Художник и Поэт: творчество Лилии Ивановны и Юрия Михайловича Ключниковых
Инакомыслие в новосибирском академгородке: 1979 год - Страница 9 Печать E-mail
Автор: Кузнецов И. С.   
Индекс материала
Инакомыслие в новосибирском академгородке: 1979 год
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
Страница 7
Страница 8
Страница 9
Страница 10
Страница 11
Страница 12
Страница 13
Страница 14
Все страницы
Вопросы к ю. М. Ключникову и его ответы:

Фалалеев Б. Н.Какое ваше отношение к оценке теории «Живой этики» философами из институтов СО АН СССР?

– Они не читали материалы о «Живой этике».

Базюк М. В.Ключников сам не разбирается в вопросах «Живой этики». Как же Вы, Юрий Михайлович, собираетесь читать лекции работникам ЦК КПСС о «Живой этике»?

– Даже Н. К. Рерих не разобрался до конца в этом учении. В идеологической части учения о «Живой этике» допущены ошибки. Я могу говорить только о практической деятельности в свете учения о «Живой этике».

Павлова К. Д.Ключников говорит, что пропаганда теории «Живой этики» он не ведет, а письма в различные институты пишет. Как это расценить?

– Нигде я публично не выступал, а писал в партийные органы. Это не возбраняется.

Павлова К. Д.Вы, Юрий Михайлович, предлагаете изучать теорию «Живой этики». Где есть публикации по этому вопросу?

– Публикаций по «Живой этике» нет.

Лысая Е. Л.В своем выступлении Вы ссылались на писателя Солоухина. О какой книге Солоухина идет речь? Приведенная Вами цитата – это слова героя книги или самого автора?

– Это высказывание самого Солоухина в его публикациях «Камушки на ладонях».

Фалалеев Б. Н.От какой опасности Вы хотите спасти наше общество?

– Я не собираюсь никого и ничего спасать, но есть программа сохранения экологической системы.

Сницаренко А. А.А кто-нибудь еще занимается вопросами сохранения экологической системы, кроме сторонников теории «Живой этики»?

– Занимаются, но очень мало.

Лойко Е. А. В каких трудах В. И. Ленина отмечается учение о «Живой этике»?

– Ни в каких!

Беседина В. А. Произведения о теории «Живой этики» не печатаются. Откуда Ю. М. о них так подробно знает и пытается нам рассказать? Сам он об этом учении досконально не знает и подробно в нем не разобрался. Вы, Ю. М., запутались сами и нас пытаетесь путать. Если бы в этом учении было что-то ценное, то классики марксизма-ленинизма не преминули бы упомянуть о нем в своих трудах. Почему Вы не пропагандируете классиков марксизма-ленинизма? Об охране природы, окружающей нас среды писали и пишут в нашей печати.

– Член ЦК БКП т. Живкова (дочь Тодора Живкова) в издании «Огонька» выпустила книжку, в которой тоже говорится о «Живой этике», т.е. о красоте окружающей природы, о ее охране.

Выступления:

Павлова К. Д.Юрий Михайлович обвиняет нас в том, что мы к нему не честно подошли. На протяжении нескольких лет мы к нему подходили снисходительно. А честен ли он сам? Судите сами. О том, что не может присутствовать на партийном собрании (прошлом – закрытом) предупредил не за 4 часа, а за 2 часа. Он почему-то пытается подразделять коммунистов нашей партийной организации на коммунистов и членов партбюро. Взгляды его за 2 года не изменились. Он все время требует трибуны для своих выступлений. Нам не стоит касаться подробностей самой теории «Живой этики». Это не наша задача, а нужно обратить внимание на отношение т. Ключникова к нам, коммунистам. Он обвиняет нас в беспринципности при решении вопроса о его пребывании в партии.

Лойко Е. А.На протяжении более двух лет занимаемся делом Ключникова, он же пичкает нас своими идеями, идеями «Живой этики». Мы не читали книг о «Живой этике». Они нам не нужны, они по своей сути идеалистичны, там все трактуется от бога (зачитывает из «Энциклопедического словаря» материалы о Блаватской, теософии). Группа философов из институтов СО АН СССР дала объективную, марксистскую оценку взглядам Ключникова, но как ученые, так и мы для него не авторитет.

Произведения о «Живой этике» нелегальные, в нашей стране они не издаются. Ключников очень вольно обращается с советскими поэтами и писателями. Они не говорят о «Живой этике», а пишут об охране экологической системы на материалистической основе. И болгарская коммунистка Живкова не говорит о «Живой этике», а пишет о значении Н. К. Рериха-художника. Мы ценим Н. К. Рериха как художника. Но не все можем принять из его творчества. Он очень мистичен, его картины насыщены мистицизмом. Они не всегда понятны. Его творчество не идет ни в какое сравнение с творчеством художников-реалистов. Почему такой ему почет. Почему в честь Рериха строится в Алтайском крае центр? А почему не в честь Чехова в Колывани? Он ведь был в этих краях?

К. Маркс и Ф. Энгельс, по всей видимости, знали о Блаватской, т. к. при их жизни она опубликовала свои «произведения». Но о ней они ничего и нигде не писали, а дали оценку теософии в целом.

Поведение Ключникова вызывающе. По его мнению, надо всех переизбрать, т. к. никто его не понимает. Он не смог в райкоме ответить на вопрос о соприкосновении «Живой этики» с марксизмом-ленинизмом. У нас есть одна наука – марксистская. Ее надо изучать, претворять в жизнь. О сохранении окружающей среды говорим, пишем и делаем на практике очень много. Считаю, что Ключников не осознал своих заблуждений, у него убежденность идеалистическая, отказываться от нее он не собирается. Поддерживаю решение партбюро.

Есева Г. А.Юрий Михайлович в своем выступлении правильно сказал, что он никогда не скрывал своих убеждений. И Ваши убеждения, Ю.М., были понятны для членов партбюро еще два года назад. Вам нужно не обвинять партбюро в невежестве и мракобесии за то, что на первом собрании (2 года назад) исключение из партии Вам заменили строгим выговором, а быть благодарным за чуткое и внимательное отношение, за снисходительность, с которой относились к Вам в течение этих двух лет.

На мой взгляд, коммунисты поступили мудро, оставив Ключникова в рядах партии. Два года показали, что ничего не изменилось, и сегодня мы со спокойной совестью можем принять единственно правильное решение об исключении его из рядов КПСС.

Ваши слова т. Ключников, что Вы – коммунист и всегда им будете независимо от решения собрания, не вяжутся с Вашими делами. Достаточно посмотреть на Ваше отношение к служебным обязанностям. Вы утверждаете, что стоите на коммунистической позиции, а трудиться не хотите, манкируете работой. Почему? Может быть учение «Живой этики» запрещает работать? Вы не оправдываете звания коммуниста. Поддерживаю решение партбюро.

Назарянц Т. М.(В отпуске, письмо-выступление зачитывает Н. Ф. Промашкова). В связи с тем, что я уезжаю в отпуск и персональное дело Ю. М. Ключникова будет рассматриваться в мое отсутствие, считаю своим долгом изложить свою точку зрения на рассматриваемый вопрос письменно.

В течение более пяти лет Ю. М. Ключников работает редактором в книжной редакции хорошо, хотя характеристика ему была дана директором Новосибирской кинохроники А. Мамонтовой резко отрицательная (беседа состоялась между мною и Мамонтовой вскоре после приема Ю. М. в издательство). Первое время Ключников проявлял к работе определенный интерес, обращался с вопросами. Я ему помогала во всем, кроме того одну из первых работ – монографию Д. К. Константиновского – контрольно редактировала Д. Г. Харенко. Через некоторое время (года через 1,5–2) Ю. М. заметно сник. На работе в основном дремал, рукописи просматривал бегло, корректуры практически не читал. На мои замечания, попытки активизировать его работу реагировал деликатным равнодушием. Начали поступать первые жалобы авторов (Бойко, Шишкин). Мне было известно, что в этот период у Ю. М. возникло несколько сложностей дома (исключение сына из Томского университета, вынужденный брак дочери, болезнь жены). Кроме того, Ю. М. говорил мне, что в его планы не входит надолго задерживаться в издательстве, т.к. эта работа его не устраивает. По-человечески я ему сочувствовала, помогала в работе, хотя неоднократно упрекала его в недобросовестном отношении к делу. Думала, что временные трудности пройдут и Ю. М. сможет начать трудиться в полную силу. Предполагала, что он тратит время и силы на дополнительный заработок для семьи.

Известие о письме в Новосибирский обком партии, из которого выяснилось, что Ю. М. с группой единомышленников в течение определенного времени занимался изучением «Живой этики», явилось полной неожиданностью для всех сотрудников редакции. Кстати, письмо писалось и выверялось после перепечатки в редакции, но и на сей раз я полагала, что это связано с дополнительным заработком. Незадолго до этого Ю. М. перезванивался с Соломиным, с которым они готовили сценарий для фильма.

Ключников иногда заговаривал в редакции о том, что он с интересом читает книги по восточной философии, иногда пытался излагать некоторые ситуации, рассказывая о Рерихе, Ганди, но все это воспринималось сотрудниками редакции и мною как проявление чисто интеллектуального интереса. Поэтому и на партийном собрании я голосовала за строгий выговор, а не за исключение, уверенная, что захваченный интересом, он увлекается, разобраться не успел, попал под влияние увлеченных людей (об умении быть убедительным его «шефа» Дмитриева я была наслышана и раньше). Да и на собрании он говорил, что многое ему еще не ясно, что он непременно во всем разберется. Я верила в то, что он, окончивший Московскую ВПШ при ЦК КПСС, непременно разберется и сделает правильные выводы. Теперь я с сожаление должна констатировать, что этого не произошло: Ю. М. не только не разобрался, а стал ярым сторонником пропаганды «Живой этики», считает ее высшей ступенью человеческого разума.

Естественно, узнав, что Ю. М. тратит свои силы отнюдь не на заработки для семьи, я стала требовательнее относиться к нему. А он совсем перестал работать. Иногда рабочий день его составлял не более 4–5 часов. С большим трудом удалось лишить его «библиотечного дня», который он использовал совсем не для того, чтобы делать работу, за которую он получает зарплату (я это утверждаю, т. к. не было случая, чтобы Ю.М. за библиотечный день делал хотя бы одну страницу). Я старалась, с одной стороны, давать ему менее ответственные работы, с другой, – контролировать все его работы. Но как же он сопротивлялся! Сколько раз я его предупреждала, чтобы он самым внимательным образом отнесся к политическим оценкам некоторых мест в монографии об Ойунском.Он ничего не желал делать.

Начались серьезные жалобы авторов. Авторы жаловались на хамское, пренебрежительное отношение и полное нежелание редактора работать. Я беседовала с Ю. М., говорила с авторами, но уже начались письменные жалобы в главную редакцию. Отношение Ю. М. к делу видят все сотрудники редакции. Молодые редакторы задают мне вопросы, когда я, наконец, перестану за него работать и обращу на них внимание. А мне, действительно, неудобно за него: седой человек, старше всех в редакции, коммунист, имеющий высшее партийное образование, и не только не служит для всех примером, а напротив, дезорганизует работу, нервирует всех. Он может заявить: «Я завтра не буду на работе, мне надо в библиотеку». На мой вопрос, чем он собирается заниматься в библиотеке, он заявляет, что я слишком много беру на себя.

Последующие поступки Ю. М., в частности, неявка на партсобрание, всем показали, что он ни с кем и ни с чем не желает считаться. Он зарвался.

Относительно Бобрищевой Юрий Михайлович заявляет, что Бобрищев ничего не понял, исказил его разговор. Но ведь мы прекрасно узнали Ю. М. в этом письме, сразу узнали. Он пытается юлить, чтобы избежать вполне законного упрека в вербовке молодой женщины в свою секту.

Во всей истории с Ю.М. меня можно упрекнуть только в одном – в долготерпении. После письма в обком КПСС я стала пресекать какие-либо выступления Ю. М. относительно «Живой этики» и других вопросов. И не только потому, что не желала поддерживать разговоры на подобную тему, но и потому, что была очевидна поверхностность знаний Ю. М. Он не мог ответить ни на один из уточняющих вопросов. Уходил в сторону, а часто переводил разговор на свою любимую тему секса. Он был неинтересен.

Мое отношение к Ю. М. Ключникову сложилось вполне однозначно: человек средних способностей, не реализованных претензий. Ему не мало было дано. Нигде на работе он не смог проявить себя так, как желал, а может быть, не умел работать. Его уволили из радиокомитета, из кинохроники, где он занимал должности старших редакторов, он не стал и редактором научной литературы.

Сейчас он пытается утвердить себя в качестве пропагандиста «Живой этики», даже предлагает себя в качестве лектора по проблемам «Живой этики» для членов ЦК КПСС и в то же время заявляет (в том числе на партбюро), что он еще во многом не разобрался, не все постиг.

Что это? Он не настолько глуп, чтобы не понимать (если он действительно не болен), что его никто всерьез не воспринимает, не собирается приглашать его в ЦК для чтения лекций о «Живой этике».

Может быть, он что-то своей грудью прикрывает? Но что, кого? Неужели только себя? Или он хочет любым способом обратить на себя внимание? Или за этим стоит что-нибудь более серьезное?

Предлагать заменить марксизм-ленинизм «Живой этикой», предлагать искать пути в Шамбалу сейчас, когда пущена в серийное производство нейтронная бомба, когда наше правительство предпринимает огромные усилия по предотвращению Третьей мировой войны, когда империализм идет на все, чтобы разрушить мир социализма (Польша), значит играть на руку империалистической идеологии.

Я в этом убеждена, и поэтому мое решение определенно. Ключников давно перестал быть коммунистом, ему не место в Коммунистической партии, что бы он ни говорил, кем бы он себя не считал.

Русаков Р.С.Юрий Михайлович нагнал на нас страху вопросами и сомнениями. Это хорошо, что такая у него напористость, а на что он напирает? Утверждает, что члены партийного бюро зашли в тупик и своими, видимо, вопросами хочет нас вывести из тупика. 2,5 года он буквально издевается над нами, пишет во все инстанции, вплоть до ЦК КПСС, отнимает время. Своими письмами он разоблачает себя как идеалиста, рериховца. По его представлениям, марксистскую теорию надо отбросить и за основу брать психическую энергию. Ему наши аргументы не нужны, ему страшны наши убеждения, а стремится он к тому, чтобы мы прониклись его идеями. Он считает, что только у него есть правильные взгляды, а мы действуем по указке. Решение нашего партийного бюро правильное.

Базюк М. В.Я согласен с товарищами, что Ключников убежден в идеалистической теории «Живой этики». Разубедить его в ошибочности его взглядов невозможно. Сегодня можно сказать, что у нас появилась фракция, которая автоматически исключает себя из партии. Марксизм-ленинизм тоже пропагандирует нравственные начала. Откровенности и честности со стороны Ключникова нет. Он требовал, чтобы перед ним извинились, а на партбюро он сам всех оскорблял. Он утверждает, что всегда хорошо работал, а это совсем не так (например, в радиокомитете, в телестудии). Он подготовлен теоретически, но его опыт, задатки идут в другую сторону, не на пользу дела. А мог бы хорошо работать. Письмо-выступление т. Назарянц подтверждает, что он работник ненадежный, допускает небрежности, на него поступают жалобы от авторов. Они отказываются с ним работать. Жалобы на его недобросовестную работу поступили и от зав. редакцией. Он лишен премии за срыв работы с рукописью Ю. Л. Аранчина. По его вине книга не выйдет и в этом году. Никакого гонения на него не было, а сам он относился к работе безответственно, доверия к нему нет. Поддерживаю решение партбюро.

Сницаренко Л. А.Каждый пункт Устава КПСС говорит, что Ключников нарушает его. В Уставе сказано, что нерушимы закон жизни КПСС – идейное и организационное единство ее рядов, высокая сознательная дисциплина всех коммунистов, недопустима фракционность и групповщина в партии. Партия освобождается от лиц, нарушающих Программу и Устав КПСС, компрометирующих звание коммуниста. Руководство издательства не выполнило решения партийного собрания о возможности использования Ключникова Ю.М. в общественно-политической редакции. Он должен сказать спасибо, что его держат там и что он пользовался всеми благами, которые дает ему наше государство. Он пренебрежительно относится к коммунистам-пенсионерам, учиняет экзамен, обвиняет в незнании учения о «Живой этике». Считаю, что партийное бюро, в том составе, в каком оно есть, было компетентно решать вопрос о пребывании Ключникова в рядах КПСС. Присоединяюсь к решению партийного бюро.

Ключников Ю. М. Выступающие бросили мне обвинение в неуважении к коммунистам-пенсионерам. Я говорю о пенсионерах, которые потеряли чувство нового. Я не выразил недоверия к коммунистам, я сказал о законности решения партбюро. Из кинохроники я ушел сам, не захотел работать с новым руководством. Я не считаю, что плохо работаю. Одна моя книга удостоена премии Ленинского комсомола. О моей работе много сказано неправды. О книге Аранчина: автор хотел забрать рукопись после беседы с Т. М. Назарянц, заявив, что ее правка рукописи – это глумление над автором и рукописью.

Павлова К. Д.Скажите, Ю.М., каковы Ваши предложения по Вашему персональному делу?

Ключников Ю. М.Почему нарушаете процедуру, т.е. не голосуете мое предложение первым?

Сницаренко А. А.Читает решение партбюро, т.к. оно поступило первым в информации секретаря.

Ключников Ю. М.Заявил, что он не будет присутствовать при процедуре, если не будет первым зачитано его предложение по персональному делу. Он заявил, что уходит с партийного собрания и партийное собрание может принимать решение в его отсутствие.

Ключников Ю. М. демонстративно покидает собрание без разрешения.

Сницаренко А. А.Есть первое предложение – решение партбюро об исключении Ключникова из рядов КПСС за отступление от принципиальных позиций марксистко-ленинской философии, за участие в разработке идеалистических концепций и за активную их пропаганду.

Партийное собрание постановило:

1. Утвердить решение партийного бюро об исключении Ключникова Ю. М. из рядов КПСС (голосовали: за исключение 24 человека, против нет, воздержался 1 человек – Бубенков Ю. П.).

2. Поручить администрации издательства (Русаков Р. С.) рассмотреть вопрос о целесообразности использования Ю. М. Ключникова в качестве редактора в течение в течение трех месяцев (предложение А. И. Роскина).

ГАНО. Ф. П-1424. Оп. 1. Д. 28. Л. 44–61

№ 19

Партийно-производственная характеристика на редактора книжной редакции общественно-политической литературы Сибирского отделения издательства «Наука» т. Ключникова Ю. М.

Рождения 1949 г., украинец, член КПСС с 1959 г., образование высшее (окончил Томский гос.университет и ВПШ при ЦК КПСС), член Союза журналистов СССР.

Тов. Ключников был принят на работу в Сибирское отделение издательства «Наука» в мае 1976 г. редактором из Западносибирской студии кинохроники. В начальный период работы в должности редактора Ключников Ю.М. отредактировал и подготовил в свет ряд книг. В 1978 г. ему руководством отделения была объявлена благодарность.

Позднее Ключников Ю. М. стал небрежно относиться к работе. Ему неоднократно высказывались замечания по качеству редактирования книг, работы с корректором, по фактам нарушения им трудовой дисциплины. В 1979–1981 гг. Ключников Ю. М. допустил при редактировании ряда рукописей серьезные ошибки, за что критиковался на партийном собрании, лишался материального поощрения.

Принимал участие в общественной жизни коллектива. Дважды избирался редактором стенной газеты «Издатель». Работал неровно. Постепенно газета стала выходить нерегулярно. Рекомендации партбюро по улучшению ее содержания не выполнялись.

В 1979 г. Ключникову Ю. М. был объявлен строгий выговор с занесением в учетную карточку за отступление от Программы и Устава КПСС по идеологическим вопросам. После этого решением партбюро он был отстранен от руководства стенной газетой. Однако как коммунисту ему был поручен другой ответственный участок работы – он был избран членом группы народного контроля. Данные ему поручения выполнял.

После поручения партийного взыскания Ю. М. Ключников стал активнее участвовать в работе политсеминара. Однако допускал пропуски и опоздания на занятия.

Первый разбор заявления Ю. М. Ключникова о снятии с него партийного взыскания выявил, что он окончательно отступил от принципов марксистско-ленинской философии, участвует в разработке идеалистической концепций «Живой этики», активно их пропагандирует. При рассмотрении персонального дела Ю. М. Ключникова на партбюро и собрании он вел себя грубо, допускал оскорбления товарищей по партии. На первое партийное собрание по рассмотрению его персонального дела не явился, а со второго собрания демонстративно ушел перед голосованием, предоставив право решать его судьбу без личного присутствия.

Большинством голосов (при одном воздержавшемся) Ю. М. Ключников исключен из партии за отступление от принципиальных позиций марксистско-ленинской философии, участие в разработке идеалистических концепций и активную их пропаганду.

Характеристика дана для представления в Советский райком КПСС. Утверждена на партийном собрании 28 октября 1981 г.

Директор СО изд-ва «Наука» Р. С. Русаков

Секретарь парторганизации Н. Ф. Промашкова

Председатель местного комитета Р. П. Ефимов

ГАНО. Ф. П-1424. Оп. 1. Д. 28. Л. 63–64

№ 20

Из отчетного доклада партбюро на отчетно-выборном партийном собрании Сибирского отделения издательства «Наука» от 28 октября 1981 г.

<…> А теперь немного об ошибках, допущенных в идеологической работе. Это и выпуск недоработанных в идейном отношении книг (назывались уже). Это и отступление члена партии редактора Ключникова Ю. М. от Устава и Программы КПСС по идеологическим вопросам. На состоявшемся 24 сентября 1981 г. закрытом партийном собрании принято единогласно при одном воздержавшемся решение об исключении его из рядов КПСС. Сейчас партбюро готовит документы для рассмотрения на партийной комиссии, а затем на бюро Советского райкома партии. Хочется верить, что решение нашего собрания будет утверждено. Перечитывая все материалы по персональному делу, еще раз убеждаешься, что нами принято правильное решение. В нравственной практике советских людей вызывают определенное уважение те, кто совершая промах, ошибку, не обвиняют в ошибках кого-то, а честно признают и искупают свои ошибки. «Однако ни на йоту не изменил своих убеждений», – утверждал Ю. М. Ключников год назад, не изменил он их и за этот год – утверждаем мы. Он только на словах стоит на позициях марксизма-ленинизма, но настойчиво защищает учение «Живой этики» – видит в этом спасение судеб человечества. Для нас, коммунистов, единственно верным учением является марксистско-ленинская теория, дающая возможность осветить перспективу нашего движения вперед светом научного предвидения. Соблюдение только простой справедливости в узких рамках «не делай другому зла», которое проповедует Ю. М. Ключников, неприемлемо с точки зрения марксизма-ленинизма, говорится в Программе КПСС…

ГАНО. Ф. П-1424. Оп. 1. Д. 28. Л. 99–100

№ 21

Из протокола заседания бюро Советского райкома КПСС от 1 декабря 1981 г.

Персональное дело т. Ключникова Ю. М.

Ключников Юрий Михайлович, рождения 1930 г., член КПСС с сентября 1959 г. (партийный билет на руках), украинец, служащий, образование высшее, окончил Томский государственный университет в 1954 г., Высшую партийную школу в Москве при ЦК КПСС в 1966 г., состоял в ВЛКСМ с 1950 по 1958 г., работает редактором книжной редакции общественно-политической литературы Сибирского отделения издательства «Наука». Имеет строгий выговор с занесением в учетную карточку за отступление от принципиальных позиций марксистско-ленинской философии, участие в разработке идеалистических концепций, объявленный Советским райкомом КПСС г. Новосибирска 13 марта 1979 г.

Первичная партийная организация Сибирского отделения издательства «Наука» решением от 24 сентября 1981 г. исключила Ключникова Ю. М. из членов КПСС за отступление от принципиальных позиций марксистско-ленинской философии, участие в разработке идеалистических концепций, их активную пропаганду.

Существо дела

9 июня 1981 г. в партийное бюро поступило заявление т. Ключникова Ю. М. с просьбой рассмотреть вопрос о снятии с него партийного взыскания. Заявление Ключникова Ю. М. обсуждалось на заседании партийного бюро 23 июля 1981 г. В связи с тем, что Ключников Ю. М. не сделал для себя должных выводов, его идейные воззрения остались такими же, в снятии партийного взыскания ему было отказано. Более того, было предложено рассмотреть вопрос на общем собрании о пребывании Ключникова Ю. М. в рядах КПСС, учитывая, что Ключников Ю. М. за время с марта 1979 г., данное ему для обдумывания своего отношения к марксистко-ленинской идеологии, не изменил своих взглядов в отношении теории «Живой этики», а также философских положений Н. К. Рериха, Е. Блаватской, по-прежнему придерживается идеалистических взглядов, противоречащих принципам марксистско-ленинской философии. Увлечение «Живой этикой» и другими произведениями «восточной мудрости» не могло не сказаться отрицательно на производственной деятельности Ключникова Ю. М. За последнее время т. Ключников Ю. М. стал пренебрежительно относиться к работе. Ему неоднократно высказывались замечания по поводу редактирования книг, работы с корректурой, по фактам нарушения им трудовой дисциплины. В 1979–1981 гг. допустил при редактировании ряда рукописей серьезные ошибки, за что критиковался на партийных собраниях, лишался материального поощрения.

При рассмотрении персонального дела на бюро и партийном собрании т. Ключников Ю. М. вел себя нетактично, грубил и допускал оскорбления в адрес коммунистов. На первое собрание он не явился, а со второго собрания демонстративно ушел перед голосованием без разрешения.

Партийное собрание решило исключить т. Ключникова Ю. М. из членов КПСС .

Дело поступило в райком партии 2 ноября, рассмотрено на заседании партийной комиссии при райкоме КПСС 25 ноября 1981 г. в присутствии т. Ключникова Ю. М. Партийная комиссия поддерживает решение партийной организации.

Решение:

Утвердить решение первичной партийной организации Сибирского отделения издательства «Наука» от 24 сентября 1981 г., исключить т. Ключникова Ю. М. из членов КПСС за отступление от принципиальных позиций марксистско-ленинской философии, нетактичное поведение на бюро райкома КПСС.

Предложить директору Сибирского отделения издательства «Наука» т. Русакову Р. С. рассмотреть вопрос о целесообразности использования Ю. М. Ключникова в качестве редактора книжной редакции общественно-политической литературы.

ГАНО. Ф. П-269. Оп. 22. Д. 10. Л. 33–35

№ 22

Из протокола заседания Новосибирского горкома КПСС

от 11 января 1982 г.

Апелляция Ключникова Ю. М. на постановление бюро Советского райкома КПСС от 1.12.81. об исключении его из партии.

Докладывает Тясто, Ключников присутствует.

Ключников Ю.М., 1930 г.рождения, состоял членом КПСС с сентября 1959 г. по декабрь 1981 г., украинец, служащий, образование высшее, окончил Томский государственный университет в 1954 г., ВПШ при ЦК КПСС в 1966 г., состоял в ВЛКСМ с 1950 по 1958 г. В момент привлечения к партийной ответственности работал редактором общественно-политической литературы Сибирского отделения издательства «Наука». В настоящее время не работает. Имеет строгий выговор с занесением в учетную карточку за отступление от принципиальных позиций марксистско-ленинской философии, разработку идеалистических концепций, объявленный Советским райкомом КПСС г. Новосибирска 13 марта 1979 г.

Первичная партийная организация Сибирского отделения издательства «Наука» 24 сентября 1981 г., бюро Советского райкома КПСС 1 декабря 1981 г. своими решениями исключили Ключникова Ю. М. из членов КПСС за отступление от принципиальных позиций марксистско-ленинской философии, нетактичное поведение на бюро райкома КПСС.

Бюро райкома КПСС предложило директору издательства «Наука» рассмотреть вопрос о целесообразности использования Ключникова Ю. М. в качестве редактора общественно-политической литературы.

Ключников подал апелляцию в горком КПСС 15 декабря 1981 г., дело поступило 16 декабря 1981 г., рассмотрено на заседании партийной комиссии при горкоме КПСС 7 января 1982 г. в присутствии Ключникова Ю. М.

Существо дела: 9 июня 1981 г. Ключников обратился в партбюро с заявлением о снятии с него партийного взыскания. 23 июля 1981 г. партийное бюро издательства «Наука», обсудив его, пришло к выводу, что Ключников не сделал для себя правильного вывода из объявленного ему партийного взыскания и отказало ему в просьбе. Более того, поставило на партийном собрании вопрос о пребывании Ключникова в рядах КПСС, мотивируя это тем, что у Ключникова с марта 1979 г. было достаточно времени для обдумывания своего отношения к марксистско-ленинской идеологии, но он не изменил своих взглядов в отношении «учения живой этики», теософии Е. Блаватской, идеалистических, мистических взглядов Н. К. Рериха, противоречащих принципам марксистско-ленинской философии. Скрытое увлечение «восточными мудростями» отрицательно сказалось на отношении Ключникова к труду и общественной работе.

В период рассмотрения персонального дела Ключников вел себя нетактично, вызывающе, перед голосованием ушел с партийного собрания 24 сентября 1981 г., на вопрос члена бюро Советского райкома КПСС, доктора наук, ныне члена-корреспондента Академии наук СССР т. Накорякова ответил оскорблением, назвал его «научным мракобесом»».

Принимая во внимание заявление т. Ключникова Ю. М. на бюро горкома об осуждении своего неправильного поведения и заверения, что он твердо стоит на марксистско-ленинских позициях, а также учитывая его обещание впредь трудиться добросовестно и активно выполнять партийные обязанности, во изменение постановления бюро Советского райкома КПСС от 1 декабря 1981 г. восстановить Ключникова Ю.М. членом КПСС с сентября 1959 г., указав ему на неправильное, нетактичное поведение в партийной организации и на бюро райкома КПСС.

Поручить Советскому райкому КПСС оформить выдачу тов. Ключникову Ю. М. партийного билета.

ГАНО. Ф. П-22. Оп. 40. Д. 10. Л. 15–17

Приложения

№ 1

Из воспоминаний ю. М. Ключникова

<…> В бытность мою в рядах КПСС, а я состоял в ней до самого последнего времени, (когда иные из тех, кто обвинял меня в религиозном отступничестве и исключал из нее в 1979 г., через двенадцать лет сами сдавали или жгли партийные билеты), – так вот с 1979 по 1981 год я пытался убедить партийных функционеров, что КПСС не выживет, если не сумеет опереться на осмеянные ею религиозно-духовные начала в человеке. Но не был услышан…

<…> Вопросы философии интересовали меня давно. Я учился в Москве (это были 60-е годы), в одном привилегированном учебном заведении *, где была великолепная библиотека, Два года моей учебы я потратил, главным образом, на изучение западноевропейской философии <…>. Позднее <…> вышел на Агни Йогу. Это были уже 70-е годы. Агни Йога настолько меня ошеломила, покорила, что, как всякий прозелит, я стал размахивать этими книгами и восклицать: «Боже мой, есть ответ на все вопросы о смысле жизни! Почему люди не берут их на вооружение!» В это время я и мои единомышленники стали строить музей Н. К. Рериха на Алтае, в селе, в котором проходила месячная стоянка Трансгималайской экспедиции Рерихов. Одновременно со строительством мы предложили Сибирскому отделению Академии наук программу для работы будущего музея как научной единицы, занимающейся вопросами философии, этики, морали, проблемами тонких энергий и многим другим. Реакция была совершенно неожиданной – нас стали обвинять в религиозном идеализме. Поскольку я был выпускником отделения журналистики Высшей партийной школы, мне это не могло «сойти с рук». Два с половиной года меня терзали: исключали из партии, восстанавливали, требовали покаяния, отказа от своих взглядов. Я не покаялся. Всего прошел через 70 (!) собраний. В общем пришлось худо, но эта негативная сторона жизни оказалась и полезной, поскольку сдавленный со всех сторон, я имел только одну возможность – идти по тому верному направлению, которое избрал. И эта прочистка способствовала более быстрому духовному созреванию. Меня уволили с работы. Лет пять я

работал грузчиком на хлебозаводе…

Ключников Ю. Белый остров. М., 2000. С. 595, 385–387 **

------------------------------------------

* Имеется в виду Высшая партийная школа при ЦК КПСС.

** Данное издание представляет наиболее фундаментальную книгу Ю. М. Ключникова, где опубликованы его стихи, интевью и публицистика.



 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить