. П. Якимовой, свидетельствует и то, что ее монографию в Сибирском отделении издательства «Наука» редактировал Ю. М. Ключников, и у них было полное взаимопонимание…

Из числа авторов «Записки» И. А. Калинин был единственным, действия которого разбирались за пределами Академгородка – в соответствии с местом его производственной деятельности. Шестого марта 1979 г. бюро Дзержинского райкома КПСС рассмотрело его персональное дело. В его решении по этому поводу, в частности, указывалось: «Подписавшись под данной Запиской, Калинин И. А. тем самым заявил об отходе от марксизма-ленинизма, что не совместимо с пребыванием в рядах Коммунистической партии. Поэтому партийная организация треста “Химэлектромонтаж“справедливо исключила его из членов КПСС. Однако после обсуждения поступка Калинина в партийной организации и неоднократных личных бесед с ним коммунистов он написал заявление на имя райкома КПСС, в котором признает идеологические отклонения записки от марксизма-ленинизма, а также заявляет, что безотлагательно возьмется за глубокое изучение философских произведений Маркса, Энгельса, Ленина и просит оставить его в партии». В связи с этим бюро райкома решило ограничиться вынесением И.А.Калинину строгого выговора с занесением в учетную карточку (32).

Судя по имеющимся в нашем распоряжении документам, из числа других «подписантов» не подверглись санкциям П. П. Лабецкий и В. И. Новожилова. Видимо, это было обусловлено прежде всего тем, что они – по стандартам Академгородка – имели невысокий должностной статус и не состояли в КПСС.

Отдельно нужно сказать о Петре Петровиче Лабецком, который занимал в Институте истории, филологии и философии СО АН должность художника и был широко известен среди археологов как замечательный профессионал в области фотографии, был близок к археологической «верхушке».

При этом неортодоксальные взгляды П. П. Лабецкого не были секретом и имели определенный резонанс, о чем, к примеру, свидетельствуют воспоминания академика В. И. Молодина в книге, изданной после кончины Петра Петровича. Вячеслав Иванович пишет там: «Интерес к философским трудам Н. К. Рериха, Е. П. Рерих, Е. П. Блаватской и других мыслителей Востока был не просто хобби П. П. Лабецкого – он, несомненно, был частью его жизни <…>. Мы не раз спорили с Петром (особенно по молодости) на мировоззренческие темы. Причем задирался всегда я, сначала как воинствующий марксист, а с годами просто из интереса. Вряд ли мы переубеждали в чем-то друг друга, но дискуссии такие, думаю, приносили удовлетворение обоим. Безусловно, мы были близки в оценке деятельности Николая Константиновича Рериха» (33).

Таким образом, рассмотренные материалы дают немалую пищу для суждения о идеологических тенденциях и повседневной жизни Новосибирского научного центра в конце «застойного периода». Разумеется, однозначную характеристику рассматриваемых событий дать не просто. Здесь следует иметь в виду целый комплекс факторов, и, прежде всего, ранее отмечавшийся общий социально-политический контекст, связанный с нарастанием в нашем обществе «застойных» тенденций, господством консервативных взглядов и подходов. Естественно, что в таких условиях даже незначительные отступления от общепринятого воспринимались как «покушение на устои». При этом, конечно, необходимо с пониманием относиться к зафиксированным в документам суждениям участников соответствующих мероприятий. Порой они могут оставить впечатление интеллектуальной ограниченности и конформизма. Между тем нельзя забывать, что за исключением коллег И. А. Калинина, здесь фигурируют академгородские интеллектуалы, которые, разумеется, отличались широким кругозором. Так что зафиксированные суждения, видимо, в немалой степени, отражали существовавшие в то время «правила игры».

Кроме того, возможно, участники обсуждений воспринимали «возмутителей спокойствия» прежде всего не как «идейных борцов», а как людей неуживчивых, амбициозных и т. п. В связи с этим следует иметь в виду две стандартные поведенческие модели, характерные для интеллигенции того времени. Одна из них – последовательные конформисты, другая – «играющие в оппозиционность». Последний тип как раз на академгородском материале изображен в прекрасном рассказе Л. П. Якимовой, которая в 1990-е гг. раскрылась не только как ученый-литературовед, но и талантливый писатель. Характеризуя своего «героя», она отмечает важнейшую черту его жизни, в которой «легкое фрондерство было хорошим способом выглядеть значительно» (34).

Анализируя ситуацию, следует подчеркнуть, что негативная реакция на действия «инициативной группы» в существенной мере определялась не только позицией партийно-идеологических структур, но и противостоянием внутри самого рериховского движения. В известной мере отношение к А. Н. Дмитриеву и его единомышленникам в тот момент было наиболее нетерпимым именно со стороны «официальной части» этого движения, что, в свою очередь, влияло на позицию партийных и научных функционеров.

О всей мере этой неприязни в кругу самих последователей Агни Йоги можно, в частности, судить по письмам П. Ф. Беликова. Имя П. Ф. Беликова (1911–1982) как биографа семьи Рерихов, автора многих книг, статей и исследований, хорошо знакомо общественности, занимающейся рериховской тематикой. Как известно, он является автором первой в нашей стране биографии Н. К. Рериха, в свое время изданной в популярной серии «ЖЗЛ» (35).

В своей переписке Павел Федорович следующим образом характеризовал рассматриваемую ситуацию: «В Новосибирске Окладников, Ларичев, Андросова, Маточкин, Спирина и все организаторы Конференции и публикаций о Н. К. – крайне отрицательно относятся к “деятельности” Дмитриева <…>. Последней, создавшей беспрецедентную ситуацию, акцией Дмитриева было составление и представление в официальные государственные и партийные органы “меморандума” “О проблеме создания культурно-научного центра в развитие идей Н.К. и Е.И.Рерих”.

Этот “документ”, по существу, сводится к классически-маниакальной “идее”: выделите нам 200 млн. рублей, дайте свободу рук, и мы построим социализм и спасем мир от глобальной катастрофы. К сожалению, для прикрытия этой маниакальной идеи безответственно использованы имена Н.К. и Е.И. Мало того, для этой же цели использованы и ссылки на Живую Этику. Составители “меморандума” спекулируют авторитетом Н.К., его патриотизмом и камуфлируют его именем свои занятия тантризмом и различного рода “магией” <…>

Как и всякая безответственная, ман[иа]кальная акция, “меморандум” вызвал не только недоумение, но и самые отрицательные последствия. На местах были проведены собрания, авторам “меморандума” вынесены выговоры, Дмитриев был отстранен от должности заведующего. О Н. К. и Е. И. создалось искаженное мнение…» (36)

Одной из проблем, не имеющих однозначного ответа, является вопрос о причинах сугубо негативной реакции на суждения «инициативной группы» со стороны философов СО АН. Как свидетельствуют приведенные документы, их экспертиза сыграла существенную, быть может, решающую роль в определении позиций официальных органов в данной непростой ситуации. А сложность ее, как уже говорилось, помимо прочего, заключалась в том, что, в отличие от многих других случаев, идейное наследие Н. К. Рериха было в какой-то мере официально признано, во всяком случае его взгляды не причислялись к «враждебной идеологии». Поэтому оценить степень правомерности высказываний группы сторонников «Живой этики» было не просто, и здесь было не обойтись без философской экспертизы.

Создается впечатление, что позицию ведущих философов Академгородка нельзя объяснить только конкретными обстоятельствами того времени, поскольку и в настоящее время, видимо, отношение российского философского сообщества к рассматриваемому кругу идей остается достаточно негативным (37).

В заключение следует сказать несколько слов о дальнейшей судьбе героев рассмотренных событий. А. Н. Дмитриев в настоящее время – докт. геол.-минер. наук, автор большого количества научных и публицистических работ, где остро ставятся проблемы экологии и духовного развития. Особое внимание в них уделяется фундаментальным изменениям в климате нашей планеты, которые, согласно его предупреждениям, могут в ближайшее время изменить коренные условия существования земной цивилизации. По мнению А. Н. Дмитриева, лишь радикальное изменение жизненных ориентиров может дать человечеству шанс на выживание. В связи с этим, развивая свои исходные позиции, сформулированные еще более четверти века назад, он обосновывает несостоятельнось потребительской, рыночной системы и говорит о социализме как единственно возможном пути для землян.

Ю. М. Ключников сейчас – известный автор многих философских и поэтических произведений, которые публиковались как в виде сборников, так и в центральных журналах.

Ю. Г. Марченко принял активное участие в одном из первых заметных общественных движений кануна и начала «перестройки» – «трезвенническом». Им был опубликован ряд вызвавших заметный резонанс работ, где намечались ориентиры духовного обновления Россия, – прежде всего на путях Православия.

И. А. Калинин известен в кругах рериховского движения как большой знаток «Живой этики», комментатор философских трудов Н. К. Рериха …

Подводя итоги, следует еще раз попытаться взглянуть на рассматриваемые, относительно локальные события, в более широком контексте. Речь идет о наличии в нашем обществе в то время определенных реформистских сил, попыток найти выход из нараставшего кризиса на пути внутреннего обновления Системы. В связи с этим можно напомнить, что в условиях преобладания в тот период консервативных тенденций некоторые руководящие деятели страны, например, А. Н. Косыгин все же пытались в какой-то мере продолжить прогрессивные реформы, решать назревшие проблемы, не допустить полного застоя.

Видимо, эта линия находила наиболее ощутимую поддержку со стороны части научной элиты, и здесь немалая роль принадлежала Сибирскому отделению Академии наук. Не исключено, что в период «застоя» эта авторитетная структура являлась важнейшим генератором определенных реформаторских инициатив (разумеется, весьма умеренных и осторожных). При этом сами лидеры «Сибирской академии», возможно, и не рассматривали свои предложения в качестве альтернативы официальному курсу. Борьба за научно-технический прогресс, за решение экологических проблем, за опережающее развитие Сибири, – все это мыслилось как «реализация политики КПСС». Однако поскольку реальные действия правящих кругов все более шли вразрез с этими ориентирами, то патриотически настроенные представители научной элиты в какой-то мере оказывались в роли оппонентов этой политики, своего рода «реформаторов поневоле».

Некоторые из деятелей такого рода, похоже, особенно не задумывались о широком общественном контексте своих инициатив и были абсолютно лояльны по отношению к существующей системе. В качестве примера можно привести академика А. А. Трофимука, весьма ортодоксального по своим убеждениям, которому однако волей судеб приходилось идти на резкие конфликты с могущественными силами в ходе борьбы за спасение Байкала и за развитие нефтегазодобывающей отрасли. Другой вариант здесь представлял академик А. Л. Яншин, «главный эколог России», у которая смелая гражданская позиция сочеталась с оригинальным мировоззрением, поддержкой идей В. И. Вернадского и Н. К. Рериха.

С этой точки зрения рассмотренную инициативу сибирских энтузиастов «Живой этики» правомерно рассматривать в данном – более широком контексте реформистских поисков.

Известно, что в тот период реформистский потенциал правящей партии оказался слишком слабы, что привело к торжеству консервативных тенденций, а затем к выдвижению на первый план деструктивных сил и в итоге к разрушению не только существовавшей общественной системы, но и страны…

Проблемы же, поставленные в конце эпохи «застоя» неправомерно рассматривать лишь как достояние истории. Напротив, за прошедшую четверть века их злободневность только усилилась. В настоящее время, как известно, сохраняется опасность дальнейшей духовной деградации страны, а также превращения ее в сырьевой придаток и в экологическую «свалку».

Новое измерение приобретает и проблема свободы научного творчества, – речь идет не только о зависимости ученых от «денежного мешка». Не секрет, что кое-кто под предлогом борьбы со «лженаукой» не прочь ограничить научные дискуссии, монополизировать истину, вновь утвердить «единственно правильное учение»…

С этой точки зрения рассмотренные идейные коллизии в Новосибирском академгородке являются не только фактами истории, но и имеют определенные нити преемственности с современностью…

Примечания

1. См. напр.: Артемов Е. Т. Формирование и развитие сети научных учреждений АН СССР в Сибири. 1944–1980 гг. Новосибирск,1990; Водичев Е. Г. Путь на восток: формирование и развитие научного потенциала Сибири. Новосибирск,1994.

2. Общую постановку этих проблем см.напр.: Дорошенко В., Коршевер И., Матизен В. Новосибирский научный центр: есть ли стратегическая альтернатива? // Отечественные записки. 2002. № 7. С. 259–272; Городок. Ru. Новосибирский Академгородок на пороге третьего тысячелетия: Воспоминания, размышления, проекты. Новосибирск, 2003.

3. Одна из первых работ, содержащих значительный материал об общественно-политической истории Академгородка см.: Борзенков А. Г. Молодежь и политика: возможности и пределы студенческой самодеятельности на востоке России (1961–1991 гг.). Ч. 1–3. Новосибирск,2002.

4. Данный документ впервые был опубликован в кн.: Аникина О.Е. Под небом Уймона. Очерки истории строительства музея Н. К. Рериха. Новосибирск,2002. С. 189–206.

5. В связи с этим можно отметить, что в июне 1991 г. на закрытом заседании Верховного Совета СССР председатель КГБ В. А. Крючков зачитал доклад Ю. В. Андропова, который им был сделан в 1977 г. членам Политбюро ЦК КПСС, где говорилось, что в стране действуют «агенты влияния», которые разрушают наш общественный и государственный строй. И далее В. Крючков от себя добавил, что эти агенты влияния уже привели нашу страну на грань полного развала (Варенников В. Правда о ГКЧП – в деле суда // Завтра. 2006. Сентябрь. № 38).

6. Яншин А. Л., Мелуа А. И. Уроки экологических просчетов, М., 1991. С. 1991. С. 26–27.

7. Там же. С. 105.

8. Академик Александр Леонидович Яншин. Воспоминания. Материалы. В 2-х кн. Кн. 1. М.,2005. С. 17. Названный автор является отв. редактором указанного издания.

9. Там же. С. 32–33.

10. Характерные примеры такого рода дает история Сибирского отделения Академии наук. Напомним, в частности, что устранение одного из «отцов-основателей» СО АН академика С. А. Христиановича с поста заместителя председателя Президиума СО АН СССР (май 1961 г.) было подготовлено при помощи стандартного механизма «персонального дела». После того, как бюро Советского райкома КПСС объявило ему строгий выговор с занесением в учетную карточку за «аморальное поведение», было сочтено недопустимым избрание этого выдающегося деятеля отечественной науки в новый состав Бюро Президиума Сибирского отделения (См. об этом напр: Куперштох Н. А. Академик С. А. Христианович и его роль в создании Сибирского отделения АН СССР // Советская региональная культурная политика: проблемы изучения. Сб. науч.тр. Новосибирск, 2004. С. 180–181).

11. ГАНО. Ф. П-269. Оп. 16. Д. 16. Л. 39.

12. Об этом событии см. напр.:Беляев Илья. Тоша: Русский Будда. Повесть. Основана на реальных событиях. Спб., 2002. В указанной публикации приводятся также некоторые общие данные о политике властей, КГБ в отношении религиозных организаций, в том числе, сторонников восточных учений.

13. ГАНО. Ф. П-5430. Оп. 1. Д. 21. Л. 14–15.

14. Там же. Л. 16.

15. Там же. 21.

16. Кренделев Ф. П., Лучицкая А. И. Игорь Владимирович Лучицкий. М., 2004. С. 184–185.

17. Там же. Л. 23.

18. Там же. Л. 25–26.

19. Там же. Ф. П-269. Оп. 18. Д. 3. Л. 35.

20. Там же. Ф. П-5430. Оп. 1. Д. 21. Л. 225.

21. Дмитриев А. Н. Александр Леонидович Яншин в сценарии социального «апокрифа» // Ваш А. Яншин. Новосибирск, 2004. С. 256, 258.

22. Дмитриев А. Н., Русанов А. В. Крест бытия. Томск–Новосибирск, 2000. С. 126–127.

23. ГАНО. Ф. П-1424. Оп. 1. Д. 26. Л. 113.

24. Там же. Л. 115–116.

25. Там же. Л. 118.

26. Там же. Л. 61.

27. Там же. Ф. П-269. Оп. 18. Д. 16. Л. 45

28. Там же. Оп. 22. Д. 10. Л. 33–34.

29. Там же. Ф. П-22. Оп. 40. Д. 10. Л. 15–17.

30. Там же. Ф. П-5415. Оп. 1. Д. 41. Л. 33.

31. Там же. Д. 42. Л. 64.

32. Там же. Ф. П-44. Оп. 23. Д. 4. Л. 126.

33. Академик Вячеслав Молодин. Памяти товарища // Лазаревич О. В., Молодин В. И., Лабецкий П. П. Н. К. Рерих–археолог. Новосибирск, 2002. С. 95.

34. Якимова Л. П. Жизнь по Карнеги. Рассказ // Сибирские огни. 1994. № 1–2. С. 98.

35. Беликов П. Ф., Князева В. П. Рерих. М., 1972.

36. Беликов П. Ф. Непрерывное восхождение, Т. 2, ч. 2. М., 2003. С. 257–261.

37. Так, одна из участниц философского конгресса «Философия и будущее цивилизации» отмечает: «Упоминание имени Е. П. Блаватской, Рерихов в академической среде еще может вызывать неадекватную реакцию. Например, мне не хотелось бы акцентировать внимания на этом обстоятельстве, но не могу не отметить, что на своей секции усилиями председательствующей я была лишена возможности выступить по ранее заявленной теме “Ключевые принципы образования Учения Живой Этики“, под предлогом, что тезисы и так опубликованы. Странный аргумент, если учесть что у других выступавших – тоже были опубликованы. В данном случае я не провожу никаких аналогий, возможно они здесь и неуместны. Но в целом, говоря о проблеме (я же занимаюсь исследованиями в этой сфере пятнадцать лет, и мне доводилось бывать в ситуациях и открытого резкого неприятия этого мировоззрения), сложность ее заключается в том, что уважаемые коллеги, имея даже явно недостаточные знания по затрагиваемой теме, порой готовы к очень эмоциональному, категоричному протесту, уже только потому, что это не есть привычное им видение мира» (Святохина Г. Б. Живая этика – актуальное учение современности // Вестник Российского философского общества. 2006. Вып. 2 (38). С. 138–141. Автор – канд. филос. наук, доц. Уфимского гос. института сервиса).

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить